ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 06 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

"Цены стабилизируются"

Интервью Министра сельского хозяйства РФ А.В. Гордеева и главы Федеральной антимонопольной службы РФ И.Ю. Артемьева телеканалу "Россия" ("Пятая студия"). Ведущий: Сергей Брилев.

- Добро пожаловать в пятую студию, главной темой которой сегодня станет рост цен на продукты и гости нашей студии федеральный министр сельского хозяйства Алексей Гордеев и руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Я - Сергей Брилев. Добро пожаловать в программу.
Поговорим о деталях, их хватает, но сначала общий вопрос, что будет с ценами дальше? Они будут расти, они стабилизируются или они пойдут впять. Давайте сейчас коротко, а потом вернемся к этому вопросу в конце программы. Алексей Васильевич.

А. Гордеев: Если говорить стратегически, это качается всей мировой экономики, а мы сегодня в нее интегрированы, то цены на продовольствие будут все-таки расти.

И.Ю. Артемьев: Я думаю, что определенная стабилизация цен произойдет, потому что те меры, которые правительство сейчас предпринимает, они насытят внутренний рынок, это приедет к тому, что они сильно расти не будут, будут расти дальше через определенный период в пределах инфляции.

- Давайте теперь по деталям. Мы попросили зрителей перед началом этой программы прислать нам СМС-информацию о том, где как цены растут, в том числе сравнить цены с официальной статистикой. Сыр, значит средняя по России, если недавно можно было купить такой круг сыра в целом по России 7,2% составило повышение, то есть на такой кусочек сыра купить получается меньше. Значит, цифра по Липецкой области 25,2%, то есть вот на столько можно меньше купить. Куда более народный продукт- хлеб. Значит цифры разные. Сентябрь всего 1% это уже в общем, почти статическая погрешность, если позволительно сказать, но в целом на 10% в целом по стране с лета он увеличился. Алексей Васильевич, вот в этом смысле вы упомянули мировую экономику. Давайте разбираться. Традиционной мыслью вначале лета, в начале летнего сезона, было то, что засуха в Австралии, из-за этого проблемы в Китае, там повышение спроса там сям, из-за этого возник мировой дефицит зерна, из-за этого цены на пшеницу пошли вверх и соответственно и на хлеб. Но потом выяснилось, что в России-то урожай оказался много более удачным чем предполагалось, но и строго говор, какое нам теперь дело до Австралии, если у нас у самих избыток зерна. Почему все-таки оно дорожает?

А.В. Гордеев: Недопустимо, когда наценка не хлеб торговой организацией доходит до 50%. На такой социально значимый продукт 50% наценка, когда до сих пор в хлебе, чтобы было понятно, цена зерна составляет 25%. Вот мы вчера в Московской области проверили. Я вам назову несколько конкретных цифр. Морковь - отпускная цена производителя 8 рублей, в магазине 24 рубля. Локальные рынки, локальные производители.

- 16 рублей в карман перекупщику.

А.В. Гордеев: Да. Там, свекла - 6 рублей 20 копеек, магазин 19 рублей. Лук репчатый - 11 рублей, магазин 25 рублей. Картофель - 7 рублей 25 копеек, магазин 19 рублей.

- Это даже при том, что картошка сейчас пошла, сезон.

А. Гордеев: То есть вообще непонятно, почему так распределяется доход. Где экономическая справедливость в данном случае еще и социальная справедливость. Должно государство в это вмешиваться, рыночными способами, но должно.

- Игорь Юрьевич, вот последние дни главной причиной того, что росли цены на продукты. Мы, все-таки, давайте пока именно на хлебе остановимся. Главной причиной назывался сговор. А сговор кого?

И.Ю. Артемьев: Я хочу сказать, что нами возбуждены дела о нарушениях, в частности вот в республике Башкортостан в Тамбовской области, в Челябинской области и в некоторых других. Всего это уже 9 областей и сейчас наши коллеги как раз вышли с проверками на эти предприятия и другие предприятия, о которых мы поговорим, может быть, несколько позже. Как всегда бывает, найдется такая группа людей, которые хотят заработать на этом. Что является просто, с моей точки зрения, аморальным действием.

- Какие санкции вы можете применить. Вот на этой неделе был памятный случай, он может быть совсем из другой оперы, когда вы оштрафовали ЦУМ московский и штраф для такой солидной организации за нарушение в области рекламы, составил всего 400 тысяч рублей. Ну, совсем небольшая сумма, а вот в области продовольствия, ну, в частности зерна, каков может быть штраф, который наложит Федеральная антимонопольная служба и отпугнет ли такой штраф нарушителей от того, чтобы не повторять это.

И.Ю. Артемьев: Я хочу подчеркнуть, что правительством и законодателем были предусмотрены небольшие штрафы за рекламу, что понятно, и очень большие штрафы за проявление монополизма. В частности за сговор. Могут быть штрафу не просто измеряемые сотнями миллионов рублей а даже миллиардами рублей. Так называемее оборотные штрафы, которые введены 13 мая, позволяют правительству в лице антимонопольной службы эффективно штрафовать и сдерживать вот таких деятелей, которые необоснованно повышаю сегодня цены. А они есть.

- Значит, механизмы, вроде бы есть, но тем не менее похоже, толи вовремя они не были применены, толи применены с некоторым опозданием, потому что цены на продукты все-таки выросли и это уже случившийся факт. И еще один дополнительный вопрос по зерну, Алексей Васильевич. Вот ведь несколько последних лет правительство излишки зерна специально покупало в резервный фонд, да, есть у правительства некая заначка. Ну если проводить аналогию, например, с тем, как Центробанк действует в отношении курса рубля/доллара, да, начинает гулять курс - Центробанк бамс из своих запасов долларов подкинет и цена стабилизируется. А почему вот сейчас летом, когда так стали подниматься цены на зерно, не было, было бы также поступить с зерном? Произвели бы, что называется, интервенцию, выбросили бы зерно из тех самых закромов родины, в которые его собирали, и цена бы встала.

А.В. Гордеев: Вопрос опять же за счет кого решать эту проблему. Я против, чтобы как изъян, так с крестьян, понимаете. У нас тоже там, о чем вот Игорь Юрьевич сказал, очень много финансово-экономических и социальных проблем. И другое, это более главное, прежде чем продавать вот этот государственный интервенционный фонд, надо ограничить внешний рынок. В результате мы будем продавать не себе, а за границу.

- А-а, то есть открыли бы закрома родины, но пошло бы это не на (нрзб), а еще куда-то.

А.В. Гордеев: И зерно ушло бы в другие страны. Поэтому это, в общем-то, было бы делать неправильно и в каком-то смысле абсурдно.

- Смотрите, украинцы, у которых схожая ситуация с нами, сейчас тоже ввели вот те самые экспортные пошлины, чтобы оставлять зерно у себя в стране. Тем не менее, насколько если можно верить украинской статистике, конечно, здесь нужно оговориться, однако похоже, что введя эти меры примерно месяц-полтора назад, Украина все равно сталкивается с повышенной инфляцией. В России не будет такого же?

А.В. Гордеев: Надо отметить, что на Украине гораздо хуже ситуация по зерну. Они не дополучили примерно 25-30% к урожаю прошлого года, а мы произвели больше, чем в прошлом году. Мы видим, что у нас ситуация гораздо более управляемая и еще раз повторю, можно было бы говорить о проблемах, можно было бы искать виновных и предъявлять, допустим, там, селянам, крестьянам, если бы в стране не было ресурса. Мы закончили на 20 дней раньше уборку урожая, мы все эти месяцы шли плюс 7-8 миллионов тонн на вот эти периодические даты по сравнению с прошлым годом. У нас избыток ресурсов, с которыми тоже нужно распорядиться.

- То есть, иными словами, с хлебом вопрос практически закрыт. Роста цен на хлеб больше не будет.

А.В. Гордеев: С хлебом, фуражом вопрос закрыт.

- Я не случайно потянул к себе сейчас растительное масло, потому что с хлебом понятно, всё, вопрос закрыт, будем надеяться. Значит, с растительным маслом история такая: 13% по данным Росстата составил его рост. Вот если мы отольем … Ну вот, наверное, да, получается, может быть чуть побольше. Однако в регионах история несколько серьезнее. Вот значит, наша зрительница Елена из деревни Усваленка Тюменской области пишет, что бутылка масла месяц назад стоила 36 рублей, сейчас 58 рублей - это 38%, из Ленинградской области Лариса пишет, что подсолнечное масло, да, у них тоже около 30%. И по данным Росстата, возвращаюсь к официальной статистике, такой же рост… Нет, больше надо отливать, на 30% меньше растительного масла за те же деньги можно теперь купить даже на Ставрополье и в Карачаево-Черкессии, что, в общем-то, юг, где это растительное масло растет. Вот здесь, наверное, мы все-таки возвращаемся к теме перекупщиков и, наверное, монополистов. Игорь Юрьевич, вам даже вопрос. Все-таки в этом причина?

И.Ю. Артемьев: Вы знаете, вот этот рынок как раз вызывает у нас наибольшую озабоченность, и мы сейчас вышли на проверки. И собственно вот четыре крупных производителя в России, которые доминируют на рынке, они, конечно, определяют цену на рынке. Говорить о влиянии внешних факторов можно, но только в ограниченных пределах, потому что вообще Россия является крупнейшим производителем.

- То есть здесь все-таки, внутри страны?

И.Ю. Артемьев: Я думаю, что во многом проблемы здесь лежат и внутри страны, и конечно же, если здесь мы выявим факторы сговора, а мы как раз занимаемся сейчас всем этим делом, учитывая, что рынок достаточно монополизирован, четыре человека действительно могут собраться и договориться о соответствующих ценах, то в этом случае, конечно, будут предъявлены самые большие максимальные санкции. Но я хочу сказать еще и о другом. Помимо этого вот и мы, и министерство сельского хозяйства предлагаем также увеличить еще и экспортную пошлину на подсолнечное масло, потому что до трети подсолнечного масла тоже вывозится сегодня за рубеж. Это тоже может быть одна из причин создания вот такого, я бы не сказал, дефицита - его нет на самом деле в России, а такого вот замаскированного псевдодефицита, что тоже будет обязательно нами установлено. Так вот, мне кажется, что производители подсолнечного масла рискуют поплатиться за свою жадность. Сегодня они действительно могли воспользоваться хорошей конъюнктурой мировых цен и отлично заработать на этом, но из-за того, что они стремительно подняли внутренние цены - я надеюсь, что правительство поддержит наше предложение и Минсельхоза о резком увеличении экспортных пошлин - они лишатся этого источника, и будут наказаны за свою жадность.

- В этом смысле ваши два ведомства уже сейчас образовали тандем такой, союз, да?

А.В. Гордеев: Принято решение буквально вот в понедельник председателем правительства, и мы объединили целый ряд министерств и ведомств в рабочую группу. Уже на этой неделе мы посетили с проверками четыре региона России, ведем такой глубокий анализ по каждому виду продукта питания, где видели рост цен неоправданный, и мы готовимся к понедельнику с докладом. И поэтому у нас здесь общие будут и выводы, и предложения. Сейчас вот мы столкнулись с темой, а кто, собственно говоря, у нас занимается внутренней торговлей в стране, какой орган предопределяет торговую политику, подготавливает законодательную базу…

- Есть министерство с соответствующим названием.

А.В. Гордеев: Так вот в этом министерстве даже департамента нету. Там оказался небольшой отдел из нескольких человек, и они занимаются всей внутренней торговлей в России.

- Игорь Юрьевич, какие у вас есть механизмы для того, чтобы действительно мы как-то все больше о производстве говорили, чтобы сфера торговли лишилась монополизма?

И.Ю. Артемьев: Мы обращаем внимание на то, что при многих положительных качествах так называемых торговых сетей, которые мы видим - светлые павильоны, хорошая санитарная обстановка, очень часто, к сожалению, торговые сети выступают барьерами для российских сельхозпроизводителей и вводят откровенные дискриминационные меры по отношению к ним. Для того, чтобы поставить свой товар, так сказать, фермер должен выполнить там порядка 27, мы считали, разных условий, которые в мировой практике не встречаются и являются нашими доморощенными требованиями, являются явной дискриминацией. А понятно, что если конкуренция ослабевает и сельхозпроизводитель не может поставить товар…

- То вместо российского фермера поставляет фермер европейский.

И.Ю. Артемьев: Совершенно верно. И, во-вторых, цена растет всегда.

- А фермер европейский поставляет теперь уже не такие дешевые продукты, как раньше, потому что Европа, в свою очередь, внутри себя сейчас отказывается от очень многих субсидий, которые существовали десятилетия.

И.Ю. Артемьев: Это тоже один из факторов роста на внешних рынках и в Европе, в частности, и рост импорта. Так вот я хочу сказать, что мы считаем, что здесь тоже государство должно рыночными методами вмешиваться и мы согласовали с Алексеем Васильевичем и его коллегами поправки в закон, согласовали их с министерством экономики, которые позволят понизить так называемую норму коллективного доминирования для торговых сетей - я не буду сейчас вдаваться в подробности - смысл очень простой этой акции: антимонопольный орган и другие надзорные органы правительства смогут требовать и побеждать в судах, вот отстаивая интересы сельхозпроизводителей и запрещать дискриминационные договора. То есть, барьеры, которые сегодня существуют в этих крупных торговых сетях, где цены часто бывают выше, чем в маленьких магазинах, в малом бизнесе…

- Все должно быть наоборот.

И.Ю. Артемьев: Должно быть наоборот, и вот эти торговые барьеры нужно снять, в том числе, с помощью силы государства. Потому что они сегодня мешают как раз тому, чтобы цены не росли и, кроме того, надо, конечно, еще поддерживать малый бизнес для этой же самой цели.

- Алексей Васильевич и Игорь Юрьевич, вы меня простите за несколько прямой вопрос вам обоим. Вот вы сейчас замечательно все рассказываете, и оказывается, механизмы есть, и, в общем, есть ощущения, что хлеб стабилизировался - в конце задам вопрос в отношении других продуктов. Но как-то получается, что вот при всех этих механизмах, при всем том, что вы оба очень умные, образованные, подготовленные люди, разговор начался только после того, как президент обратился к правительству в этот понедельник. Почему? Почему сам государственный аппарат не вышел с этими инициативами своевременно?

И.Ю. Артемьев: Вот можно я начну ответ. Мы в июне еще получили поручение правительства и вышли на проверки в 25 российских регионах по зерну. И, соответственно, те документы, которые я вот приводил в пример, что уже возбуждено дела, идут судебные процессы против конкретных компаний - вот они у меня здесь все справочки есть, я их вот уже называл - они начались ведь не сегодня, они начались в августе еще.

А.В. Гордеев: Вы знаете, у нас долгие годы существовал такой романтизм, что рыночная экономика, рынок все отрегулирует, будет конкуренция, все будут такими белыми и пушистыми, но не получается. Надо государству вмешиваться. Этот период тоже надо было пройти и понять, что не все так идеально в рыночной экономике. Мы, как министерство, этот вопрос, вот Игорь Юрьевич подтвердит наверное, уже годами ставим: и о торговой политике, что эта сфера должна регулироваться - у нас закона нет до сих пор в стране о такой громадной сфере, которая сегодня не просто инфраструктура товаросопровождения, она как инструмент серьезного влияния и на здоровье населения, и размещение производительных сил - она никак не регулируется. Мы давно говорили о том, что есть такое понятие продовольственная безопасность. Мы давно говорили, что бесплатный сыр бывает в мышеловке и в надежде на этот импорт, что он дешевле, по основным видам продовольствия, придете к проблеме, что он будет там когда-то дорогой, и будем бегать и вспоминать, и чесать затылок - а где наше мясо и молоко. Вот вчера председатель правительства сказал на заседании, зависимость реальная, вот эти цифры, их надо повторять. Товарный рынок по мясной группе у нас на 40% уже зависит от импорта, молочный рынок зависит на 25%. Все только что случается у них, прямым ходом, как следствие, приходит к нам.

- Ну, значит, пора возрождать собственное сельхозпроизводство. Давайте завершать, потому что время в эфире наше подходит к концу. Возвращаюсь к вопросу, который задали и пенсионерка Нетунаева из Катайского района Курганской области, и Звигинцева Елена из тюменской деревни Усваленка, которых я уже цитировал. Так все-таки будет снижение цен, стабилизируются они сейчас или нет?

А.В. Гордеев: Я уверен, то, что принимаемые меры со стороны правительства Российской Федерации, и то, что лично президент в эту ситуацию, приведут к стабилизации цен на продовольствие. Инструменты все, вот частично мы с Игорем Юрьевичем сказали о них, это и такие виды, вот как у нас социальный хлеб, когда население будет точно знать, что на этот продукт не меняется цена, это и развитие малого бизнеса. Вот вчера я встречался с губернатором Новосибирской области, он издал распоряжение в штаб, вскрылась масса резервов. Это и включая уже не выставки выходного и ярмарки дня, а каждый день можно сегодня предоставлять площадки в городах, поскольку у нас завершился уже сбор урожая, у крестьян есть нормальная, качественная и дешевая продукция - дайте возможность эту продукцию продавать горожанам в таких вот, ну как мы говорим, сельскохозяйственных рынках, чтоб не было посредников. То есть, много у нас резервов, и мы цены стабилизируем.

- Вы все это время кивали. Согласны со всем сказанным? Как на ваш взгляд, будут цены стабилизироваться?

И.Ю. Артемьев: Я согласен, во-первых, согласен с теми мерами, о которых дополнительно Алексей Васильевич сказал, ярмарки выходного дня и даже торговля с колес, это то, что и в 90-е годы превалировало существенно.

- А с общим выводом, что цены стабилизируются?

И.Ю. Артемьев: Да. И объясню почему. Еще год и два назад мы все были крайне обеспокоены стремительным ростом цен на бензин. В этом году бензин не то, что не растет, он ниже инфляции. Те меры, которые были приняты, в том числе по линии антимонопольного законодательства, сегодня привели к стабилизации этих цен. Я думаю, что так должно быть и в этом случае.

- И с продовольствием тоже. Ну что ж, спасибо министру Алексею Гордееву, спасибо главе Федеральной антимонопольной службы Игорю Артемьеву.
Пресс-служба Минсельхоза России

Новое место статьи