ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Полевые условия. Почему погорели те, кто застраховал урожай от засухи

В декабре регионы ЮФО получат компенсацию за «съеденный» засухой урожай. Пока же аграрии, кто в одиночку, кто с помощью местных властей, продолжают бороться с последствиями стихии. Как живут селяне в ожидании бюджетной поддержки, выяснял корреспондент «Российской газеты».

Владимир Авдиенко, председатель одного из СПК в Заветинском районе Ростовской области, со дня на день ждет приезда покупателей из Карачаево-Черкесии. Для него восточная поговорка «Гость в дом - счастье в нем» как никогда актуальна.
«Продам 200 племенных телушек, появятся деньги на семена яровых. Поеду покупать в Ставропольский край, у нас ведь не выросло ничего», - рассуждает он.
Против прошлогодних 95 тыс. т зерна в нынешнюю уборочную кампанию район собрал всего 17 тыс. т. 81 млн рублей прямых затрат, 404 млн рублей упущенной выгоды - таковы потери в денежном эквиваленте.
«Ячменя вообще не было, а пшеница давала крохи. Поэтому шесть хозяйств не смогли взять зерно на семена», - поясняет начальник управления сельского хозяйства администрации Заветинского района Анатолий Певнев.
Засуха успела задеть не только посевы яровых. Пострадали и озимые. Первый хороший дождь в Заветке выпал в начале года, в январе, второй, как ни дожидались селяне милости от природы, только девять месяцев спустя, в ноябре.
«Озимая пшеница лежала в сухой земле. Определенный процент погибшей уже сесть», - говорит Певнев.
По вине небесной канцелярии местным аграриям теперь приходится решать и проблему с кормами. Запасенного в этом году сена с учетом прошлогоднего, оставшегося от мягкой зимы, вполне достаточно, а вот фуража маловато. Чтобы коровам, быкам да овцам больше досталось, пришлось пожертвовать пятачками - ликвидировать свиноводство.
«Этим животным требуется слишком много корма, а особой надобности в них у нас все равно не было, - объясняет Певнев. - Если брать все сельхозпредприятия, то голов триста свиней всего набралось бы. Мясо в основном шло на цели общепита. Теперь для этого закупаем свинину у населения, даже кооператив по первичной переработке создали. Мясо принимаем по ценам, как у индивидуальных предпринимателей, - от 42 до 45 руб/кг живого веса. Всем выгодно. При необходимости свиноводство можно снова развить. В начале года поросенка купишь, к концу уже приплод будет».
Сокращение поголовья свиней вопрос дефицита фуража в Заветке полностью не решило. Поэтому аграрии надеются на обещанную министром сельского хозяйства России Алексеем Гордеевым компенсацию. Эти деньги как раз и пойдут на закупку фуража. С учетом того, что администрация Ростовской области до декабря 2008 года продлила сроки возврата бюджетных кредитов, которые предприятия АПК взяли на приобретение ГСМ, минеральных удобрений и средств защиты растений, жить можно.
«Выплата обещанной компенсации улучшит положение дел на конец года: можно будет погасить задолженность по кредитам и зарплатам, - считает Анатолий Пустоветов, начальник отдела сельского хозяйства Ремонтненского района области. - Там, где можно было, мы кредиты пролонгировали, но некоторые организации не согласились учесть форс-мажорные обстоятельства - пришлось рассчитываться».
Ремонтненский район находится в зоне рискованного земледелия. Такой территории, казалось бы, противопоказано растениеводство. Но местные аграрии вынуждены им заниматься даже при мизерных показателях продуктивности. В районе активно развивается животноводство, а это означает, что сельхозпредприятия «привязаны» к кормовой базе.
«У нас нет местного водосбора: ни моря, ни речек, - замечает Пустоветов. - Этим летом все малые водоемы высохли полностью, а в трех больших уровень воды снизился на 70%. Оросительные системы - не выход. Когда они были, то позволяли поливать всего 200-300 га земель одного хозяйства. А у нас в районе сегодня 380 тыс. га, из них 320 тыс. сельхозугодий и 145 тыс. пашни - физически невозможно все охватить поливом. Поэтому стараемся внедрять влагосберегающие технологии и улучшать показатели по животноводству. Это «разменная монета», которой можно расплачиваться в любой, даже неудачный год».
Всего в Ростовской области беды от засухи хлебнули больше 2 тыс. коллективных и крестьянских (фермерских) хозяйств. Туго пришлось и владельцам личных подворий. Специалисты всерьез опасались, что на Дону начнется нечто похожее на коллективизацию 1920-1940-х гг., когда люди резали скот, чтобы не отдавать его в колхоз. В текущем году к таким намерениям могла подтолкнуть проблема с кормами. Поэтому из бюджета области малоимущим хозяевам ЛПХ, пострадавших от засухи, выделили около 10 млн рублей - по 1 тыс. рублей на одну семью.
В Калмыкии собрали все ресурсы для того, чтобы завершить сев озимых. Одни сельхозпредприятия, чтобы пополнить оборотные средства, продавали скот, другие влезли в очередной кредит, не успев расплатиться с предыдущим. Но результат того стоил - засеяли 166 тыс. га, что на 31 тыс. га больше по сравнению с прошлым годом. И это притом что в бюджете республики не нашлось ни одного «лишнего» рубля для того, чтобы помочь местным аграриям в неравной битве с засухой. Теперь, если погода проявит милосердие, можно ждать хорошего урожая. Но расслабляться селянам не приходится. Для весеннего сева недостает 4,5 тыс. т яровых ячменя и пшеницы.
Сейчас в региональном минсельхозе формируют банк данных потенциальных поставщиков из других регионов и надеются на компенсацию понесенных от засухи потерь. От нее здесь пострадали 50% всех посевных площадей, в результате чего республика не добрала 211 тыс. т зерна.
В Дагестане пропали два урожая зерновых. В южных районах республики сушь началась еще с осени прошлого года.
«Как посеяли озимые, так до самой уборки и не капнуло», - вспоминает заместитель министра сельского хозяйства РД Башир Байтимиров.
Жара не пощадила и главное богатство республики. Дагестан не досчитался 2 тыс. га виноградников. «К счастью, удалось запастись кормами, - говорит Байтимиров. - Мы ежегодно увеличиваем посевы многолетних трав на орошаемых землях, поэтому в нынешнем году заготовили один млн 200 т грубых кормов. Перезимуем и продолжим ликвидировать последствия стихии».
Вячеслав Василенко, министр сельского хозяйства Ростовской области:
- Федерация впервые выделила средства на компенсацию потерь от засухи. Мы за это очень благодарны, но, я считаю, не стоит рассчитывать, что нам будут постоянно помогать. Нужно надеяться на себя: внедрять влагосберегающие технологии, развивать животноводство, тем более что все условия для этого созданы.
Со страхованием ситуация пока неоднозначная. В Орловском районе области, даже при урожайности 2-3 ц/га страховщики заставляли селян убирать урожай, хотя это никогда не делается - зерно остается на корм скоту. Но страховщики хотели, чтобы издержки были меньше. Другой пример: сельхозпредприятие заплатило один млн 700 тыс. рублей страховых взносов, а два млн сто тыс. ему сейчас дают в качестве компенсации при 5 млн рублей ущерба по прямым затратам.
Александр Родин, председатель ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Ростовской области:
- Средства, которые выделены на помощь пострадавшим от засухи, крайне важны, хотя не очень значительны, если рассматривать их в контексте существующей ситуации. Растут цены на удобрения, пошла вверх стоимость ГСМ, причем на ряде заправок нет ходового для селян 92 бензина - весна будет очень напряженная.
Геннадий Рогозин, начальник отдела растениеводства министерства сельского хозяйства Калмыкии:
- Некоторые сельхозпредприятия республики застраховали свои посевы, а теперь никак не могут добиться выплаты возмещений за потерю урожая. Дело дошло до разбирательств в суде. Страховщики утверждают, что страховых случаев нет: то температура была недостаточно высокой, то вместо засухи был суховей, а он не является достаточным основанием для выплаты компенсации. Получается, что погорели и те, кто понадеялся на счастливый случай, и те, кто застраховался. Но первые получат компенсацию от государства, а вторые останутся с носом, потому что в их случае возмещение ущерба не предусмотрено. Думаю, нужно развивать систему страхования и повышать доверие аграриев к этой системе. Иначе люди, обжегшись один раз, туда больше не пойдут.
Ю. Кривошапко, Ростов-на-Дону, www.rg.ru

Новое место статьи