ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Белоруссия: как не переборщить с химикатами

Ни один даже самый полный каталог не может вместить всех тонкостей, которые следует учитывать при работе с «умной химией».

А ведь от правильного использования пестицидов и иных «...цидов» зависит не только количество, но и качество выращенного урожая. Без помощи ученых тут не обойтись. Сегодня у нас в гостях специалисты Института защиты растений: заместитель директора по науке кандидат сельскохозяйственных наук Ромуальд Супранович и заведующая лабораторией защиты плодовых культур кандидат биологических наук Наталья Колтун. Благодаря их подсказкам мы сможем не только разобраться в огромнейшем разнообразии пестицидов, разрешенных к применению в Беларуси, но и выбрать самые эффективные (и при этом наиболее безопасные!) средства для борьбы с вредителями, болезнями или сорняками.

— Министерство сельского хозяйства и Главная государственная инспекция по семеноводству, карантину и защите растений издали «Каталог пестицидов и удобрений, разрешенных для применения в Беларуси». Что стоит за понятием «разрешенные к применению»? Логичнее было бы предположить, что если тот или иной препарат есть в продаже, то соответственно его можно использовать в Беларуси.

Ромуальд Супранович: Сегодня в розничной сети, к сожалению, предостаточно препаратов, которые не входят в перечень разрешенных. Как попали они в магазины? Это уже другой вопрос. Спрос диктует предложение. В том числе и на «химию». Некоторые препараты не разрешены у нас, но широко применяются в Польше и России. Возможно, если соблюсти рекомендации по применению, вреда и не будет. Но ручаться за это никто из белорусских специалистов не станет. Очень часто завозят к нам средства, которыми за границей протравливают огромные площади. Но колхозное поле и дачные 6 соток — это не одно и то же! Да что говорить, даже не со всеми разрешенными для промышленного применения в Беларуси препаратами можно работать в частном секторе. Средства же, включенные в каталог, как раз–то и гарантируют безопасность и эффективность. Использование пестицидов регламентируется законодательством во всех странах, в том числе и у нас.

— В чем отличие препаратов, предназначенных для частных подворий и колхозов, совхозов?

Наталья Колтун: В условиях применения, нормах расхода, санитарно–гигиенических характеристиках. И конечно же, в классе опасности, к которому они относятся.

— У нас их четыре?

Н.К.: Да. Но для частных хозяйств разрешены препараты только 3–го и 4–го классов опасности, то есть наименее токсичные и наиболее экологически безопасные.

— Как проходит тестирование тех же гербицидов или фунгицидов?

Р.С.: Ряд научно–исследовательских институтов (в том числе и наш) в течение двух лет всесторонне изучает заявленный препарат. Это и воздействие его на окружающую среду и вредный объект (то есть самого вредителя). Если он полностью не разлагается и не выводится из растения, то какой процент его остается? Через сколько дней можно есть обработанные овощи? К примеру, после обработки фунгицидом «азофос» картофеля или яблок до уборки урожая должно пройти 20 дней, томатов — 8, а огурцов — 5. Как влияет препарат на полезных насекомых, животных и самого человека? После анализа всех полученных данных и выносится заключении о целесообразности включения его в каталог.

— Сегодня много говорят и пишут о чудодейственных свойствах «Байкала–М1». Каков его статус в Беларуси?

Н.К.: Такого препарата среди разрешенных нет и исследования по нему пока не ведутся. Все биодобавки и регуляторы роста, как и обычные удобрения, в обязательном порядке должны тестироваться и регистрироваться. В этом году в каталог были включены лишь такие регуляторы роста растений, как «биогумат», «оксидат торфа с микроэлементами», «экосил».

— Есть ли белорусские средства для защиты растений?

Р.С.: Да, но их, к сожалению, очень мало. На «рождение» одного препарата уходит около 15 — 20 лет. Мы гордимся фунгицидом «азофос», в основе которого аммоний–медь–фосфат. А создан он, к слову, из отходов, из отслуживших свой век медьсодержащих деталей транзисторов и телевизоров. Бросовое сырье используется и для получения белорусского препарата «ПСК» — полисульфида натрия.

— Но ведь мало купить хороший препарат. Его надо еще правильно использовать. Но некоторые дачники ленятся лишний раз прочитать инструкцию по применению...

Н.К.: ...а потом зачастую жалуются на производителей или продавцов. Тот же фунгицид «ПСК» отлично работает на смородине, яблоне. Но им нельзя обрабатывать крыжовник: опадут листья.

— В сегодняшнем изобилии «химии» так легко запутаться. К тому же очень много препаратов с созвучными названиями. К примеру, «терсел», «терссан».

Н.К.: «Терсел»– фунгицид, «терссан» — гербицид. А есть еще и «тарзан» — инсектицид. Из того же ряда «актара» и «анкор». «Терсел» борется с болезнями, а «актара» — уничтожает вредителей. «Терссан» и «анкор» — гербициды, после применения которых 3—4 года вообще ничего не будет расти. Помимо всего прочего, эти препараты запрещены для использования населением! Но опять же, в розничной торговле сегодня можно встретить все, что угодно. Даже комплексное удобрение... «анкор». Вот и получается, что, не зная, какие препараты испытаны и разрешены для частных подворий, мы всякий раз покупаем кота в мешке. Причем не исключено, весьма опасного для собственного здоровья.
Н. Тышкевич, www.sb.by

Новое место статьи