ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

...С маслом!

В ведущих странах мира биотопливо стремительно вытесняет нефть.

Полет "Боинга" на кокосовом масле стал своеобразным сигналом для тех, кто считает, что у человечества есть реальный шанс покончить с нефтяной зависимостью. А каковы здесь шансы России?
Говоря образно, самолет "на кокосе" поднял в воздух проблему, которой уже вовсю занимаются на Земле. По словам академика РАН Ильи Моисеева, сегодня ситуация в мире напоминает ту, что сложилась в 1973 году после нефтяного кризиса и стремительного роста цен на это топливо.
- Тогда многие были уверены, что из-за действий ОПЕК мировой экономике грозит коллапс, - говорит Моисеев. - Но ничего страшного не случилось. В кратчайшие сроки ведущие страны нашли "противоядие", создав множество эффективных технологий экономии энергии. Это был колоссальный прорыв. И вот произошедший в 2000 году скачок цен на нефть дал старт новой атаке на "черное золото". Ставка делается на его замену биологическим топливом.
Под флагом "зеленой свободы" наступление на нефть идет широким фронтом. В команду, которая должна потеснить дефицитное сырье, входят этанол, получаемый из зерна, кукурузы и сахарного тростника, биодизель - из рапса и сои, биомасса - из всех видов отходов.
Среди этих претендентов пока лидирует этанол. В США, Бразилии и Европе приняты национальные программы, цель которых самая амбициозная: заменить на этанол традиционные моторные топлива.
Кстати, именно на нем тронулся с места первый автомобиль Генри Форда.
Конечно, не все сразу. На первом этапе - а он уже стартовал - решено добавлять в бензобаки десять процентов этанола. Цифра не случайна. Именно столько без каких-либо переделок способны сжигать нынешние автомобильные двигатели. И уже в ближайшие 2-3 года Америка намерена заменить спиртом 10 процентов моторного топлива.
- Планы, прямо скажем, грандиозны, - отмечает генеральный директор Ассоциации делового сотрудничества в области передовых комплексных технологий "АСПЕКТ" Лев Трусов. - Кому-то они могут показаться слишком фантастическими, но только если не видеть явную тенденцию. А она впечатляет. Всего за несколько лет в США построено более ста пятидесяти заводов по производству биоэтанола. Его уже выпускается столько, сколько в России бензина. Конечно, далеко не все заливается в баки, часть идет для химической промышленности.
Уже к 2012 году американцы намерены сократить импорт нефти на 250 миллионов тонн. Для сравнения, сегодня Россия добывает около 400 миллионов тонн. А на финише программы намечено заменить спиртом 80 процентов бензина. Правда, тогда придется внести в двигатели некоторые изменения. И, судя по всему, автомобильные фирмы заставят это сделать с помощью жестких требований к стандартам топлива. Если в России не задуматься об этом сейчас, то в недалеком будущем, возможно, в страну придется ввозить не только иномарки, но и биотопливо к ним.
Пока скромней успехи так называемого биодизеля, получаемого главным образом из масла рапса и сои. Но уже во многих странах бегают автомобили, заправленные "маслом". И неплохо себя зарекомендовали. Скажем, "Фольксваген" в Германии расходует на 100 километров 4-5 литров этого топлива, которое вдвое дешевле бензина. Особенно выгоден рапс у фермеров, где небольшая установка позволяет полностью отказаться от нефте продуктов. Государство всячески поощряет такие инициативы разными льготами и даже премиями.
В ряде европейских стран, в частности в Австрии, Германии, Франции и Италии, доля биодизеля из рапса уже составляет около пяти процентов от всего рынка дизельного топлива. В целом Западная Европа намерена уже к 2010 году увеличить этот вклад в несколько раз. Планы США еще масштабней. Там хотят пятую часть дизелей заправлять "маслом".
- И хотя "зеленое топливо" сейчас получило во многих странах "зеленую улицу", но не все так уж гладко, - говорит академик Моисеев. - Дело в том, что исходным сырьем служат продукты питания - зерно, кукуруза, рапс, соя. Раздаются голоса, что кощунственно пускать их в энергетику, когда на планете миллионы голодающих. Добавьте к этому, что выращивание зерновых требует больших затрат воды, что у рапса довольно низкая урожайность, а значит, для масштабной замены нефти нужны очень большие площади. В общем таких "но" наберется немало. Впрочем, пока они тонут в общем хоре сторонников биотоплива.
Но на то они и ученые, чтобы смотреть вперед. И в лабораториях уже разрабатывается вариант, который позволит вообще отказаться от продуктов питания и перейти на так называемую лигноцеллюлозу, а проще, опилки, солому, отходы сельского хозяйства. Этого "добра" более чем достаточно. Когда появятся такие установки? По мнению ученых, сегодня это вопрос денег. Принципиальная возможность новой технологии уже доказана.
А что же в России? Можно ли, находясь на "нефтяной игле", заставить себя обратить взор на "зеленое топливо"? На сегодня в стране его фактически нет. Не считая нескольких малопроизводительных импортных установок. По словам Льва Трусова, до прошлого года промышленным выпуском биотоплива у нас вообще никто не занимался. И только когда бум на Западе дошел до России, дело начало сдвигаться с мертвой точки.
- После поручения президента правительству, в частности, была создана рабочая группа во главе с академиком Андреем Кокошиным, куда входят ведущие российские ученые, а также ряд бизнесменов, - говорит Лев Трусов. - Надо в кратчайшие сроки разобраться с ситуацией, понять, какие у нас научные заделы, какие выбрать приоритеты и т.д.
По мнению академика Ильи Моисеева, Россия еще даже не вышла на старт биотопливной гонки. Нам надо по примеру других стран срочно принимать национальную программу, чтобы объединить всех участников скоординировать их действия и снять барьеры, которые зависят от самых разных министерств и ведомств.
Странная ситуация складывается с биоэтанолом. Пока он в России просто не выгоден. Ведь это спирт, а по закону на него распространяются акцизы, что существенно повышает цену и ставит крест на этом виде биотоплива. Но с другой стороны, этот спирт получен по иной схеме и поэтому практически не пригоден для пищевой промышленности. В общем, здесь нужны какие-то другие решения, например, производство спирта биобутанола, который не является пищевым продуктом и вообще ядовит.
Надо признать, что среди российских ученых отношение к биотопливу неоднозначное. Многие считают, что нам не стоит копировать Запад. Как выразился председатель Научного совета по нетрадиционным возобновляемым источникам энергии РАН, член-корреспондент РАН Эвальд Шпильрайн, "у нас этот вариант не судоходен".
- Топливо из рапса для России - экзотика, - сказал ученый. - Его выращивание в наших условиях дорого, и биодизель будет "золотым". А вот обсуждать перспективы этанола надо, хотим мы этого или нет, с учетом национальных алкогольных особенностей страны. Думаю, что транспорт на этом топливе просто встанет. Словом, идти по проторенным Западом дорогам нам вряд ли стоит.
Итак, хочешь не хочешь, а надо искать свой путь. Какой? И здесь ученые единодушны. Пока ведущие страны мира ориентируются на биотопливо из пищи, нам надо столбить свои приоритеты - переходить на ту самую лигноцеллюлозу. А значит, резко активизировать научные исследования, создавать опытные установки, а затем и крупные промышленные предприятия. Благо все научные заделы имеются. Не случайно на днях в Брюсселе у стран Европейского союза вызвал огромный интерес проект производства энергии из растительной биомассы непищевого назначения, представленный российскими учеными.
Кроме того, именно академик Илья Моисеев сумел первым в мире получить из этаноламина авиационный керосин. Разве это не российский приоритет? Сосредоточив на нем усилия, можно совершить в авиации настоящий прорыв: российские самолеты поднимутся в воздух исключительно на биотопливе, а не как "Боинг" - ведь у него лишь в одном из четырех моторов было всего 20 процентов масла добавлено к керосину.
Ю. Медведев, www.rg.ru

Новое место статьи