ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Чиновники и аграрники не поделили хлеб

Чиновники Минсельхоза России, ученые, экономисты и сельхозпроизводители обсудили за круглым столом вопросы госрегулирования российского рынка зерна. К единому мнению прийти не удалось.

Представители Минсельхоза России начали с благодарностей Всевышнему и мировому рынку. Ситуация, сложившаяся на рынке – уникальная, сельхозпроизводители получили редкий шанс реализовать зерно по той цене, которая учитывает высокую рентабельность его производства, считают они.
"Сейчас мы с МЭРТ прорабатываем возможности влиять на рынок, чтобы не допустить излишнего снижения цен в следующем сезоне и не дать ценам резко подскочить в верх в конце этого", – поделился планами с присутствующими и. о. директора Департамента регулирования агропродовольственных рынков Минсельхоза Сергей Сухов.
Другая цель чиновников – сохранить экспортный потенциал в том объеме, в котором он возможен. Поэтому прорабатываются несколько направлений госрегулирования.
"Первое – ограничение экспорта, второе – товарные интервенции и третье сохранение понижающих коэффициентов для зерна и продуктов из него для отдаленных регионов", – объяснил, как этого добиться Сергей Сухов.
Ученые видят систему госрегулирования совершенно в ином свете.
"Для того чтобы росла урожайность, надо вкладываться. В этом должно заключаться государственное регулирование", – отрезал вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук Александр Жученко.
"Каждое следующее увеличение урожая дороже предыдущего. Это называется закон убывающего плодородия или непропорциональных прибавок", – объяснял Александр Жученко.
Если государству не нужны высокие валовые сборы, считает академик, крестьяне должны обрабатывать только лучшие земли и вносить туда минимум удобрений. При этом ведение хозяйства будет рентабельным.
"Дайте вал, говорит государство. За это уже надо платить, и платить тому, кто в этом нуждается, то есть государству. Это деньги не за ошибку или за глупость, а за увеличение объемов производства, как и в любом другом бизнесе. Вот и все государственное регулирование. Нужен объем – платите. Нет – не будем производить!" – академик Жученко кинул последнюю молнию в молодого министерского чиновника.
Тему экспорта как одного из рычагов госрегулирования тоже не обошли стороной. Сошлись во мнении, что любая нормальная экономика стремится не продавать зерно в чистом виде, а только продукты его переработки, и конечно, идеальный вариант – продавать продукцию животноводства.
"Зерно продавать выгодно, но следует понимать, что оно вернется к нам из-за границы в виде молока и мяса", – нервничал заместитель директора ВНИИ экономики сельского хозяйства Анатолий Алтухов.
По данным института 15% нашего зерна уходит за границу, при этом импорт животноводческой продукции по мясу составляет 35%, а по молочным продуктам – 18%. Только за последние 7 месяцев импорт продовольствия вообще возрос на 35%. Эта тенденция сохранится до 2009 года.
"Экспортируют зерно конкретные аграрные регионы. – Алтухов то и дело сверялся с конспектом. – Мы просчитали, что если в них начать развивать животноводство, процесс эмпротозамещения пойдет очень быстрыми темпами".
"Конкуренции между экспортом и потреблением зерна на животноводство не существует, – парировал президент Российского зернового союза Аркадий Злачевский. – Мы экспортируем пищевое зерно и практически не вывозим за пределы России фураж. Если нашим животноводам нужно будет больше фуража, то зерновики моментально отреагируют на этот спрос. Но следует помнить еще и то, что дефицит зерна в ближайшие годы – это миф".
Проблема станет актуальной лет через 20–30, считает Аркадий Злачевский. Америка отказалась финансировать фермеров за непосевы, Европа собирается отменить правило, по которому фермеры обязаны держать 10% своей земли под паром.
"От ценовой конъюнктуры все стараются получить максимум, а это значит – посевы, посевы и еще раз посевы", – огорчил зерновиков президент Зернового союза.
Право последнего голоса предоставили председателю совета народных депутатов алтайского края. Он не стал пускаться в рассуждения, а просто достал из папки несколько бухгалтерских документов одного из хозяйств и, печально глядя на чиновников Минсельхоза, сказал:
"Когда вводили единый сельскохозяйственный налог, то кто только к нам не ездил, крутили нас, как хотели, лишь бы ввести его. Обещали, что налоговое бремя для крестьян будет легче, а вот что получилось..."
Алтайский спикер начал зачитывать все налоги и сборы, которым подвергаются сельскохозяйственные предприятия. Начал он с ЕСН, который действительно невелик – 6%. К концу оглашения списка общий объем налогов составил 28%.
Всем стало сразу грустно. Вот оно какое, государственное регулирование.
Д. Руднев, www.dp.ru

Новое место статьи