ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 06 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Прошлое, не ставшее нашим будущим - к 120-летию со дня рождения А. Чаянова

Имя Александра Васильевича Чаянова (1888-1937), выдающегося русского ученого-аграрника, выпускника и в последующем профессора Московского сельскохозяйственного института (МСХИ, ныне Российский государственный аграрный университет - МСХИ им.К.А. Тимирязева), директора Института сельскохозяйственной экономии, с течением времени стало легендой и хорошо известно в мире.

Его жизнь совпала с гигантскими социальными потрясениями. Предметом глубоких исследований А.В. Чаянова стали социально-экономические основы организации сельского хозяйства, поиски путей увеличения эффективности аграрного производства России.
Сложность и комплексность этой проблемы потребовали от А.В. Чаянова многочисленных исследований, выполненных им в разных направлениях: экономике, истории, социологии и даже в художественной литературе. Разработки ученого по модели семейного крестьянского хозяйства и сельскохозяйственной кооперации вошли в историю мировой экономики. Его исследования разнообразия хозяйственных форм и образований, принципов кооперации стали неотъемлемым элементом основ мировой экономической науки. Он создал стройную универсальную теорию крестьянского хозяйства и крестьянской кооперации.
Александр Васильевич Чаянов родился 29 января 1888 г. в Москве. Его отец, Василий Иванович, выходец из крепостных, мальчиком ушел на фабрику, стал купцом, рано умер. Мать - Елена Константиновна Клепикова, была одной из первых женщин России, получивших высшее агрономическое образование.
В 1899 г. А.В.Чаянов поступил в реальное училище, а в 1906 г. - в Московский сельскохозяйственный институт (МСХИ). Его учителями были А.Ф. Фортунатов, Н.Н. Худяков, Д.Н. Прянишников и многие другие выдающиеся представители профессорско-преподавательского состава МСХИ и научной среды всей России того времени. Позиция А.В. Чаянова как студента была очень активной, поэтому, когда в 1911 г. он окончил институт, то был оставлен для подготовки к профессорскому званию. К этому времени он был уже автором 18 печатных работ. Известны его статьи, выступления и доклады еще в период студенчества. Во время каникул, в 1908 г., он посетил Италию. Позднее были командировки в Швейцарию, Бельгию, Германию, Францию.
После окончания МСХИ началась его научная, педагогическая и общественная деятельность. А.В. Чаянов участвовал в агрономических съездах, преподавал в народном университете А.Л. Шанявского, работал в кооперативных союзах. После сдачи экзаменов на звание магистра в 1912 г. получил годичную командировку в Европу. Совместно с С.Л. Масловым, А.А. Рыбниковым и другими учеными создал льноводческую кооперацию и с 1915 г. стал ее руководителем.
В начале 1917 г. создали Лигу аграрных реформ с отделениями в губерниях. Костяк этой структуры составил весь цвет аграрной науки того времени, в том числе ученых-экономистов, работающих по проблемам аграрной экономики. Наиболее полно взгляды и предложения Лиги отражала работа А.В. Чаянова «Что такое аграрный вопрос?». Автор, как и большинство членов Лиги, кроме марксистов, стоял на позиции социализации земли, которая являлась общенародным достоянием, а не собственностью отдельных лиц или государства.
А. В. Чаянов принял Советскую власть и активно участвовал в экономической деятельности Советского государства. Он вошел в руководство ряда кооперативных и государственных учреждений Советской России. Основная цель работы того времени заключалась в разработке государственного плана комплексного, кооперативного хозяйства.
В 1918-1922 гг. Александр Васильевич активно работает в вузах, а также в земельных, плановых и кооперативных организациях. Он является членом коллегии Наркомзема, заместителем председателя экономического совещания при Плановой комиссии Наркомзема. По предложению В.И. Ленина, А.В. Чаянова включают в состав организуемого Госплана. Он неоднократно говорил с Лениным о судьбе Московского народного банка. С весны 1922 г. в течение 1,5 лет А.В. Чаянов находился в зарубежной командировке, содействуя возвращению на родину Н.П. Макарова и А.Н. Челинцева. Как Н.И. Вавилов, Н.Д. Кондратьев и многие другие, он получал лестные предложения остаться в престижных университетах Запада, но не принимал их.
В 1919 г. А.В. Чаянов организовал Высший семинарий по сельскохозяйственной экономике и политике, в 1922 г. реорганизованный в Институт сельскохозяйственной экономии и политики. Александр Васильевич являлся его бессменным руководителем. Институт за короткое время сумел стать видным центром мировой аграрной науки. Здесь в 20-е гг. разрабатывался пакет краткосрочных и долгосрочных проектов, прогнозов государственной экономической политики.
Институт объединял, до его реорганизации, почти всех ведущих экономистов работающих в стране. Кроме этого, А.В. Чаянов пригласил видных зарубежных ученых и сделал их членами этого научного учреждения. Институт поддерживал регулярные связи со многими зарубежными экономистами из 30 стран мира, обмениваясь с ними результатами исследований и информационной продукцией института (что потом послужило основой для обвинения А.В. Чаянова в шпионаже и последующего расстрела).
Одним из главных направлений в исследованиях А.В. Чаянова, после теории и организации крестьянского хозяйства, была проблема сельскохозяйственной кооперации. Во всех работах А.В. Чаянова по кооперации проходит одна государственная мысль - как в бедной, бездорожной России при обычном безразличии крестьян, сидящих на своих клочках земли, быстрее создать процветающую экономику. Как эту экономику лучше организовать, как лучше использовать крестьян, их силы, их возможности и их средства.
Чаяновский путь, в какой-то степени, был продолжением и развитием подходов Столыпина, предусматривал использование последовательных эволюционных преобразований. А.В. Чаянов подчеркивал, что кооперация - это процесс концентрации по горизонтали и по вертикали. В промышленности более эффективной была горизонтальная, а в сельском хозяйстве - вертикальная концентрация. Вертикальная кооперация включает изготовление средств производства, материально-техническое снабжение и производственное обслуживание, сбыт и переработку сельскохозяйственной продукции, транспортировку и хранение ее, поставку семенного и племенного материала, строительство дорог и производственных помещений, систему кредитования и многое другое. Все это требует времени. Революционный путь здесь неприемлем.
В земледелии сама природа ставит жесткие рамки для горизонтальной кооперации, эффект от экономии на такой кооперации поглощается возрастающими издержками на транспорте. Поэтому основное направление организационной работы в аграрной сфере, по Чаянову, лежит в вертикальной кооперации. К сожалению, здесь практика пошла не по Чаянову: создавались гигантские, на десятках тыс. га, колхозы и совхозы, но не достаточно заботились о хранении, затаривании, переработке, транспортировке, реализации продукции.
А.В. Чаянов, кроме семейной кооперации, интенсивно занимался и разработкой основ экономики советского государства как альтернативой экономической формой по отношению к капитализму. Пытался изучить и просчитать все возможности потенциала аграрного огосударствления. В стране, «производящей в плановом порядке коренную социалистическую реконструкцию всего народного хозяйства», А.В. Чаянов искал путь, при котором крестьянство, «отказавшись от старого социального типа своей хозяйственной деятельности, не только сохранит от всяких потрясений свои личные кадры, но и значительно повысит свой уровень благосостояния». Он разрабатывал модели экономики крупного государственного аграрного производства, предложив оригинальную собственную альтернативу надвигающейся коллективизации.
Ученый предложил много моделей, в том числе и так называемую «кооперативную коллективизацию», предполагавшую увеличение экономической эффективности ведения сельского хозяйства за счет дифференциации и специализации кооперативов в целях выполнения отдельных задач внутри целостной, интегрированной системы. Чаяновские модели содержали целый ряд интересных и проницательных прогнозов экономического состояния и возможных путей развития аграрной экономики России. С 1918 по 1930 год он опубликовал более 20 статей по теории и практике советской государственной экономики.
Между тем, аграрные реформы, вернувшие сельскому хозяйству ряд черт крепостного права, проводились по схеме, разработанной Сталиным. Теоретическая формула, сложившаяся во время сибирской поездки Сталина на хлебозаготовки, а затем четко и ясно высказанная в декабре 1929 г. на конференции аграрников-марксистов, успешно, по графику и даже опережая его, выполнялась. Колхозы насаждались, невзирая на нежелание и сопротивление крестьян. Кулачество ликвидировалось, вместе с кулаками увозились в неосвоенные места середняки и бедняки. Им предстояло осваивать таежные районы, засоленные и безводные степи.
А А.В. Чаянов в это время разрабатывал методы и рекомендации увеличения свобод и эффективности работы крестьянского хозяйства. Идеология А.В. Чаянова и его работы о кооперации крестьян вызвали гнев Сталина. В качестве организационной формы, кооперация по Чаянову укрепляла крестьянское хозяйство, усиливала, а не разрушала его позиции в условиях обостряющейся конкуренции. Несмотря на передачу отдельных функций и отраслей в систему общественного хозяйства, модели Чаянова усиливали значение крестьянского хозяйства и систем их коопераций в аграрной экономике страны. Это раздражало власть и привело в конечном итоге к трагической развязке.
А.В. Чаянов, его единомышленники и коллеги стали мишенью различных обвинений. Наступило время оправдываться, раскаиваться, «перековываться». Брань, угрозы ряда изданий («На аграрном фронте», «Большевик» и т. д.) вынуждали многих ученых постоянно извиняться и жить в ожидании худшего. Пропагандистская машина сталинского режима работала. Например, в журнале «Большевик» появилась статья Зиновьева «Манифест кулацкой партии», в которой А.В. Чаянова представили как одного из идеологов неонародничества, что послужило сигналом для развертывания кампании травли ученого. Желающих оказалось достаточно.
А.В. Чаянову приходилось давать смиренные разъяснения. Но вот что характерно для чаяновских «показаний»: внешне они были предназначены для так называемых аграрников-марксистов - блюстителей генеральной линии партии, а внутренне очевидной была попытка объяснить и оценить сложившуюся ситуацию, выработать в этих условиях правильную линию поведения не только для себя, но и для других. По-видимому, Чаянов отчетливо понимал, чем дело кончится для него, для его единомышленников, коллег, для старой профессуры и к чему приведет процесс коллективизации.
Возможно, в эти переломные годы попытка спасти высококультурный слой аграрной мысли для А.В. Чаянова стала главной задачей. Именно это, может быть, стало причиной определенного изменения высказываний А.В. Чаянова, в которых трудно сегодня отделить собственную убежденность ученого от давления партийных органов и коллег, пытающихся обеспечить свою личную безопасность.
А.В. Чаянов учитывал все это и в результате писал: «...Защищать дальнейшее существование мелких семейных хозяйств, - хотя бы и кооперировавших свою переработку и товарные связи, это значит - защищать поколение, обреченное на агонию медленного умирания». Несмотря на необходимость, вслед за официальной пропагандой, поминать крестьянство как класс мелкобуржуазный и бесперспективный, А.В. Чаянов, тем не менее, отмечал, что даже при капитализме «вымирающее» крестьянство будет существовать несколько поколений. Т.е. крестьянству А.В. Чаянов по-прежнему отводил длительный срок жизни.
Профессор А.В. Чаянов был репрессирован вместе со своими коллегами в 1930 г. по делу о мифической Трудовой крестьянской партии. Ему не только приходилось отказываться от своих научных убеждений, но и признавать возводимые на него нелепые обвинения. В 1937 г. при вторичной «зачистке», уже арестованный, А.В. Чаянов «признался» в ходе следствия в шпионской деятельности - «самом тяжелом преступлении, совершенном против Советской власти», которое заключалось в рассылке научных работ института. Можно только догадываться, какими средствами следователям управления госбезопасности НКВД удалось добиться подобного «признания» от ученого-агрария. В 1937 г. А.В. Чаянов был расстрелян, датой смерти поставили 1939 г. За этим стоит огромная трагедия страны.
Владимир Баутин член-корреспондент Россельхозакадемии, Валерий Глазко профессор РГАУ-МСХА имени К.А.Тимирязева специально для «Крестьянских ведомостей», www.agronews.ru

Новое место статьи