ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

А.В. Гордеев: "Мы сегодня опять же видим, что проблемы не в крестьянах"

Стенограмма пресс-конференции в пресс-центре газеты "Московский комсомолец".

Ведущий: Добрый день, дорогие друзья, уважаемые коллеги. Наш сегодняшний гость - Министр сельского хозяйства Алексей Васильевич Гордеев.

Алексей Васильевич, спасибо, что, несмотря на личную занятость, как всегда, Вы выделили время, чтобы встретиться с нашими коллегами.
В ближайшее воскресенье, хочу вам напомнить, уважаемые коллеги, будет праздник - День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Алексей Васильевич, с наступающим праздником. Вчера президент в Кремле поздравлял тех, кто является передовиками нашего аграрного сектора. Еще раз Алексею Васильевичу наши поздравления.
У нас основной темой пресс-конференции заявлялись итоги сельскохозяйственного года, реализации нацпроекта "Развитие АПК". Но понятно, что без того вопроса, который, наверное, сегодня есть у всех в блокнотах, вопрос о росте цен на продукты, естественно не обойтись. Единственное, я бы хотел напомнить нашим коллегам, что касается этой проблемы (роста цен на продукты), надо понимать, что Минсельхоз отвечает не за весь продовольственный рынок, а лишь за ту его часть, которая относится к нашим российским сельхозпроизводителям. Что касается квот, пошлин в области внешней торговли - это все компетенция других министерств.

Алексей Васильевич, мое слово уже затянулось. Вы пришли не со мной встречаться, а с вами. Поэтому, пожалуйста, Ваше вступительное слово, а потом вопросы наших коллег.

А.В. Гордеев: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Я рад, что ведущий обратил внимание на то, что мы в преддверии праздника, называется он профессиональный праздник День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности традиционно, который год, встречаемся вот здесь на площадке любимой нашей газеты, издания “Московский комсомолец”. Проводим такое итоговое интервью с учетом того, что основные сельскохозяйственные работы заканчиваются, и мы уже вступаем в зимний период, готовимся к следующему сельскохозяйственному году.
Говоря коротко об итогах. Конечно, всех всегда волнует, что у нас будет с объемами сбора урожая, то есть зерновых культур. Могу сказать, что на сегодня мы практически все убрали - 99%. Убрали на 20 дней раньше, чем в прошлом году, несмотря на сложные погодные и неблагоприятные условия весной и в начале лета. Все-таки погода способствовала крестьянам в уборке урожая. Поэтому, вот эти ускоренные сроки уборки существенно сократили потери зерновых. На сегодня, если говорить в бункерном весе, почти 86 миллионов тонн. Достаточно много продовольственного зерна и, прежде всего, пшеницы - полностью мы закрываем свой внутренний баланс потребления. Мы не говорим сейчас, сколько зерна будет в чистом весе. Могу примерно сказать, на крупы, имея в виду все зерновые культуры, будет порядка 80 миллионов тонн. И сохраняем экспортный потенциал - около 12 миллионов тонн. То есть надо подчеркнуть, что в стране есть ресурсы зерновые на все цели, включая и сложившийся экспорт зерна из России.
Несколько слов о других культурах (это и картофель, и овощи), - здесь у нас урожай на уровне прошлого года. В принципе, сельхозпроизводители уже работают под сложившийся спрос на рынке. Побольше будет риса, чем в прошлом году, здесь мы намечаем стабилизацию в этом секторе и интерес инвесторов. Хуже с урожаем подсолнечника, потому что главные регионы, главные производители подсолнечника, которые попали под засуху - это Ростовская и Волгоградская области. Говоря о лучших регионах в стране по производству зерна, я, конечно бы, назвал, прежде всего, Кубань (Краснодарский край) - 8 с лишним миллионов тонн. Надо отметить работу хлеборобов Ставропольского края - 7 миллионов тонн (об этом уже говорилось), это вообще впервые за всю историю края - такой объем хлеба. Хорошо сработали республики Татарстан, Башкортостан, выш, чем в прошлом году, Оренбургская область, Алтайский край, Новосибирская область, Саратовская область. В принципе существенно пополнили урожай этого года регионы Сибири (примерно на 4,5-5 млн. тонн они больше собрали, чем в прошлом году и тем самым перекрыли тот недобор урожая, который у нас произошел на юге страны).
Переходя к животноводству, я бы напомнил, что эта отрасль у нас в приоритетном национальном проекте. Мы имеем хорошую устойчивую динамику роста производства мяса всех видов. Я напомню, целевой показатель 7%, увеличение производства мяса за 2 года будет перевыполнен примерно в 2 раза; более 14% составит прирост производства этой продукции за счет именно отечественных производителей. По молоку: результаты здесь близки к целевому показателю - 4,5% мы должны обеспечить прирост; на сегодня 3,6%. По нашим прогнозам, мы должны выйти за 4%, надеюсь, что будет выполнено и 4,5% - вот эта планка.
Хорошая динамика развития малого бизнеса. За эти годы создано 3400 кооперативов (я округляю) разных форм деятельности. Напомню, что в момент старта мы имели всего 900 кооперативов в сельскохозяйственной стране, то есть это, конечно, существенная прибавка к созданию необходимой инфраструктуры для малого бизнеса. Будут выполнены показатели по строительству и предоставлению жилья на льготной основе для молодых специалистов. Порядка 32 тыс. молодых специалистов (и их семей) получат льготное жилье. Всего у нас там показателей около 20. Я все не буду сейчас перечислять. Абсолютное большинство показателей будет выполнено и перевыполнено. И если еще назвать одну только цифру, то порядка 360 тыс. кредитов выдано за эти 2 года представителям малого бизнеса. Что касается крупных предприятий, то по всей стране строится новых и реконструируется более 2 тыс. животноводческих ферм различного профиля (это и молочное животноводство, и птицеводство и т.д.). Особо высокие темпы роста в производстве мяса птицы и мяса свинины. В этом году мы превысили производство мяса птицы советского периода, эталонный год у нас 1990-й, и мы вышли на большие объемы и лучшее качество.
Теперь несколько слов о выставке. Я напомню, что этот проект “Золотая осень” мы проводим с Москвой, два сопредседателя этого проекта - мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков и ваш покорный слуга. Для нас была важна такая форма взаимодействия, чтобы еще раз подчеркнуть: село работает ради города, село может жить и развиваться благодаря городу и Москва для нас крупнейший потребитель. Поэтому, запуская выставку-ярмарку “Золотая осень”, мы проводим целый ряд, на наш взгляд, очень важных и полезных мероприятий. По всей Москве регионы (более 30) могут выставлять свою продукцию на площадях без всякого рода посредников и сельхозтоваропроизводители этих регионов неплохо могут заработать, опять же исключая различные посреднические структуры, а горожане купить по умеренным ценам качественную и натуральную продукцию при широчайшем ассортименте.
Выставка-ярмарка с каждым годом растет. В этом году будет участвовать более 70 регионов России, несколько тысяч различных предприятий и компаний, не только чисто аграрного профиля, но и те, кто поставляет удобрения, производит различное машинное оборудование, новые технологии и т.д. и т.д., то есть все наши смежники. Будут выставки иметь 6 разделов, то есть они будут целенаправленны по различным отраслям и направлениям. Участвует более 20 зарубежных стран. Есть даже уже первые такие комплексные выставки, представляющие в целом страну. Приезжает много иностранных гостей. И мы надеемся, что выставка “Золотая осень” по своему значению будет примерно как продовольственный форум “Зеленая неделя”, который проходит в январе в Берлине и это будет хорошим стимулом для развития не только отечественного сельхозпроизводства, но и интеграции сельскохозяйственной экономики, сельскохозяйственного бизнеса в мировую экономику. Так что я вас всех также поздравляю с этим праздником. Кто-то представляет здесь аграрное сообщество журналистов, кто-то является обязательно потребителем нашей продукции. Будем считать, что это наш общий праздник, и мы вас всех приглашаем на выставку. Спасибо.

Вопрос: Алексей Васильевич, в чем причина резкого повышения цен?

А.В. Гордеев: Я думаю, пора уже всем изданиям, средствам массовой информации иметь где-то единый портал, где бы вы могли черпать ту информацию, о которой мы уже неделю говорим, и на подобного рода вопросы было уже дано много ответов. Но я повторюсь: главная причина и очевидная тенденция - то, что в мире нарастает напряжение с продовольственным обеспечением. Связано это с несколькими причинами (я их назову; они есть главные, есть второстепенные, но тем не менее, они в комплексе повлияли на ситуацию, которую, кстати говоря, мы прогнозировали несколько лет назад). Первое это то, что появляются крупные страны, как потребители дополнительного объема продовольствия за счет повышения благосостояния населения. Это такие, например, как Китай и Индия. И сегодня есть исследования западных международных институтов: к тому миллиарду, проживающему в развитых странах, добавляется вот уже в ближайшее время 800 млн. человек среднего класса из Китая, Индии и Вьетнама, и это в общем-то сопоставимо со всем населением, как вы видите и по цифрам развитых стран, и резко возрастает потребление продовольствия. Вторая серьезная причина - то, что биомасса стала использоваться для производства биотоплива. Это в первую очередь, зерно, масленичные культуры. И сегодня Соединенные Штаты Америки перерабатывают уже большие объемы, например, по кукурузе в первую очередь. Если мы говорим о Европе, это рапс, построены крупные заводы и биотопливо, биодизель становятся конкурентоспособными по отношению к традиционным видам горюче-смазочных материалов. Третья причина - это, конечно, глобальное изменение климата, которое влияет на основные страны-производители, страны-доноры продовольствия, в частности, известная засуха в Австралии. И четвертая причина: это то, что ряд крупных стран или их объединения начали снимать дотации с некоторых видов продовольствия, в частности Евросоюз в этом году снял дотации с субсидирования экспорта сухого молока и масла сливочного, что привело к резкому сразу повышению цен и на группу молочных товаров. То есть, вот примерно главные причины. И в этом контексте роль сельского хозяйства России, наш потенциал в ближайшие годы будет переоценен и по своей привлекательности, я надеюсь, это будет сектор не менее интересный для инвесторов, чем нефтяная отрасль и газовая отрасль России.

Вопрос: Во всем мире земельные отношения очень жестко регулируются государством. У нас сейчас анархия, у нас сейчас самый выгодный вид бизнеса в земельных отношениях - это вывод сельхозземель и перевод их в другую категорию. В результате ни сельхозпредприятия не могут нормально развиваться, и дачная амнистия осталась, сами знаете, как. Так вот меня интересует роль Минсельхоза в будущих попытках регулировать земельные отношения

А.В. Гордеев: Спасибо. Надо сказать, что сегодня роль Минсельхоза в этих процессах минимизирована или можно даже сказать, нулевая. Все это случилось после того, как была проведена административная реформа, и эти полномочия были переданы Министерству экономического развития и торговли. И вообще, на мой взгляд, глобальной ошибкой было то, что все земельные ресурсы, включая такие важные специфические, как сельхозземли, рассматриваются просто как объект собственности и недвижимости. Стояла задача, как развивать рынок и оборот этих ресурсов.
Мы всегда говорили, что сельскохозяйственные земли, притом, что они на сегодня частные, тем не менее совокупно являются общенациональным достоянием и государство должно быть заинтересовано в их сохранении, повышении плодородия, воспроизводстве и так далее. Мы такой вопрос поставили на Госсовете в прошлом году, нас поддержал президент Российской Федерации. Эту функцию с этого года частично нам возвращают как контроль за использованием сельскохозяйственных земель. Сейчас стоит вопрос о создании в структуре Министерства соответствующих департаментов земельных ресурсов и начала наведения порядка в этом деле, используя законные методы через надзор и контроль за использованием земли для того, чтобы мы исключили вот эти сделки, связанные с чисто спекулятивными заработками. Мы видим, все больше и больше приходит рейдеров, которые заинтересованы этот земельный ресурс “заморозить” как актив и затем, перепродав, не обрабатывать землю. У нас существует, к сожалению, мертвая норма закона, что если ты не обрабатываешь землю в период 3 лет, то государство имеет право через суд такие земли изъять. Ни одного, к сожалению, прецедента по решению суда в России нет, чтобы такое наказание, скажем, состоялось в отношении недобросовестных землепользователей или землевладельцев.
Мы будем усиливать эту норму, опираться на созданные ассоциации и союзы в нашей стране. Тем более, сейчас они становятся по закону "О развитии сельского хозяйства" субъектами отношений официальными, и я надеюсь, что через саморегулируемые организации, представляющие ту или иную отрасль сельского хозяйства, Министерство сельского хозяйства сможет навести в этом деле порядок в ближайшие годы. Вот если ранжировать проблемы, которые мы ощущаем даже в преддверии, казалось бы, 2008 года, когда у нас принята государственная программа 5-летняя.

Вопрос: У меня два вопроса, взаимосвязанных. Когда все-таки могут состояться интервенции. И второй вопрос: видите ли вы смысл введения сезонной пошлины на сахар?

А.В. Гордеев: В отношении интервенции, ограничения экспорта зерна частичного, я надеюсь, что постановление будет подписано буквально сегодня-завтра Правительством. С момента его опубликования норма войдет через месяц в действие. На ячмень пошлина 30% и на пшеницу 10%. После того как эти нормы войдут в действие, тогда мы выйдем с интервенциями, потому что сегодня выходить с интервенциями и продавать дешевое зерно трейдерам для продажи на зарубежные рынки, я считаю неправильным. В отношении интервенции еще раз могу подчеркнуть, мы технически полностью готовы, примерно полтора миллиона тонн качественного продовольственного зерна имеется для этих целей. Вопрос: как сделать так, чтобы правильно сбалансировать все те сигналы, которые идут с рынка. Мы видим главное, что у нас на сегодня ресурсы избыточны в стране. У нас нет проблемы дефицита зерна. 12 млн тонн мы могли бы экспортировать. По нашим прогнозам, наверное, нам, если ситуация на рынке не стабилизируется, придется вводить более жесткие меры по ограничению пшеницы, начиная с февраля-марта следующего года. Это будет зависеть от ситуации на рынке и от темпов вывоза за рубеж, соответственно, пшеницы.
И по сахару. Если посмотреть сегодня на ценовую ситуацию по сахару, то сахар имеет уровень цены чуть даже ниже, чем в прошлом году. Это позиция не беспокоит сегодня тех, кто отвечает за макроэкономику. Мы считаем, что здесь нужно принимать обратные действия по защите сахаропроизводителей и тех, кто занимается посевами сахарной свеклы. Такие предложения нами внесены в Правительство. Я надеюсь, они будут приняты. При том, что мы будем сохранять такой оптимальный уровень цены, не допускать инфляции, мы все-таки смогли бы ограничить часть поставок в следующем году сырца, здесь в основном у нас конкуренция. И тем самым мотивировать, чтобы сохранить посевные площади под сахарную свеклу.

Вопрос: Как вы относитесь к предложению депутатов о том, чтобы принять законом концепцию о продовольственной безопасности, где опять же прописать преференции российским производителям?

А.В. Гордеев: Мы последовательно все эти годы говорили о том, что есть такое понятие, оно признано в мире, как продовольственная безопасность и независимость. Я скажу простыми известными словами - бесплатный сыр только в мышеловке бывает. Все что сегодня сложилось на внутреннем рынке России - это прямое следствие ситуации в целом мире, и, в частности, в странах Евросоюза. Подорожание там продуктов питания произошло на 3-4 месяца раньше, чем в России. На сегодня мы довели состояние сельского хозяйства, в эти годы реформ, пик падения был в 1999 году, до того, что, сократив на 50% производство продуктов, прежде всего животноводческой продукции, мы так грубо подсели на иглу. Товарный рынок мяса зависит от импорта более чем на 40%, молочных продуктов - более чем на 25%. Идеология ряда моих коллег состояла в том, что важно в стране иметь деньги, а продовольствие мы купим. Мы имеем деньги, мы можем сейчас покупать его, но теперь как оказалось дорогое продовольствие, а своего нам не хватает.
Я могу спрогнозировать, чтобы было, если бы 2 года назад не зашла речь о приоритетном нацпроекте и мы за эти годы не увеличили производство и молока, и мяса. И это, между прочим, миллионы тонн. И наша зависимость была бы гораздо более чувствительнее перед этим процессом. Надо восстанавливать свое сельскохозяйственное производство. Надо делать так, чтобы мы меньше зависели от поставок западной продукции. Для этого у нас есть все условия и сейчас, по-моему, переходим мы в тот период, когда переоценивается роль сельского хозяйства. Нами вносилось предложение и в закон о продовольственной безопасности, и мы вносили доктрину на Совет Безопасности о продовольственной безопасности. Сейчас, я рад, что депутаты Госдумы подняли этот вопрос, и надеюсь, что это все будет принято. Смысл всех этих пугающих и одновременно красивых фраз заключается в следующем: государство обязано, и это одна из главных функций, обеспечить физическую и экономическую доступность наших граждан к продовольствию в любом месте и в любое время. Есть еще одна проблема (мы ее тоже поднимали), к сожалению, на сегодня вопрос повышения цен на социально значимые продукты бьет по бедному населению. Оно - под прямым ударом, потому что часть своих доходов, а это более 60%, люди тратят на продовольствие. И, прежде всего, это люди старшего возраста. И я, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что по абсолютному большинству продуктов питания в Европе цены в 2 раза выше, чем в России. Если мы с вами возьмем мясо, молоко, хлеб и т.д. Я уже не говорю о фруктах. И на наш взгляд, государство должно иметь социальные программы. Эти программы существуют во всех развитых странах, в частности в США. Когда неоправданный рост цен на продовольствие, по каким-то конъюнктурным соображениям и причинам, компенсируется вот этой части населения разными способами за счет бюджета. В США, я напомню цифры, ежегодно выделяется 40 млрд. долларов на продовольственные уроны, которые обеспечивают 3 социальные группы населения - это бедные люди и они признают, что такие есть - это порядка 20 млн. человек. Они получают талон, на который могут приобрести продовольствие или сходить поесть в точке общественного питания. Второе - это бесплатные школьные завтраки и третье - это беременные женщины - поддержка питания беременных женщин. Америка тратит на это деньги, тем самым, подчеркивая, что голодных у нас в стране нет. Я думаю, что если рассматривать разные подходы, здесь тоже надо посмотреть, какие возможности у нас есть, как нам компенсировать эту дополнительную ценовую нагрузку для социально незащищенных слоев населения.

Вопрос: К каким результатам могут привести те оперативные меры, которые предпринимает сейчас правительство по влиянию на цены? И сколько нужно времени, примерно, для того, чтобы избавиться от зависимости от импорта? Все-таки это не быстро можно сделать?

А.В. Гордеев: То, что сейчас правительство наметило и будет принимать как меры, начиная уже со следующей недели, я считаю существенно повлияет на ситуацию. Мы сейчас говорили о зерне. Далее будут снижаться пошлины на импорт ряда продовольственных товаров, потому что они бессмысленны. Ну например, сухое молоко. У нас в балансе потребления, если пересчитать на сырое молоко, то это получается 2 млн. тонн. Это достаточно большой объем. Подорожало в мире в 2 раза. Сегодня иметь защитную пошлину 15% - смысла нет. Подорожало сухое молоко из-за того, что Евросоюз снизил субсидии на экспорт. А если еще Евросоюз снизит субсидии и на производство этой продукции, то она подорожает еще в 2 раза. Сейчас аналогичные меры мы будем принимать и по подсолнечному маслу. Имею в виду в широком смысле растительное масло: это и соевое, и рапсовое. Ограничение вывоза семечки подсолнечника. Меры таможенно-тарифного регулирования нами намечены в этот раз. Я надеюсь, их примут быстро. Все хотят в данном смысле защищать потребителя, и мы поддерживаем такой подход.
Кроме того, мы рассматриваем серьезную меру по проверке работы крупных сетевых торговых компаний. К сожалению, мы видим, что даже на такие социально значимые продукты питания наценки составляют более и 20%, и 30%, и даже есть примеры, что эти наценки доходят до 50%. Мы считаем это несправедливо, и с этим будем разбираться, такие поручения уже соответствующим ведомствам и министерствам даны председателем правительства. Некоторые подходы у нас связаны с тем, как поддержать нам переработчиков молочной группы товаров, чтобы им облегчить доступ к сырьевой базе. Мы сегодня опять же видим, что проблемы не в крестьянах.
Сельхозпроизводители никогда не задавали тон на сельхозсырье, потому что они находятся под воздействием монополий известных, в т.ч. перерабатывающих. Сегодня конкуренция и сами переработчики взвинчивают цены. Вот эта ситуация проанализирована, я надеюсь, будут приняты такие меры в течение месяца, а стабилизация рынка пойдет уже со следующей недели.
Отвечая на вопрос, как нам восстановить свое сельскохозяйственное производство, могу вам сказать с сожалением, на это нам потребуется, как минимум, лет пять. Отрасль животноводства довольно капиталоемкая, инерционная, имеет большие сроки окупаемости. Я назвал, что более двух тысяч строится новых, реконструируется объектов в стране. Нам надо это количество, как минимум, утроить. Ясно, что корова по своим физиологическим качествам близка к человеку. Чтобы даже появился теленок для этого нужно, минимум, 9 месяцев. Животноводство - это пять лет в объемах. Но, слава богу, что мы два года этим занимаемся и пошла высокая динамика роста.
Девятый год подряд идет рост сельскохозяйственного производства в стране. Мы восстановили потенциал 90-го года только на 80%. При этом, если посмотреть структуру внутри, продукции растениеводства мы уже производим больше, примерно 110%. А животноводческой продукции всего лишь 60% от тех 90-х годов. Здесь, конечно, есть над чем работать. По сути надо удвоить объемы производства своей продукции.

Вопрос: Может быть, по памяти скажите, сколько в России сейчас в среднем душевое потребление продовольствия?

А.В. Гордеев: Цифры есть разные. Тем более, у нас статистика, к сожалению, тоже не блещет точностью из-за того, что у нас большой объем потребления происходит за счет продукции, произведенной домашними хозяйствами. И они не выходят на товарный рынок. Скажу так, что физиологическая норма 3600. Мы считаем, что сейчас потребляем где-то 2700. То, что среднестатистический гражданин у нас не доедает, это очевидный факт. А если еще посмотреть по структуре, то мы как раз не доедаем животные белки, что является наиболее ценным и для строительства организма и для поддержания его функционирования. Но довольно резко сдвинулась картина в позитив. Последние четыре года стало в стране падать потребление хлеба, картофеля, капусты, и растет потребление мясной и молочной продукции. Это растущий рынок, на который сейчас обратили внимание и вынули не только наши товары, но и товары известных стран. Это и Бразилия, США, Аргентина и целый ряд других стран. Вот такова ситуация.

Вопрос: Алексей Васильевич, вы много говорите о подъеме животноводства. Это невозможно без повышения зерна. В стране известно выпало из оборота 36 млн. га. Как собирается министерство осваивать вновь заброшенные земли?

А.В. Гордеев: Министерство сегодня, я не знаю, к сожалению или к счастью, ничего само не осваивает. Мы не являемся штабом отрасли в прямом смысле, как это было в советские плановые годы. Цифры, если уточнить, то выпало из оборота 20 млн. га пашни. Это существенный резерв. У нас всегда была проблема с растениеводческой продукцией. Если мы говорим сегодня о зерне, куда его продать. И мы считаем, что именно из-за падения животноводства выпало из оборота такое количество земли. Вообще, это некий парадокс, когда мы экспортируем, скажем, 12-15 млн. тонн зерна, а затем себе завозим более 2 млн тонн мяса. И если пересчитать, это ровно тот баланс, что мы через мясо, молочную продукцию импортируемую, завозим примерно к себе 12-15 млн. тонн зерна. Потому что зерно является основным продуктом для получения животноводческой продукции. Как только сегодня у нас пошел рост животноводческой продукции, так во многих регионах возвращается пашня в оборот. А то, что сейчас произошло в мире с ценами на зерно, это существенно ускорит этот процесс. И при таких темпах, я думаю, в течение 3-4 лет вся земля, которая имеет экономический потенциал будет возвращена в оборот, и мы подойдем к обороту зерна порядка 100 млн тонн.

Вопрос: Скажите, назначение Зубкова повлияло на политику министерства?

А.В. Гордеев: Я могу так сказать, что если такой вопрос последовал, для нас очень важно и приятно, что Зубков Виктор Алексеевич не понаслышке знает, что такое сельское хозяйство, понимает специфику этой деятельности, понимает особенности уклада не только как отрасли экономики, а как сферу жизни 40 млн граждан. Я это при наших первых рабочих контактах почувствовал, и я надеюсь и уверен, что это во многом повернет финансово-экономический блок к решению наших проблем. Я здесь объяснял тему инфляции неоднократно. На мой взгляд, пытаться регулировать только потребительский рынок и наблюдать за потребительскими ценами, говоря о том, что это основная задача макроэкономистов, неправильно. И мы должны понимать, как сегодня складываются ценовые пропорции между отраслями, как складываются в широком смысле межотраслевые пропорции по доходам, по уровню заработной платы. Журналисты, наверное, знают эту цифру. Я ее назову, средняя заработная плата в экономике примерно 12 с половиной тысяч рублей, в сельском хозяйстве - пять тысяч с небольшим. Мы до сих пор имеем себе зарплату в два с лишним раза ниже. Это тоже надо выравнивать. В советские годы, я напомню, в сельском хозяйстве уровень зарплаты был от экономики в среднем 95%. То есть, она была практически выровнена. Когда мы все эти вещи увидим, что, собственно, происходит внутри отрасли, что происходит на входе. Все опять же, наверное, знают, что цемент подорожал в три раза, металл - в 2 раза, удобрения - в 2 раза. Вот в течение одного года. Естественно, все это когда-то должно прийти на потребительский рынок. Если мы будем за этим наблюдать, тогда нам многие причины будут понятны.

Вопрос: Какова роль собственника-хозяйственника в производстве сельскохозяйственной продукции?

А.В. Гордеев: Я бы все-таки их разделил и по уровню организации труда, не говоря о юридическо-правовой форме, и по перспективе. Глубоко уверен, что без развития крестьянско-фермерских хозяйств, в хорошем смысле, сельское развитие в стране не получится. В селе есть место для малого бизнеса, и как раз, если посмотреть итоги приоритетного национального проекта. Именно крестьянско-фермерские хозяйства наиболее активно вошли в этот проект и дают самые высокие темпы роста. В отношении личных подворий граждан. Мы вынуждены признать, что это маргинальный сектор. Мы вынуждены констатировать, что люди в общем-то не от счастливой жизни занимаются таким тяжелым сельскохозяйственным трудом, как второй своей деятельностью. Или, будучи в пенсионном возрасте, продолжают по сути себя кормить с тем, чтобы каким-то образом выжить. Наверное, это не норма, когда сельский учитель или врач после своего рабочего дня должен идти доить корову, думать о кормах. И личные подворья в какой-то части должны превратиться в фермерские хозяйства. Там, где у людей есть предпринимательская жилка, и это станет для них основной деятельностью. А остальные личные подворья должны превратиться в сектор для себя, для души. Не с целью себя прокормить и выжить. И мы как раз говорим о том, что надо создавать альтернативные виды занятости. Чтобы в селе также развивалась различного рода сфера услуг, чтобы там была достойная жизнь у всех категорий работников. Вот такова примерно перспектива.

Ведущий: Спасибо, друзья. Если мы не отпустим Алексея Васильевича, то рост цен на продукты точно не остановится. Поэтому, давайте поздравим с наступающим праздником. Спасибо, Алексей Васильевич, за полные и четкие ответы. И мы Вас ждем в следующем году, Алексей Васильевич.
Пресс-служба Минсельхоза России

Новое место статьи