ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Хлеб наэлектризовался

Чиновники выдвинули ряд мер, направленных на ограничение роста цен на продукты питания. Однако они не сработают, уверены эксперты. Цены растут во всем мире, и поскольку Россия уже часть мировой системы, то мы не можем от этого изолироваться. Спасение — в увеличении инвестиций в сельское хозяйство, которое может произойти из-за благоприятной конъюнктуры на мировых рынках.

Российское правительство выдвинуло ряд мер по ограничению роста цен на продукты питания. По официальным данным, только за первую неделю октября потребительские цены выросли на 0,5%, а за последние 10 месяцев рост цен на продукты питания составил 17%. Однако на самом деле рост цен на продукты питания еще больше. Так, подсолнечное масло с начала года подорожало на 50—80%, сыр – на 70—100%, сливочное масло – на 50%, ряд молочных продуктов также на 50%. Это данные не Росстата, а коллективные обывательские наблюдения за ценниками в магазинах. Небывалый рост цен на продукты питания послужил причиной для беспокойства президента страны. Как стало известно, именно эту тему в первую очередь поднял глава государства на встрече с новым правительством.
Глава кабинета министров Виктор Зубков на прошлой неделе заверил Владимира Путина, что будет сделано все возможное для сдерживания цен. И вот что сделали чиновники. Во-первых, правительством утверждены экспортные пошлины на пшеницу и меслин (ржано-пшеничную смесь) в размере 10% таможенной стоимости, но не менее 0,022 евро за килограмм, а также пошлины на ячмень в размере 30%, но не менее 0,07 евро. Премьер-министр Виктор Зубков подписал соответствующее постановление 10 октября, в пятницу 12 октября оно было опубликовано в «Российской газете». Решение правительства вступит в силу через месяц после официального опубликования и будет действовать до 30 апреля 2008 года. По словам главы МЭРТа Эльвиры Набиуллиной, это позволит сдержать экспорт зерна и обеспечить российский рынок продовольствием.
Во-вторых, снижены пошлины на импорт молока и молочной продукции с 15% до 5%.
В-третьих, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) начала проверки крупнейших переработчиков молока и производителей растительного масла. «Мы проводим сейчас проверки деятельности крупных интегрированных структур в молочной области, а также компаний в сфере производства растительного масла», — сказал журналистам в пятницу замруководителя ФАС Андрей Цыганов. «Я могу сказать точно, что в производстве молока монополизма нет, поскольку производителей молока десятки тысяч, а в переработке молока и изготовлении молочных изделий всего несколько крупнейших игроков — около 50% российского объема производства молочных продуктов контролируется несколькими крупными игроками, — сказал Цыганов. — А три-четыре компании в России производят основной объем растительного масла». По словам замруководителя ФАС, в производственной цепочке сельхозтоваров есть «узкие места», где могут быть признаки монополизма. Речь идет про крупные элеваторы, молочные заводы, которые собирают сырое молоко и могут диктовать свои условия, и некоторые маслозаводы.
И, наконец, последнюю меру предложили ретейлеры. Представители Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) обратились к производителям с просьбой на полгода зафиксировать отпускные цены на социально значимые продукты питания, обещая в свою очередь заморозить соответствующие розничные цены. «Мы обращаемся ко всем участникам рынка с просьбой поддержать нашу инициативу. Мы считаем, что это позволит защитить интересы наименее обеспеченных граждан России и окажет общее стабилизирующее воздействие на ситуацию на рынке», — говорится в заявлении АКОРТ.
Однако, как заявляют представители бизнеса, связанного с производством и продажей продуктов питания, все эти меры практически никак не смогут повлиять на рост цен.
«Снижение пошлины на импортные молочные продукты на цены практически никак не повлияет, — считает президент Молочного союза Владимир Лабинов. – Во-первых, потому что 50% импорта к нам идет из Украины и Белоруссии, а продукция этих стран вообще никакой пошлиной не облагается. Во-вторых, пошлина была и так невелика, а декларируемая на таможне стоимость товара по факту была всегда ниже реальной. Поэтому пошлина взимается с меньшей стоимости товара, и она совсем небольшая. Разница в 10% тут ничего не решит». А Сергей Фильченков, аналитик ИК «Финам», даже считает, что снижение пошлин может также навредить отечественным производителям молока. «Здесь есть негативный аспект — менее интересным становится развитие сырьевой базы по производству сырого молока в России», — говорит специалист.
Что же касается введения экспортных пошлин на зерно, то, по словам директора департамента маркетинга «Международной зерновой компании» Николая Демьянова, и эта мера никак не затормозит рост цен, но, напротив, ухудшит положение отечественных производителей зерна. «В условиях, когда за последние четыре года рост цен на топливо и нефтепродукты составил 119%, удобрения и средства защиты растений подорожали на 118%, а сельхозтехника — на 52%, рост цен на хлебобулочные изделия на 20% не является критичным. Экспортные пошлины на зерно не отразятся в цене хлеба, составляющая зерна в стоимости 1 кг хлеба не превышает 25%», — говорит Демьянов. Примерно такие же расчеты приводит аналитик ФК «Открытие» Ирина Яроцкая, «так как цена зерна в конечной стоимости хлеба составляет около 20%, то, возможно, цены на хлеб не упадут. Ведь в прошлом не всегда цена хлеба снижалась вслед за снижением цен на зерно и, следовательно, муку. Кроме того, в нынешней цене на хлеб закладывается цена электроэнергии, топлива, расходов на логистику, складирование, которые также растут (это, в принципе, относится и к другим продуктам)».
С ними соглашается и генеральный директор зернотрейдинговой компании Vallars Кирилл Подольский. «Можно с трудом представить себе, как образуется цена на хлеб в нашей стране. Рост экспортных пошлин, конечно, поможет поддерживать зерновой баланс, но проблем с хлебом не решит», — говорит он. По словам специалиста, хлеб стоит гораздо дороже, чем он продается в нашей стране, и с этим просто надо смириться. Поэтому нынешний рост цен вполне закономерен. «Хлеб и так плохой в нашей стране, а если как-то сдерживать цены, то ничего не изменится», — уверен Подольский.
По мнению Ирины Яроцкой, с увеличением экспортной пошлины экспортные поставки зерна из России, скорее всего, не станут меньше, так как спрос на мировом рынке зерна по-прежнему высок, что связано как с низким уровнем мировых переходящих запасов, так и с производством биотоплива, которое делают в том числе и из зерна.
Производители же зерна в панике. Они уже направили ряд обращений в правительство РФ и Министерство сельского хозяйства. Как говорится в письме 40 хозяйств Краснодарского края, сложившаяся ситуация уже привела к тому, что крупные трейдеры перестали закупать зерно даже на юге, «а на Урале и в Сибири вообще катастрофически низкие цены». Производители зерна проинформировали правительство, что намерение ввести новые высокие экспортные пошлины уже привело к снижению закупочных цен. Ставропольские зерновики назвали меру правительства преждевременной. «Этим в настоящий момент пользуются продавцы зерна из США и ЕС, которые продают его на мировом рынке, зарабатывая средства на развитие своего сельского хозяйства», — отмечается в письме.
По словам Николая Демьянова, «за последние два дня на мировом рынке цена на пшеницу снизилась почти на 40 долларов за тонну, что почти эквивалентно пошлине, которая введена. Чтобы дальше продавать зерно на внешнем рынке по конкурентной цене, экспортер в своих контрактах теперь должен учесть размер пошлины и снижение мировых цен — в сумме это около 70 долларов, а это не лучшим образом отразится на ценах для производителей». Производители не просто останутся без прибыли, они не смогут вкладывать деньги в модернизацию своих мощностей, предупреждает Яроцкая.
Выявление сговора между производителями продуктов питания у ФАС также вряд ли увенчается успехом. «Степень конкуренции в Центральном регионе настолько высока, что никакого сговора быть не может. Это просто утопия», — говорит Лабинов. «Я не считаю, что есть серьезный сговор, — соглашается один из ретейлеров. – Слишком много компаний работает на рынке. Производством подсолнечного масла занимается множество компаний и его продает куча дистрибьютеров». По мнению Яроцкой, сговора нет, просто «производители вынуждены поднимать отпускные цены ввиду роста расходов на покупку сырья».
Что же касается просьбы ретейлеров к производителям о заморозке цен на продукты, то тут даже сами ретейлеры не уверены, что она найдет понимание. «Это открытый вопрос – отреагируют ли как-то производители на нашу просьбу, — говорит первый заместитель гендиректора сети магазинов „Мосмарт“ Семен Слуцкий. – Скорее всего, наша просьба сработает, если правительство еще поговорит с ними. Мы, конечно, в договорах с нашими поставщиками фиксируем цену на некоторый период времени, но сейчас в ситуации всеобщей истерии это может не сработать. Производитель может поставить нас перед фактом – или вы покупаете по нашим ценам, или лишитесь нашего товара. В результате наши покупатели останутся ни с чем. А мы этого тоже позволить не можем». Яроцкая считает, что фиксация цен может быть только на те продукты, которые не пользуются особенным спросом у покупателей.
Эксперты сходятся во мнении, что сейчас рост цен на продукты вряд ли можно удержать вообще. Как отметил «Эксперту Online» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин, рост цен на продовольствие связан с тем, что Россия уже является частью мирового продовольственного рынка. «Рост цен на зерно, как и рост цен на молоко, затронул и нашу страну. Все это повлияло на ценообразование российских производителей. Ситуация ухудшается еще из-за того, что Россия не является страной с эффективным сельским хозяйством. Мы зависим от импорта. Например, по куриному мясу доля импорта составляет 45%, по молоку – 25%», — говорит Янин.
С тем, что рост цен в России связан с ростом цен в мире, соглашается и Лабинов. «Мировой спрос на молочные продукты растет повсеместно и больше, чем предложение. Появляются новые игроки, для которых потребление молочных продуктов не было традиционным, – Алжир, Саудовская Аравия, Сингапур и пр. Предложение сухого молока на рынке сократилось, а спрос вырос. ЕС отменил экспортные субсидии на сыр и масло, и их стоимость поднялась. У нас же стойкий дефицит сырого молока. Все это привело к обостренной конкуренции за сырье», — говорит специалист. «Надо готовиться к длительному повышению цен», — прогнозирует Янин.
Еще один фактор такого критического восприятия роста цен – значительная часть россиян мало получает. «Общемировые цены на хлеб и молоко запредельны для них. У многих расходы на продовольствие составляют около 50% доходов. Хотя должно быть 15%. При дальнейшем выравнивании цен мы постоянно будем сталкиваться с социальным недовольством», — объясняет Янин.
Но продовольственная инфляция может дать и положительный эффект. «Возможно, такой существенный рост цен наконец приведет к тому, что российские инвесторы будут активнее вкладываться в сельское хозяйство, причем интенсифицировать производство. Сейчас по эффективности Россия отстает от развитых стран, продукты которых мы потребляем, в 5—6 раз», — говорит Янин. Если инвестиции в сельское хозяйство увеличатся, выпускаемой продукции станет больше и, возможно, рост цен замедлится. Но эффект от этих инвестиций мы сможет почувствовать как минимум через год.
А. Малахова, Е. Шохина, www.expert.ru

Новое место статьи