ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Есть или не есть

Москва выявляет в продуктах трансгены не так, как Европа.

По последним данным немецкого Федерального института анализа рисков, за последние пять лет общая площадь, засеянная трансгенными культурами, возросла в мире более чем в 50 раз и составила 100 млн га. Эти цифры были представлены вчера на конференции по проблемам ГМО, организованной Международной конфедерацией обществ потребителей (КонфОП). Самые жаркие дебаты разгорелись на ней по проблеме, касающейся маркировки генно-модифицированной продукции.
Трансгены ширятся и множатся. В основном это кукуруза в Бразилии и Аргентине, хлопок в Китае, рапс в США. В ЕС ГМ-культуры тоже выращивают, однако в гораздо меньшем количестве, и идут они на корм для скота. При этом европейские государства четко контролируют все продукты, содержащие ГМО, и не допускают в продажу те, в которых трансгенов более 0,9%.
Россия, в общем-то, движется в том же направлении. Но у нас не запрещают, а предупреждают. С 1 сентября по постановлению Роспотребнадзора все продукты, содержащие более 0,9%, должны иметь специальную маркировку. Вступившее в силу с 1 июля постановление столичного правительства обязывает производителей и продавцов добровольно и за свой счет тестировать в уполномоченных властями 16 лабораториях пищевую продукцию на отсутствие в ней ГМО. Однако принятая в мегаполисе методика определения наличия в продуктах трансгенов не вызывает доверия ни у пищевиков, ни у научного сообщества.
«Московские чиновники настаивают на качественном, а не количественном методе изучения продуктов на предмет содержания ГМО, – пояснил исполнительный директор ассоциации «Русбрэнд» Алексей Поповичев. – То есть, если в продукте обнаружится хотя бы одна молекула, производитель должен поставить на свой товар значок «Содержит ГМО». Такой метод не учитывает, что модифицированные компоненты могут оказаться там случайно. К примеру, такое может быть при перевозке пшеницы или кукурузы в контейнерах, где до того было зерно с ГМО».
По словам председателя правления КонфОП Дмитрия Янина, московский метод вступает в противоречие с устоявшейся мировой практикой, в первую очередь с европейской. Количественный анализ, принятый в ЕС, гарантирует, с одной стороны, высокий уровень информированности потребителей, создает жесткие рамки для производителей, но в то же время ограждает добросовестных производителей от избыточного контроля, убежден г-н Янин.
Глава комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмила Стебенкова приводит на это свои аргументы. «Не надо делать из России помойку и свозить сюда все, что негоже. ГМО либо есть, либо нет. Качественный метод – наша уникальная российская разработка – позволяет определить это», – отмечает она. Максим Вонский, научный сотрудник ВНИИ метрологии, замечает, в свою очередь: «При таком подходе можно определять ГМО только в монопродуктах, тем более надо учитывать большую вероятность погрешности».
Между тем, по данным КонфОПа, уже сейчас некоторые регионы используют проблему трансгенов как повод для борьбы с более конкурентоспособными производителями из других регионов. Происходит это из-за отсутствия четкого государственного контроля, считает г-н Янин. А предложенная московским правительством система маркирования не вносит ясности, а, наоборот, только приводит к дополнительным издержкам производителей. Как они полагают, цены на товары из-за этого могут вырасти на 20%.
Н. Куклина, «Новые Известия»

Новое место статьи