ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 07 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

«Дедушке и не снилось. «Идиллическая» ферма и «традиционные» технологии - не гарантия качества»

Американцы очень гордятся качеством своей продукции, они решили предоставить об этом информацию СМИ, влиятельным лицам, и создали для этого специальную программу «Качественные продукты питания из США». Программа - это попытка сказать правду об американских продуктах питания.

Массовое производство продуктов питания и их высокое качество - совместимы ли эти понятия? Может ли считаться, что человек хорошо питается, если он потребляет «массовые» продукты? Об этом беседа с полномочным министром сельского хозяйства посольства США в России Алланом Мастардом.

ВОПРОС:
- Экологически чистые продукты ассоциируются у потребителя с мелкими фермами, где все «как у дедушки». Крупные компании часто в рекламе эксплуатируют этот стереотип, но могут ли они гарантировать действительно домашнее качество?

А. МАСТАРД:
- Прежде всего, нужно понять, что же такое экологически чистая еда? У нас в Америке есть специальный термин - «органика». «Органика» определяется нормативным регламентом, который был выпущен около десяти лет тому назад после тематических общественных слушаний. С той поры мы четко понимаем, о чем говорим. А что представляет собой понятие «экологически чистая еда» в России, пока неясно.
Второй вопрос - питался ли тот пресловутый дедушка лучше, чем мы. Я уверен, что нет. Мы живем лучше и дольше, чем наши дедушки, и мы пользуемся рационом, о котором предки могли только мечтать. Так что технологический прогресс не обязательно отрицает качество, все зависит от того, как та или иная технология применяется.

ВОПРОС:
- Что собой представляет американский стандарт? И есть ли особый реестр стандартов для детского питания?

А. МАСТАРД:
- Речь в первую очередь идет о технологии производства. Для того чтобы пройти сертификацию в качестве «органического» товаропроизводителя, надо соблюдать определенные правила. Например, за 3 года до выпуска первой органической продукции нужно отказаться от применения минеральных удобрений. А на протяжении всего производственного цикла не использовать средства защиты растений. И таких требований, предъявляемых к технологии, более чем достаточно.
Что касается детского питания, то мы не отделяем детское питание от прочего. Правила безопасности должны быть выдержаны везде и на достаточно высоком уровне. К слову, США является одной из немногих стран, которые публикуют статистические данные о безопасности продуктов питания.

ВОПРОС:
- Кто выдает сертификаты производителям органических продуктов?

А. МАСТАРД:
- Стандарты у нас федеральные, а сертификация проводится на уровне штатов. Дело это добровольное. Но если производитель хочет продавать продукцию со специальным «органическим» ярлыком, он обязан пройти сертификацию, только так он сможет продавать свой товар примерно на 20% дороже.

ВОПРОС:
- Потребитель готов за это платить?

А. МАСТАРД:
- Примерно 10% населения США регулярно покупают органическую продукцию. 40% делают это время от времени. Выбор определяется в основном достатком: органическую продукцию берут люди с доходами выше среднего.

ВОПРОС:
- Как в США относятся к генно-модифицированным продуктам (ГМО)?

А. МАСТАРД:
- Генная модификация привносит в организм свойства, которые или улучшают его способность к развитию, или обогащают его. Классический пример - «золотой рис» с повышенным содержанием бета-каротина, который интенсивно насыщает человеческий организм витамином А. В этом случае генная инженерия подарила растению новое полезное качество. Были, однако, и неудачные эксперименты. Например, инженеры вывели сорт помидоров, которые долго хранятся, но совершенно невкусные. И потребители сами отвергли этот товар.

ВОПРОС:
- Есть ли научные данные о вреде ГМО?

А. МАСТАРД:
- Сколько лет мы уже питаемся такими продуктами, и за все это время никто не умер и даже не заболел. Тем не менее, в Штатах ГМО проходят проверку в трех ведомствах, и если есть хотя бы подозрение на потенциальный вред, продукт на рынок не выходит.

ВОПРОС:
- Однако часто говорят, что американцы страдают излишней полнотой именно из-за употребления ГМО…

А. МАСТАРД:
- Во-первых, в США очень дешевая еда - 5% семейного бюджета уходит на питание дома, еще 5% на питание вне дома. Такая дешевизна продуктов невольно влияет на гастрономические пристрастия людей. Во-вторых, нация перестала заниматься спортом, большинство американцев предпочитает смотреть спорт по телевизору. Мои ровесники в детстве проводили время на улице с мячом, а нынешние дети - дома у компьютера.

ВОПРОС:
- Тем не менее, общество требует информировать людей о том, что они покупают. И сообщать о наличии ГМО на продуктовых этикетках…

А. МАСТАРД:
- Вряд ли это требование общества. Когда в 1996 году я работал в Австрии и общался с тамошним представительством Гринпис, мне говорили: «За 2 года мы сделаем из генной инженерии пугало. Китов уже спасли, надо придумать что-то новое». Я тогда поинтересовался: ведь генная инженерия широко используется при производстве лекарств, почему вы не выступаете против этого? Но не получил внятного ответа. Общество в целом вряд ли вообще понимает, что такое генетика.

ВОПРОС:
- Наверное, играет роль и конкуренция?

А. МАСТАРД:
- Да, страны, которые хотят защищать свой рынок, видят в генной инженерии предлог для обоснования своих действий. При этом указывается, что продукты из той или иной страны вредны, а наши, конечно, лучше, потому что производятся на фермах, где коровы улыбаются и свиньи счастливы.

ВОПРОС:
- Почему «Макдональдс» предстает в воображении многих чуть ли не «империей зла»?

А. МАСТАРД:
- «Макдональдс» как раз отказывается от ГМО, потому что так хотят покупатели. Это решение нельзя назвать научно обоснованным, оно скорее маркетинговое.

ВОПРОС:
- Что вы скажете о решении ряда российских регионов ввести нулевой стандарт содержания ГМО?

А. МАСТАРД:
- Ученые прекрасно понимают, что генная инженерия - многообещающая технология, которая могла бы стимулировать развитие российского сельского хозяйства и помочь ему стать конкурентоспособным. Например, весь мир борется против колорадского жука. В России же разработан сорт картофеля с естественной защитой от колорадских жуков. Генно-модифицированный. Он не может выйти на рынок. Почему? Потому что власти боятся реакции общественности. Подумайте, разработка российской науки не может выйти на рынок. Она принесла бы очень большую пользу.

ВОПРОС:
- В начале 2000-х потребителя пугали качеством американских кур, а теперь об этом даже не говорят. Куры стали лучше? Поработали наши инспекторы?

А. МАСТАРД:
- В начале XXI века темпы роста российского птицеводства были нормальными - 7-8% в год, но кое-кому захотелось, чтобы рост шел еще быстрее. И это стало возможно за счет отказа от импорта.
В Турции 18 лет назад местные производители риса объявили, что у тех, кто ест американский рис, не будет детей. А у меня как раз была беременна жена, и я откровенно сказал в интервью одному турецкому СМИ: вы же видите, я ем именно американский рис.
Что касается американской курицы, мы производим ее так же, как и в 90-е годы прошлого века. А пересуды затихли потому, что стало очевидно: наша курица и российская - два разных продукта. Наша - свежемороженая, ваша - охлажденная, и эти товары адресованы разным группам потребителей.

ВОПРОС:
- Россия пытается позиционировать себя как страна, производящая экологическую продукцию на экспорт. Получится?

А. МАСТАРД:
- Никогда не говори никогда, но есть препятствия, которые придется преодолеть. Во-первых, в умах западных потребителей Россия ассоциируется с Чернобылем. Должно смениться как минимум одно поколение, чтобы забылась эта трагедия. Во-вторых, это кислотные дожди и прочие российские экологические проблемы, о которых в Европе также прекрасно осведомлены. Но, повторюсь, нет ничего невозможного.

ВОПРОС:
- А нет ли и тут доли пиара? Например, Швеция, где идут такие же кислотные дожди, утверждает, что молоко в Стокгольме не портится неделю, а в Москве якобы за 2 дня скисает.

А. МАСТАРД:
- Поскольку я в детстве доил коров, то прекрасно знаю, что сохранность молока зависит не от экологии, а от здоровья животного и гигиены. У нас на ферме молоко не портилось в холодильнике целый месяц, потому что коровы были здоровые и содержались в чистоте. Если бы в России соблюдали технологические правила, ваше молоко хранилось бы точно так же.

ВОПРОС:
- Есть ли надежда, что с развитием крупных животноводческих холдингов доля качественного мяса станет больше?

А. МАСТАРД:
- АПК России состоит из двух крупных частей: личные подсобные хозяйства (ЛПХ) и коммерческое производство. Рано или поздно коммерческое производство вытеснит ЛПХ, и тогда улучшение качества станет заметным. Вообще, если посмотреть на развитие свиноводства в любой стране мира, получим график наподобие «пилы». Перепроизводство сопровождается падением цены и падением производства, потом цены начинают расти, растет и производство. В России такой цикл пока не сформировался, поскольку рыночного, коммерческого свиноводства не было чуть ли не с царских времен.
Первые годы «нового» свиноводства будут тяжелыми, перепроизводство уже существует, цены на продукцию упали. Пережив несколько таких циклов, на рынке останутся сильнейшие производители. Они-то и дадут качественную продукцию, которая будет соответствовать требованиям переработчиков.

ВОПРОС:
- Есть ли результаты от программы «Качественные продукты питания из США». Зачем она понадобилась?

А. МАСТАРД:
- Люди стали понимать, что качество продукции не зависит от того места, откуда был доставлен тот или иной продукт. Оно зависит от того, как его произвели, переработали и упаковали. Главное, чтобы потребитель был образован, осведомлен, и тогда он сам найдет качественный товар.
Е. Арсюхин, «Российская газета», цит. по www.agronews.ru

Новое место статьи