ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Мнение эксперта: альтернативное топливо - мина замедленного действия

На протяжении многих лет экономика России, впрочем, как и большинства стран мира, попадает под влияние политики импорта инфляции и экспансии долларов (а теперь уже и евро), что негативно сказывается на ее состоянии.

Если раньше одним из основных принципов такой политики был: «нефть в обмен на доллары», то последнее время к нему добавился еще один - «зерно в обмен на доллары». Оценка стоимости природных ресурсов затратами по печатанию ничего не стоявшей бумаги обеспечивает ее ликвидность, тем самым смягчает инфляционные процессы в США и Западной Европе.
Такая ситуация не может не вызвать беспокойство. Ведь, чем выше цены на нефть или зерно, тем быстрее они продаются, следовательно, быстрее и больше расходуются. Кроме того, по мнению экспертов Мирового банка, страны с развивающейся экономикой, к которым относится и Россия, не имеют иммунитета противостоять мировому кризису. Инвестируя средства в российскую экономику, развитые страны перекладывают свои болезни на плечи российских граждан. Поэтому, какими бы темпами не развивалось отечественное производство, снизить инфляцию не удастся, пока в стране будет проводиться политика поддержки валют других стран.
Нельзя закрывать глаза на то, что следом за нефтью для снижения инфляции в США и странах Западной Европы, России вновь уготована роль сырьевого придатка, но уже по части сельскохозяйственных культур. Новые технологии, сильная инновационная база, перерабатывающие заводы - на Западе. Сырье для них - экспортируется, как и нефть из России. Внутренние цены на хлеб и бензин растут.
Как известно, на сегодняшний день в мире существует три главные проблемы: нехватка продовольствия, дефицит денег и высокие цены на нефть. Решение вытекает само собой - повысить эффективность сельского хозяйства за счет альтернативного использования основных технических культур (зерно, рапс, тростник, кукуруза) посредством интеграции топливной отрасли, что уже привело к увеличению цен на зерновые. Иными словами, создаются условия для проведения очередного этапа политики экспансии основных конвертируемых валют в российскую экономику с целью импорта инфляции.
В результате, для решения своих проблем просто не окажется ни средств, ни возможностей. При этом, по всей видимости, еще не посчитано, какими темпами при таком распределении должно развиваться мировое сельскохозяйственное производство, чтобы, отвлекая значительную его часть на другие цели, оставалась возможность накормить людей без введения определенных ограничений.
Поэтому, прежде чем ввязываться в этот процесс, необходимо оценить его последствия и понять, отвечает ли он национальным интересам России, не смотря на то, что многие, индустриально развитые страны на государственном уровне проводят программы по увеличению производства топлива, способного частично заменить углеводороды.
Конечно, вследствие роста цен на зерновые у России появляется дополнительный источник доходов. Но, за выгодой, которая лежит на поверхности, прячутся более серьезные проблемы. Во-первых, увеличивается экспорт зерновых, что дестабилизирует внутренний рынок. Во-вторых, возрастает импорт технологического оборудования, сельхозтехники, химикатов, семян и т.д. (уже сегодня по некоторым позициям он колеблется от 40% до 80%), что усугубляет зависимость от внешних факторов и увеличивает отток финансовых средств из страны. В-третьих, снижается заинтересованность в производстве других культур, что отражается на севообороте, следовательно, на технологии возделывания и снижению эффективности производства тех же зерновых. В-четвертых, растут внутренние цены на продовольствие. Кроме того, ожидать постоянного притока капитала в отечественное сельское хозяйство не приходится, поскольку оно относиться к сфере повышенного риска и низкодоходного производства.
В условиях глубоких мировых интеграционных процессов не просто защитить экономику или хотя бы какую-либо отрасль от их воздействия. Что сегодня происходит? Интенсификацию российского сельского хозяйства все активнее связывают не с соблюдением севооборота и технологии возделывания, а с увеличением в мире спроса на биоэтанол. При этом, из всех технических культур, только на зерновые в стране установлены индикативные цены, которые, также ориентированы на мировую конъюнктуру. Так, в нынешнем сезоне их уровень в 4-5 тыс. руб/т вызвал ажиотажный интерес к зерновым, отодвинув на второй план другие, не менее важные сырьевые культуры, как, например, сахарную свеклу, договорные цены на которую в 4 и более раза оказались ниже. Результат, несмотря на многолетние усилия сахаропроизводителей по развитию отечественного свекловодства, в эту посевную наблюдается сокращение площадей, занятых под сахарную свеклу.
В итоге, сельское хозяйство начинает работать под заказ вне зависимости от собственного национального спроса. Выбор же, какую техническую культуру сеять: пшеницу, кукурузу, рапс, определяется с помощью мировых цен, формируемых на Западе, который чтобы сохранить свою продовольственную базу и не тратить огромные средства на субсидирование аграрного сектора, переориентируют бизнес и лишние деньги на Восток. Вытекающая отсюда проблема - рост зависимости от импорта не только продовольствия, но технологий и инноваций - основы интенсификации экономики.
Расставленные таким образом приоритеты ограничивают возможности для развития других отраслей, чем обрекают дальнейшее их существование на неопределенность, зависящую только от частных интересов. Введение индикативных цен только в том случае может дать положительный результат, если не вырывает из контекста сельскохозяйственного производства ту или иную сырьевую культуру. Так, например, огромная по масштабам отрасль - сахарная то и дело зависит от очень нестабильной конъюнктуры мирового спроса на другие культуры. Как следствие, дестабилизация рынка: рост финансовой задолженности, убытков, снижается заинтересованность в производстве сахарной свеклы - сырьевой базы для решения проблемы дефицита сахара и загрузки производственных мощностей собственным сырьем.
Не смотря на наличие на российском рынке альтернативного тростникового сырца для сахарного производства, которое создает буфер, способный смягчить дефицит отечественного сырья, кризис ликвидности и рост производства биоэтанола создают риск снижения объемов импорта сахара-сырца. Такого поворота никто не ожидал. В итоге, возможно: свеклы мало посеем, и сырца не сможем завезти в нужном количестве. Спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации очень сложно, поскольку спрос на сырье для динамично развивающегося рынка биотоплива растет в геометрической прогрессии. Так, всего 10 лет назад на мировом рынке сахара объемы потребления превышали производство, а по результатам прошлого сезона излишки сахара составили уже около 11 млн т.
В этот мощный глобальный процесс, запущенный в свое время в Бразилии - крупнейшем производителе сахарного тростника, все активнее сегодня втягивают Россию. Надо отметить, что Бразилия, как и наиболее заинтересованные в развитие производства биоэтанола страны: США и ЕС, работают в рамках созданной ими системы государственного регулирования аграрного рынка, которая включает в себя, наравне с серьезной финансовой поддержкой прикладной науки, дотации производителей, регулирование цен, производственных квот, лоббирование экспорта, защиту внутреннего рынка от излишнего импорта. В результате, на сегодняшний день они обладают самыми современными технологиями, машиностроением, постоянно развивающейся наукой, и эффективным, высокопроизводительным сельским хозяйством. Россия же, заработав огромные деньги на высоких ценах на нефть, не воспользовалась ими по назначению, разместив активы за рубежом. Тем самым помогла высокоразвитым странам вложить необходимые средства в современные разработки новых технологий по производству альтернативных источников энергии. Поставленная перед мировым сообществом задача снижения зависимости от углеводородов, по всей видимости, в техническом плане близка к своему решению.
Остался главный вопрос - обеспечение сырьем. Как в новых условиях будет решать свои проблемы Россия, которая зависит от импорта продовольствия пока не ясно. Одно понятно, что лозунг: «Нефть в обмен на продовольствие» теряет актуальность. Возможны непредсказуемые перемены на аграрных рынках, которые могут отразиться и на миграционных процессах, в частности, оттоку населения из городов. На кого в таком случае будет работать и кому принадлежать сельское хозяйство России, и сможет ли оно продолжать выполнять свою главную функцию - обеспечение страны продовольствием, или теперь нано технологии будут создавать альтернативное продовольствие?
Когда собственные интересы станут определяющими, отпадет необходимость жить чужим умом. Поскольку, как видно, в основе рыночных отношений не спрос определяет предложение, а наоборот. На самом деле спрос ограничен. Результат - мировой кризис перепроизводства и дефицит денег. Товар пока еще есть, а денег уже нет, что противоречит рыночной теории.
На пике индустриального производства человеческая цивилизация оказалась морально не готова регулировать свои потребности. В итоге, мир стоит на грани создания совершенно новых отраслей и продуктов. Причем, порядок заменили хаосом. За перепроизводством прячутся некачественные товары, использование вредных заменителей, снижающих себестоимость и увеличивающих срок годности, использование дешевой рабочей силы. Но и этого оказалось не достаточно.
Интеграция топливной отрасли в сельское хозяйство смешало все. Как снежный ком накатывается совершенно новая структура мировых производственно-экономических отношений, стирающая границы между отраслями, и ужесточающая их взаимозависимость. Это требует полностью пересмотреть имеющиеся ресурсы и выстроить свою систему обеспечения продовольствием. Ведь, у России, как ни у кого в мире есть все преимущества не ввязываться в этот разрушительный процесс мировой интеграции. В противном случае, принять эти правила игры - означает, ускорить поэтапное разрушение тех или иных отраслей с вытекающими последствиями: сворачивание производства, рост цен на продовольствие, увеличение зависимости от импорта, сокращение рабочих мест.
Прежде всего, необходимо реанимировать понятие агропромышленного комплекса, поскольку существующие ныне отдельные субъекты с чертами зарождающейся монополизации, отсутствием системного взаимодействия приводят к большой зависимости от внешних факторов, несогласованности действий, нестабильности, и, как следствие, снижению заинтересованности сельхозпроизводителей. Очевидно, что в современном мире разрозненными усилиями неэффективно пытаться строить производственные отношения и формировать продовольственные рынки, т.к. на это придется потратить гораздо больше времени и средств, и не получить желаемого. Сохранить отрасль от коллапса, возможно при выработке совершенно новой стратегии развития сельского хозяйства и агропромышленного производства в целом.Наиболее устойчивым в таких условиях является построение системы, объединяющей интересы сельхозпроизводителей, переработчиков и государства, как основного кредитора и гаранта рынка сбыта. Такая трехсторонняя ответственность.
Главная задача - поднять доход сельхозпроизводителей, увязав его с современными критериями качества выпускаемой продукции и передовыми технологиями. Для решения продовольственных вопросов, необходимы государственные механизмы, способные уменьшить, или полностью исключить, зависимость от субъективного влияния частных интересов: сегодня - зерно, завтра - кукуруза, послезавтра - подсолнечник, потом - свекла и наоборот, а также комплекс мер по ценообразованию, финансовые и налоговые льготы, стимулирующие развитие собственного машиностроения и инновационного рынка, без чего не имеет смысла говорить об интенсификации производства и продовольственной безопасности. В данном случае - это лучшее лекарство от инфляции.
Реалии сегодняшнего дня требуют срочных мер по созданию государственных программ развития сырьевых культур, в том числе зерновых и сахарной свеклы. Это означает, что дальнейшее развитие зависит от того, будет ли заложенная мина обезврежена опытными саперами, или на свой страх и риск будем продолжать двигаться вперед. Задача - пройти по минному полю с минимальными потерями.
Не надо забывать, как быстро источились недра земли и на что мы обрекаем себя, пуская в трубу жизненно важное продовольствие. В стремлении переориентировать отечественное сельское хозяйство на производство сырья для биотоплива, решение продовольственных проблем видеться проблематичным.

И еще.

В мире все-таки есть непреходящие ценности. И к хлебу на Руси всегда было особое отношение. Поэтому не стоит гнаться за великим. Планов громадье, порой, не дает сделать насущного.
Аналитик сахарного рынка Елена Мунтян специально для AgroNews.ru

Новое место статьи