ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Вода и ветер выносят с полей Алтая миллиарды рублей ежегодно. Как гробится наследство наших потомков

У алтайских сельхозугодий три главных недруга – вода, ветер и человек. По наблюдениям Лидии Бурлаковой, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, заведующей кафедрой почвоведения и агрохимии АГАУ, заслуженного деятеля науки РФ, только 5% алтайской почвы можно назвать беспроблемными.

На остальных 95% идут естественные разрушительные процессы: водная эрозия (вымывание гумуса во время снеготаяния) и дефляция (воздушная эрозия, или выдувание плодородного слоя почвы).
Вдобавок к проблемам природного происхождения сельхоз­угодия края не получают «подпитки» минеральными удобрениями в необходимом объеме. «Мы должны вернуть земле то, что у нее взяли. Но в крае для воспроизводства почвенного плодородия делается не очень много: одного внесения минеральных удобрений мало, нужно еще вносить органику, проводить дорогостоящие противоэрозионные мероприятия, чтобы сохранить землю для будущих урожаев», – говорит Лидия Бурлакова.

Красная книга для агронома

Лидия Бурлакова говорит, что агрономам уже нужна Красная книга почв. Или хотя бы карта земель сельхозпредприятия, на которой были бы отмечены различные проблемы почвы.
– Белым цветом в этой книге я бы отметила те земли, на которых можно сеять что хочешь и без особых затрат на противоэрозионные мероприятия получать высокие урожаи. Однако мы должны восстанавливать почвенное плодородие и здесь. Таких земель в крае всего 5%, или 250 тысяч га, – это подгорные равнины в Петропавлов­ском и Алтайском районах. Самые лучшие почвы также в Чарышском, Усть-Калманском, Краснощековском, Змеиногорском и Бийском районах.

На 70% земель уже идут разрушительные процессы, а 0,4% земель находятся в кризисном состоянии. Производство зерна на этих проблемных землях обходится соответственно в пять и в сорок раз дороже, чем на земле здоровой, – рассказывает Лидия Макаровна. – Там должны соблюдаться почвозащитный севооборот и проводиться почвозащитные мероприятия, к примеру щелевание – прорезание почвы глубиной до 60 см, чтобы в эти «прорези» попадала текущая по склону вода. На склоне нельзя возделывать пропашные культуры, а вспашка должна вестись поперек склона.

Утекает и улетает

– Чем круче склоны увалов, используемые для земледелия, как правило, без противоэрозионных мероприятий, тем больше с них смывается плодородной земли. Водная эрозия – настоящий бич для Красногор­ского, Косихинского и других районов, расположенных на Бия-Чумышской возвышенной равнине. Еще на полях лежит снег, а уже везде журчат ручьи, которые уносят вместе с водой частицы гумуса, вымывают из почвы азот. Талая вода размывает овражки, которые потом становятся большими оврагами. В 80-е годы в крае была разработана система противоэрозионных мероприятий. Стоила она в то время около 400 с лишним миллионов рублей. Примерно половина мероприятий была проведена, на остальные денег не хватило, и дальнейшую реализацию программы отложили до 2000 года, но так и не довели ее до конца. Сейчас в крае против водной эрозии не делается практически ничего. Это, с нашей точки зрения, зона экологического бедствия.
В Кулундинской зоне другая проблема: ветер, гуляющий по степи, выдувает частицы земли и разгоняет их от легкой «поземки» до пыльной бури. Лидия Бурлакова вспоминает, что свою естественную противоэрозионную устойчивость алтай­ская степь потеряла в годы освоения целинных и залежных земель:
– В 1963 году по краю зимой прошла такая пыльная буря, что черный снег был даже в Барнауле. Пыльный вихрь пришел из Кулунды. Ветровую эрозию удалось приостановить, когда удалось убедить руководителей в Москве, что отвальная технология краю не подходит, и в край пришли безотвальные плуги.
Лидия Макаровна показывает атлас Алтайского края, изданный в 1978 году. В нем сказано, что в Кулундинской зоне ежегодно из-за ветровой эрозии улетучивалось до 30-40 тонн земли. Сегодня в воздух улетает не меньше.

Справка

Целевая программа «Развитие сельского хозяйства Алтайского края» на 2008–2012 годы:
«... сохраняется тенденция снижения плодородия почв. В то же время объемы внесения минеральных и органических удобрений крайне недостаточны. Низкий уровень применения средств химизации в сельском хозяйстве края наряду с климатическими условиями определяет неустойчивость урожаев, нестабильность экономического положения сельскохозяйственных товаропроизводителей. В настоящее время в сравнении с 1990 годом на гектар пашни вносится в 19 раз меньше действующего вещества минеральных удобрений».

Меры примут

В Алтайском крае будут приниматься меры по сохранению и восстановлению почвенного плодородия – так сказано в программе «Развитие сельского хозяйства Алтайского края» на 2008–2012 годы. Для этого будут субсидироваться на 50% затраты на покупку минеральных удобрений и средств защиты растений, на потребленную электроэнергию и топливо, используемые при поливе сельхозкультур, на ремонт и содержание внутрихозяйственных оросительных систем.
Принятая программа также предполагает мониторинг реализации мероприятий по защите земель от водной эрозии (по 200 тысяч га ежегодно) и от дефляции (в 2008 г. – 2,2 млн га, в последующие годы действия программы – по 2,4 млн га).

Где узнать «диагноз»?

Крестьяне не очень охотно используют минеральные удобрения и средства зашиты растений от сорняков и вредителей из-за их дороговизны. В этом году половину затрат на агрохимию им вернут. А вот знают ли они, сколько удобрений под какие культуры им нужно вносить, чтобы не потратить лишнее или, наоборот, не внести меньше? Должны знать.
Сельхозугодия Алтайского края ежегодно проходят обследование на содержание фосфора, калия и азота, а также тяжелых металлов, радионуклидов и пестицидов. Эти сплошные обследования выполняются центром агрохимической службы «Алтай­ский» и тремя станциями в районах края по заданию Министерства сельского хозяйства РФ. Как сообщила Татьяна Храмкова, начальник отдела агрохимического обслуживания центра «Алтайский», все районы края прошли такие обследования уже по пять раз. Результаты обследования направляются в районные сельхозуправления, поэтому на местах должны знать потребность территории в макро- и микроэлементах. Также агрохимические службы по заказу хозяйств могут провести дополнительные исследования. В этом году сотрудники агрохимических служб отправятся брать пробы почвы в поля в конце апреля. Обследование продлится до сентября.

Факт

Если все овраги, возникшие из-за водной эрозии в крае, вытянуть в длину, то получится расстояние в 8000 км.
В 2000 году Госкомзем оценил влияние ущерба от различных деградаций на качество и стоимость земли в разных регионах страны. Для Алтайского края сумма ежегодного ущерба составляла 6–7 млрд. рублей.

Цифра

70% водной эрозии происходит из-за снеготаяния, 30% – из-за летних ливневых дождей.
Е. Клишина, www.altapress.ru

Новое место статьи