ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Будет ли Россия мировой агродержавой?

Еда становится дорогим удовольствием, а сельское хозяйство и пищевое производство может скоро по прибыльности составить конкуренцию нефтедобыче. Для нашей страны сложившееся мрачное настроение на мировых продовольственных рынках — это идеальный шанс стать главным поставщиком продуктов планетарного масштаба.

— Сейчас рассматриваются возможности России как крупного экспортера, именно в связи с кризисом на мировых рынках, — рассказал «АиФ» министр сельского хозяйства Алексей Гордеев.
Еще бы, в 2007 году на российских полях собрали 81 796 тыс. тонн зерна, а банки заявляют, что готовы предоставлять аграриям самые выгодные кредиты — только сейте, пасите скот и растите птицу. Из-за финансовой лихорадки, бушующей в Европе и США, самые привлекательные отрасли с точки зрения инвестирования могут поменяться. Ведь игру на фондовом рынке или недвижимость на обед не скушаешь. Недаром мировой миллиардер № 1 Уоррен Баффет (его состояние оценивается в 62 млрд. долл.) активно скупает акции компаний — производителей продуктов питания.
Только за полгода зерно подорожало с 170 до 300 долл. за тонну и превращается в самый востребованный товар. А эксперты ООН считают, что рост цен на продукты способен стать угрозой мировой безопасности и существенно увеличить список, где уже есть 37 стран, нуждающихся в срочной продовольственной помощи:
— За последний месяц голодные бунты прошли в Египте, Камеруне, Кот д?Ивуаре, Сенегале, Буркина Фасо, Эфиопии, Индонезии, на Мадагаскаре и Гаити. В Пакистане и Таиланде пришлось охранять поля и склады с помощью войск, чтобы предотвратить хищение еды (из доклада ФАО — Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных наций).

Но готова ли Россия бороться за доминирующее положение экспортера продовольствия? Свое мнение высказывают эксперты «АиФ».

Игорь Павенский, ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка:
— Стать аграрной державой России непросто, хотя необходимый потенциал есть. Мы можем уже через 5 лет выйти на 2-3 место в мире по экспорту зерна, было бы желание. Что касается мяса, то здесь надеяться на мощный прирост экспорта не приходится, мы даже внутренний спрос не способны полностью удовлетворить. Легко говорить, мол, вместо того, чтобы вывозить зерно, пускайте его на развитие животноводства. Комбикорм — это еще не все (кстати, и его надо использовать намного эффективнее, чем сейчас). Чтобы наращивать поголовье скота и массово строить современные животноводческие комплексы, нужны огромные инвестиции и самая горячая поддержка государства, не сравнимая с нынешнем вниманием властей к сельскому хозяйству. Возлагать все надежды на личные подсобные хозяйства бессмысленно — только крупные комплексы могут добиться высокой прибыльности этого бизнеса (а значит и интереса со стороны инвесторов) благодаря большим объемам производства мяса.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:
— Идея вполне осуществима: у нас фантастические природные ресурсы для растениеводства и мясного скотоводства. И если их использовать с умом, Россия может спокойно прокормить не только себя, но еще 2-3 страны с аналогичным населением. Правда на пути к агролидерству стоит существенное «но» — это совершенно неэффективное государственное управление сельским хозяйством. Даже сейчас, когда ясно, что хлеб — это будущая нефть, власти не стимулируют отечественных производителей. Российское животноводство и птицеводство поставлено в очень тяжелые условия, ведь государство не защищает своих производителей от импорта, особенно от дешевого субсидированного.
Например, в рамках переговоров по присоединению к ВТО наша страна согласилась с тем, что рынком мяса птицы в России будут и дальше заправлять американские экспортеры. А пресловутые зерновые интервенции помогают не столько производителям, сколько спекулянтам и перекупщикам.
Нет и государственной координации инвестирования в аграрный сектор. В результате российские коммерсанты действуют каждый сам по себе. Последствия плачевны — построено столько заводов по производству подсолнечного масла, что их мощность в 1,5 раза превышает годовой урожай семечек подсолнечника. Это привело к безумному соперничеству за семечки (заводы бьются за каждую тонну) и, что логично, к росту розничных цен на подсолнечного масло (осенью оно подорожало минимум на 150% и сейчас опять растет в цене).
Конечно, не все так грустно, и впадать в другую крайность — ожидать голодных бунтов — тоже не стоит. Население России вымирает молча (восстаний из-за отсутствия или дороговизны еды не было даже в лихие 90-е гг.), кроме того, лишь 12% процентам россиян не хватает денег на еду (в Египте бедняков чуть ли не половина населения).

Владимир Лабинов, исполнительный директор Молочного союза России:
— Перспективы отличные — по крайней мере, по экспорту молочных продуктов. Ведь жители Азии и Африки потребляют все больше молока, а Европа стать мировым экспортером не способна: ее потолок производства уже достигнут. США тоже не в счет, они сами завозят еду (например, по сливочному маслу США является самым крупным импортером в мире). Индия, Китай и даже Пакистан срочно наращивают молочное производство, но есть много стран, где его не было и не будет. Это Сингапур, Малазия, Индонезия, арабские страны. Они будут импортировать продукты, причем чем дальше, тем больше.
Но получится ли у России воспользоваться таким уникальным шансом, пока непонятно. Да, у нас есть огромный потенциал в виде необъятных неосвоенных территорий, пригодных для сельского хозяйства. Но до сих пор земля не является объектом свободной купли-продажи, а значит, не может быть полноценным залогом для получения массовых банковских кредитов. Село требует кардинального технического перевооружения, без появления нормальной инфраструктуры не решить проблему острой нехватки рабочих рук в деревне. И сколько бы власти не говорили о том, что всеми силами развивают АПК, по сравнению с другими странами мы плетемся в хвосте по уровню господдержки сельского хозяйства. Даже если вдруг государство сможет сделать молочную индустрию инвестиционно привлекательной, потребуется как минимум 5-6 лет, чтобы Россия смогла задавать тон на мировых рынках.
Г. Шайкина, www.aif.ru

Новое место статьи