ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Особая фермерская зона

В Новгородской области есть уникальное место - деревня Лесная, в которой создано 87 фермерских хозяйств. Локальный опыт бурного развития фермерства пока не удалось повторить ни одному из сел региона.

С автомагистрали, соединяющей Великий Новгород с Псковом, фермерские поля у деревни Лесной выглядят как идеальный китайский огород: бегущие к горизонту ровные грядки моркови, струной натянутые картофельные борозды - нигде ни малейшей погрешности, словно аккуратистка-швея вывела твердой рукой эти морковно-картофельные строчки. Заграничный лоск российским полям придает импортная техника, на которой предпочитают работать местные фермеры.
За годы экономических преобразований с карты Новгородской области исчез почти каждый четвертый колхоз и совхоз. Большинство из них были пущены по ветру: техника распродана или оставлена ржаветь на пустырях, люди разъехались или спиваются без работы, бывшие поля превратились в пустоши и год от года отвоевываются мелколесьем. За постперестроечный период аграрные предприятия стали обрабатывать только 44% пашни.
На этом фоне история деревни Лесной удивительна. Созданный здесь еще в советские годы совхоз «Ташкентский» до наших дней не дожил. Но на его месте выросли 87 фермерских хозяйств, крупнейшие из которых - более 150 га. Их совокупное производство картофеля и овощей в несколько раз превышает объемы 1991 г. По таким показателям, как оснащенность современной техникой и применение передовых агропромышленных технологий, сообщество одно из лучших в регионе.
Феномен деревни Лесной много изучался. Она упоминается в десятках научных работ, в том числе в диссертации, написанной бывшим директором совхоза Махмутом Эльдиевым, а ныне - доктором наук и «по совместительству» фермером. Правда, широко распространить этот опыт в регионе так и не удалось. Сами лесновцы считают, что особая фермерская зона сложилась из-за того, что обстоятельства оказались благоприятны для предприимчивых людей. Но главное - благодаря профессиональным навыкам и пассионарности будущих фермеров, которая и сейчас не позволяет лесновцам стоять на месте.

Маленькая Америка.

Совхоз «Ташкентский», на землях которого работают фермеры, задумывался как образцово-показательное пригородное хозяйство для поставок овощей в столицу региона. Он создавался общими усилиями Узбекистана и Новгородчины в рамках государственной программы освоения Нечерноземья. Государство не жалело средств, чтобы заболоченные земли превратить в плодородную орошаемую пашню для выращивания овощей. Планировалось, что овощи с орошаемых полей совхоз будет поставлять к столу новгородцев круглый год.
Специалистов, как водится, везли в «Ташкентcкий» из дальних уголков Союза. Это были грамотные управленцы с опытом работы в сельском хозяйстве, организаторскими навыками. Всех новоприбывших объединяла одна черта - отсутствие боязни жизненных перемен и неуемная энергия.
«Я и мои товарищи приехали сюда поднимать Нечерноземье из разных городов страны. Мы видели лучшую жизнь, стремились к ней и, в отличие от местного населения, притерпевшегося ко всему, не разуверились в том, что ее можно достичь», - рассказывает Евгения Старостина, одна из основателей фермерского движения в деревне Лесная.
«У приезжего человека, - вторит ей фермер Петр Павлюк, - выше порог выживаемости, он больше сил и энергии вкладывает в достижение цели. А деревня Лесная - это маленькая Америка, тут совсем немного коренного населения».
В начале 90-х гг. вместе с приезжими начинал хозяйствовать единственный из местных жителей - Анатолий Липатов. Позже в ряды фермеров вливались наемные работники первых хозяйств, а также дети первопроходцев, выросшие в Лесной. К примеру, трое сыновей Евгении Старостиной, которых уже можно считать коренными жителями Новгородчины, ведут хозяйство самостоятельно. Но приток мигрантов в Лесную не иссякает. Пару лет назад здесь осели узбеки и таджики, оптовики-перекупщики, ранее приезжавшие в деревню из Москвы и Петербурга на больших трейлерах скупать урожай.
«Вот так, ездили-ездили к нам, присмотрелись к Лесной, а потом перебрались сюда на жительство. Купили квартиры, арендовали землю, берут у нас в аренду технику и растят картофель и овощи. Вышло так, что мы сами себе вырастили конкурентов», - говорит Анатолий Липатов. Впрочем, фермеры признают, что «свежая кровь» сохраняет дух соревнования, не позволяет расслабляться и стоять на месте.

Подготовка арендой.

Создание будущей фермерской зоны было предопределено тем, что в советский период совхоз «Ташкентский» имел особый статус. Пригородное хозяйство являлось своеобразным полигоном, где местные аграрные чиновники любили обкатывать современные на тот момент технологии производства и управления. Например, арендные отношения здесь начали применять раньше и шире, чем в остальных районах области.
В начале 90-х гг. «Ташкентский», подобно другим совхозам области, вполне мог не выдержать испытания рынком, если бы не сильное управленческое решение. «Директором тогда у нас был Анатолий Майоров, очень бойкий, заинтересованный человек, настойчиво продвигавший арендные отношения. Люди брали в аренду технику, землю, растили урожай. Правда, сдавали его совхозу по копеечной цене. Но зато научились работать самостоятельно, без начальственных понуканий. Они почувствовали: благополучие зависит только от их собственных усилий», - вспоминает Евгения Старостина.
Следующий директор противился логике жизни и цепко держал лесновских предпринимателей под арендным «прессом». Совхоз продолжал «виртуальное» существование еще несколько лет. «Директор, как в сказке про кота в сапогах, возил начальство по ухоженным фермерским полям, арендуемому нами овощехранилищу, хвалился вылизанной фермерской техникой. Словом, создавал у областных начальников иллюзию благополучного развития хозяйства. Хотя в совхозе в то время уже оставались только два человека - директор да бухгалтер, крепко державшиеся за свои кресла и кабинеты», - продолжает рассказ Евгения.
Аномальная ситуация длилась несколько лет. Когда лесновцам окончательно надоело существование в формате потемкинской деревни, они объединились в ассоциацию, чтобы отстаивать собственные права, и начали переговоры с губернатором (районное начальство тягу арендаторов к самостоятельности не поощряло).
Экс-губернатор Новгородской области Михаил Прусак, вспоминают фермеры, разрубил гордиев узел, приняв решение о передаче всего совхозного имущества в областную собственность. Поэтому арендные отношения они оформляли уже в областных инстанциях. У лесновских предпринимателей наконец появились документы, подтверждающие их фермерский статус. Это было очень важно. Являясь просто совхозными арендаторами, лесновцы не имели права самостоятельно реализовывать урожай. Хотя, конечно, продавали свою картошку-морковку во дворах питерских многоэтажек прямо из кузова машины, быстро сворачивая коммерцию в приближении милиции. С документами, подписанными в областных инстанциях, фермеры проложили себе дорогу на оптовые базы и рынки.
…А последний директор совхоза «Ташкентский», тот самый яростный противник частного предпринимательства, сегодня сам фермерствует в Лесной. Вот такая коллизия сюжета.

Мимо нацпроекта.

«Начинал я свое фермерство с разведения свиней, ведь я зоотехник. Но, промучившись с ними три года, взялся за морковь, картофель и очень этому рад. Животноводство будет убыточным до тех пор, пока отрасль не получит полноценной государственной поддержки. Овощеводство - дело прибыльное, позволяет развивать производство, а значит, фермер видит перспективу, знает, зачем работает», - рассказывает Петр Павлюк.
Его мнение подтверждает статистика: в прошлом году рентабельность производства мяса крупного рогатого скота в хозяйствах области составила минус 30%, картофеля и других овощей - тоже в среднем 30%, но с противоположным знаком. В Лесной крестьянский труд гораздо результативнее: в прошлом году урожайность в два с половиной раза превысила среднеобластной показатель. Высокого урожая удается достичь благодаря применению современной техники и передовых технологий.
Поначалу пахали и убирали на чем придется. «Мне за сданную продукцию вместо денег достались от совхоза два новых трактора. Два других нашел у забора - их бросили за ненадобностью. В поисках остальной техники рыскал по округе, тогда в совхозах и колхозах ее можно было купить по бросовой цене», - вспоминает Анатолий Липатов.
Постепенно ситуация изменилась - фермеры встали на ноги и обзавелись импортными тракторами, сеялками, косилками. Но всех проблем самостоятельно не решить. «Непонятно, почему фермеры- овощеводы не могут воспользоваться возможностями национального проекта в области агропромышленного комплекса. Нужной нам техники нет в реестре нацпроекта, предполагающего субсидию процентной ставки по банковскому кредиту», - сетует Евгения Старостина.
Речь идет, прежде всего, о холодильном оборудовании, без которого не сохранить овощи до весны, когда товар в два-три раза дороже, чем осенью. Ведь от того, сумеют ли фермеры сохранить продукцию до пикового повышения цен, зависит развитие их хозяйств. Впрочем, Старостина не стала ждать знаков внимания со стороны государства, взяла кредит под 14% годовых и купила дорогое холодильное оборудование. Овощехранилища фермеры тоже строят сами. Прежнее совхозное хранилище, рассчитанное на 3 тыс. т овощей, так и осталось в собственности муниципалитета, но из-за отсутствия средств в бюджете не было модернизировано, поэтому продвинутых лесновских фермеров оно не устраивает. Они знают: на закладке овощей экономить нельзя.
На качестве в Лесной вообще предпочитают не экономить. «Техники, технологий, семян на рынке сейчас много. Прежде чем сделать покупку, подолгу сидим в интернете, выбираем. Берем преимущественно импортную продукцию, хотя она очень недешевая. Расклад такой: 1 кг российских семян моркови сорта «нантская» стоят 200−300 рублей, а голландской «ландрин» - 13 тыс. Это в десятки раз дороже, но в сотни раз надежнее», - говорит Анатолий Липатов.

Товар лицом.

Для большинства лесновских фермеров выращивание овощей было делом более или менее знакомым - каждый из них не один год проработал в совхозе, прежде чем начать хозяйствовать самостоятельно. Гораздо сложнее для вчерашних советских агрономов и зоотехников оказалось наладить систему сбыта продукции.
«Было время, когда в Мурманске за картофель с нами рассчитывались рыбой. Мы ее сдавали на хранение на хладокомбинат и потихоньку продавали. Кормили Великий Новгород: школы, закрытые учреждения, детские сады», - вспоминает Евгения Старостина.
С каждым годом условия поставок становились все более жесткими и невыгодными: фермер сам должен был привезти полмешка картошки в один детский сад, два с половиной - в другой, нерационально тратя драгоценное время. Лесновцы пытались участвовать в конкурсах на оптовые поставки овощей, но через бюрократические процедуры прорваться не удалось.
Оптовики пришли в деревню сами: упомянутые выше узбеки и таджики скупают урожай у фермеров и ежедневно отправляют из Лесной несколько трейлеров с картофелем и овощами в Москву и Петербург.
Другой вариант сбытовой политики - нанять человека, который каждый день будет продавать твои овощи на рынке. По цене - выгоднее, но объемы реализации невелики, а хлопот несравнимо больше. К тому же время колхозных рынков постепенно уходит - розницу завоевывают современные торговые форматы. «По идее, есть резон объединиться и поставлять товар крупным сетевым компаниям Москвы и Петербурга, - рассуждает Петр Павлюк, - поскольку требования, выдвигаемые сетевиками, таковы, что в одиночку не справиться: картофель и овощи, мытые и расфасованные, должны поступать в строго определенное время, с исчерпывающей информацией на упаковке, вплоть до штрих-кода. Но будущее - за сетевой торговлей, поэтому я уже купил за 5 тыс. евро оборудование для упаковки и фасовки товара».

Сила притяжения.

Вопрос о необходимости объединения усилий крайне актуален для лесновских фермеров. «Нас частенько областное аграрное начальство упрекает, что каждый покупает себе все сам - от гвоздя до лопаты. Пора, мол, объединиться в кооператив, это экономически выгоднее: проще выходить на рынок, не нужно всем покупать одну и ту же дорогостоящую технику», - говорит Петр Павлюк.
Истина в упреках специалистов областного правительства, конечно, есть. Но понятны и опасения фермеров: в кооперативе придется создать управленческую структуру, пусть и небольшую - руководитель, главный бухгалтер, помощники. А это, по мнению предпринимателей из Лесной, почти что чиновники со всеми присущими им атрибутами - бюрократией, обманом, воровством. Слишком свежи в памяти фермеров недавние войны с бюрократическим аппаратом, чтобы создавать его аналог своими руками внутри собственного же бизнеса. Поэтому лесновцы придерживаются осторожной крестьянской позиции: пока хватает сил, будем работать самостоятельно, а как прижмет жизнь, станем сопротивляться вместе.
Опыт совместных действий в сложные моменты в Лесной уже есть. Надоело работать в номинально существующем совхозе - создали ассоциацию для борьбы с «крепостным правом» и добились своего. В 90-х гг., когда любители поживиться на дармовщинку замучили своими набегами на поля, фермеры скинулись и наняли для защиты урожая патрульную службу УВД Великого Новгорода. Первую импортную сеялку покупали тоже сообща: по отдельности на дорогостоящее приобретение финансовых сил не хватало, к тому же этот агрегат нужен на полях всего несколько дней в году.
«Мы нередко говорим о своем будущем. Понимаем, жизнь заставит объединиться, создать кооператив, - поясняет Анатолий Липатов. - Конкуренция с каждым годом становится все более жесткой, заниматься продажами все труднее. Так что мы понимаем, в какую сторону движемся».

Беспристрастная статистика.

Доля аграрной отрасли в региональном валовом продукте Новгородской области весьма скромная - 8%. За годы экономических преобразований число колхозов и совхозов сократилось с 217 до 170. Из сельскохозяйственного оборота выбыло 64 тыс. га земли. Из оставшихся 447 тыс. га пашни обрабатывается менее половины.
На месте исчезнувших колхозов и совхозов за полтора десятилетия созданы 1235 крестьянских (фермерских) хозяйств. Статистика подсказывает, какое направление развития избрали фермеры. В начале 90-х гг. производство мяса в регионе приближалось к 90 тыс. т, в 2006 году выращено только 22 тыс. т. Молока произведено 348 и 116 тыс. т соответственно. Производство зерна сократилось в 16,6 раза. Зато производство картофеля выросло почти вдвое, овощей - в 4 раза.
Тяга малых хозяйств к овощеводству вполне объяснима. В 2006 году рентабельность основных видов продукции аграрного сектора была следующей: зерна - минус 12%, мяса крупного рогатого скота - минус 30%, картофеля - плюс 31%, овощей - плюс 27-30%.
О. Колотнеча, «Эксперт - Северо-Запад»

Новое место статьи