ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Три жертвы борьбы Правительства с инфляцией - зерно, ЛПХ и капуста

Скачок цен перед выборами и выход инфляции за ожидаемые рамки были вполне прогнозируемы. А то, что МЭРТ его «прозевал», является сигналом об уровне аналитической работы власти.

Невысокая культура обращения с информацией и стала катализатором принятия ряда мер по регулированию рынка.
Данные о том, что мировые цены на зерно, растительные масла, молокопродукты растут как на «дрожжах» были видны практически всем на сайтах ФАО, ООН, минсельхоза США, AgroNews.ru и др. Намерение ЕС отказаться от субсидирования экспорта масла и сыров, которые формируют львиную долю потребительского рынка этих продуктов в России, тоже было общеизвестно. То есть, элементарный мониторинг и анализ ситуации на мировых рынках позволял прогнозировать развитие ситуации внутри страны и принять превентивные меры в части развития собственного производства, которое является наиболее действенным фактором от роста внутренних цен.
Кстати последние лет десять и Минсельхоз, и аналитики постоянного говорили о том, что высокая доля импорта на ряд продукции животноводства на потребительском рынке при изменении мировой конъюнктуры приведет к негативным последствиям для внутреннего рынка. Но МЭРТ эти доводы отметал с порога, считая разговоры о продовольственной безопасности не вполне либеральными.
В результате получили, то, что получили, и началась гонка административных мер.
Первой «жертвой» стал экспорт зерна - были введены повышенные вывозные пошлины на пшеницу и ячмень. Минсельхоз России (хотя он не отвечает за потребительский рынок - это функция Минэкономразвития), договорился с рядом крупных производителей и сетевых операторов продовольственного рынка о замораживании цен, а также начал проведение товарных интервенций. Антимонопольная служба бросилась проверять обоснованность увеличения отпускных цен производителями по регионам. Несколько недель информация о том, что сделано, кадры с поездками губернаторов по магазинам шли по телевидению и газетах непрерывным потоком, как сводки о боевых действиях.
Правительство приняло решение о снижении пошлин на импорт молока и молочной продукции, картофеля, капусты и моркови. Мягко говоря, эти решения не вполне логичны, так как одной рукой государство в рамках нацпроекта стимулирует расширение внутреннего производства молока, а другой открывает его импорт, сокращая внутренний рынок сбыта.
Между тем, владельцы ЛПХ брали кредиты в Россельхозбанке на покупку породистых коров, в том числе через Росагролизинг, создавали сбытовые кооперативы, надеясь расширить производство и хоть немного разбогатеть. Чем теперь возвращать эти кредиты, при наличии импортной конкуренции? Это вторая жертва.
Жертва третья. Еще можно было бы понять логику снижения сезонных пошлин на молоко (зимой его производство сокращается), но вот объяснить крестьянину про импорт картофеля, капусты и моркови в период, когда только закончилась их уборка, будет сложно. К тому же более 90% картофеля, как и белокочанной капусты, моркови, производятся в хозяйствах населения, и, по большому счету, дефицита предложения данной продукции нет. Есть дефицит организации сбыта. Но было решено поддержать поставки этих овощей из Голландии, Израиля, Польши.
Неужели кто-то серьезно верит, что и тут, как говаривал Остап Бендер, «заграница нам поможет»? Результат очевиден - торговля предпочтет закупать крупные партии продукции по импорту, а не «возиться» с организацией закупок в малых хозяйствах.
А конкретных «героев» повышения цен никто не знает. Может быть, имеет смысл, чтобы в городских и районных газетах раз в неделю публиковали отпускные цены на молоко и хлеб местных предприятий, чтобы люди могли сравнить - сколько «накрутилось» по дороге от завода до кухни? Правда, тогда потребуется конкретная работа муниципальных органов власти, чтобы объяснить, что происходит, и что они делают, вместо поиска «кровопийц-монополистов».
Сегодня усилия государства, по сути, ориентированы на все население страны, то есть, улучшен доступ к продовольствию и для бабушки-пенсионерки, и для банкира, вместо целевой помощи неимущим. Да и цены, если присмотреться к официальной статистике пока ведут себя как-то не совсем «правильно».
На первый взгляд, ситуация улучшается - по данным Росстата индекс потребительских цен в ноябре 2007 года составил 101,9%, что ниже, чем в предыдущем месяце (103,3%). В ноябре цены на подсолнечное масло выросли только на 2,3%, на сыры - 4,8%, молоко пастеризованное - 2,9%, масло сливочное - 4,3%, творог различной жирности - 5,0-5,5%, а яйца даже подешевели сразу на 0,5% (это «сработали» договоренности Минсельхоза с переработкой и давление региональных администраций на торговлю), но…в октябре цены на них уже выросли на 26,3%, 11,2%, 12,7%, 10% и на 20,9% соответственно. При этом, очевидно, что октябрьские темпы роста цен и не могли сохраниться, иначе сократятся объемы продаж, а торговля это чувствует остро. А вот цены на капусту и картофель выросли на 11,3% и 7,7% соответственно.
Вообще-то это естественная реакция - если растут цены на все, то крестьянам надо концы с концами сводить, а подворье для многих из них важный источник денежных доходов - зарплата на селе самая низкая в стране.
Объективная необходимость активного участия государства в регулировании цен на продовольствие не вызывает сомнений, особенно учитывая значительную долю населения с низким уровнем доходов. Вопрос в том, как этого добиться.
Сегодня Правительство России пытается решать возникшую проблему пожарными методами, эффект которых кратковременен и не решает фундаментальных проблем. Не могут не расти цены на продовольствие, если растут цены на энергоносители, грузоперевозки, растет плата за землю и коммунальные услуги для переработчиков, а государство не имеет рычагов регулирования розничной торговли.
Единственным способом обеспечить высокую насыщенность рынка доступным продовольствием является развитие и повышение конкурентоспособности отечественного сельского хозяйства, что заложено и в нацпроекте и Госпрограмме развития сельского хозяйства до 2012 года. Открыть шлюзы для импорта сейчас - значит отбить интерес крестьянина к расширению производства, подорвать его веру в кредиты и в государственную аграрную политику.
Вспомните 1991 год: ножки Буша - крах птицеводства, старое мясо со складов НАТО - массовый забой скота… Все уже было, словно действующие лица все те же.
Аналитическая группа «Крестьянских ведомостей», www.agronews.ru

Новое место статьи