ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Жизнь на кладбище пестицидов

Спасти население сибирских деревень от многотонных захоронений ДДТ помогает Европа

Тегульдет — это поселок с населением в 3 тыс. человек на юго-востоке Томской области. Требуется очень многое, чтобы нарушить размеренный образ жизни местных жителей, которые охотятся, рыбачат и растят овощи на своих огородах, в то время как в течение шести месяцев зимы их единственным развлечением остается бурение льда на замерзшей реке для подледного лова.
Другими словами, мало что может взволновать отставного майора ФСБ (бывший КГБ) Алексея. Даже земляная насыпь в нескольких метрах от дома. Тем не менее, здесь, между поселком и рекой Чулым, захоронено 20 тонн пестицидов на основе ДДТ.
В 1970-х годах, когда эта зона была совершенно необитаемой, местные власти посчитали, что Тегульдет будет идеальным местом для захоронения пестицидов, с которыми не знали, что делать. ДДТ (или дуст) активно выпускался в 1950-х и 1960-х годах, но оказался под запретом в 1970-х, когда стало известно о его пагубном воздействии на окружающую среду.
Так, что нужно было делать с накопленными огромными запасами? Захоронение было наилучшим, самым простым и дешевым решением. Кроме того, Сибирь ведь так велика, пишет InoSMI. Одна только Томская область (316 тыс. км²) практически равна по площади всей Германии. Кроме того, эта покрытая лесами, богатая нефтью и торфом земля не может похвастаться плотностью населения: 3,3 жителя на км².
С течением времени несколько семей решили поселиться поблизости от насыпи в Тегульдете. Место выглядело привлекательным, находилось поблизости от поселка и реки. Новые поселенцы построили себе деревянные дома с крышами из листового железа. Каждый из них получил участок земли, чтобы растить на нем капусту и картофель.
Однако тут-то и начались проблемы. «Люди жаловались на головные боли и тошноту. Нужно было действовать. Тогда местные власти завезли десятки тонн песка, чтобы еще плотнее засыпать захороненные пестициды. Огороды перенесли чуть подальше. Жители перестали жаловаться, однако все же стоит признать, что земля и река загрязнены», — объясняет лидер партии «зеленых» в Томской области Петр Черногривов.
«Жители совершенно здоровы. В доказательство посмотрите хотя бы на жену Алексея Наташу, которая, когда сидит, занимает половину дивана», — отвечает Геннадий Савельевич из Министерства по чрезвычайным ситуациям. Этот специалист по загрязнению и радиации хочет оставить потомкам «чистую землю». По крайней мере, именно такой тост он произнес в начале вечера на расположенной неподалеку охотничьей базе.
Кроме того, Тегульдет — вовсе не исключительный случай. На территории бывшего СССР на импровизированных складах (в подземных захоронениях или вообще под открытым небом) находится в заброшенном состоянии до 250 тыс. тонн пестицидов и прочих сельскохозяйственных химических веществ. После распада советской империи в 1991 году власти упустили из вида ход событий. Сейчас никому точно не известно, где и в каком виде находятся эти ядовитые вещества.

Как полагает Петр, эти скопления могут представлять даже большую угрозу, чем ядерные отходы, из-за полной неизвестности их влияния и местонахождения. Хотя из Франции в Северск (закрытый военный город неподалеку от Томска) регулярно поступает на переработку уран, весь процесс находится под контролем. К сожалению, то же самое нельзя сказать о неучтенных пестицидах.
Петр хотел бы, чтобы эти токсичные сельскохозяйственные вещества перевезли на «испытательный полигон» (он является заместителем его руководителя) площадью в 38 гектаров неподалеку от Томска. Он на 60% принадлежит российскому государству и получает от него 100% финансирования. С 1992 года десятки тонн отходов нашли здесь пристанище в надежных ангарах под неусыпным надзором Петра. Сюда их привозят не только из Томской области, но и соседних регионов — Кемерово, Омска и Тывы.
«Из-за этого многие недовольны полигоном. Им непонятно, почему Томск должен принимать чужие отходы, — говорит эксперт местной службы сельскохозяйственного контроля Павел Гагарин. — Здесь люди не верят в опасность, пока она не постучится в дверь. Так, например, живущий неподалеку агроном покрасил дом гранозаном (содержащий ртуть пестицид), потому что у него был красивый фиолетовый цвет».
Недавно региональные власти оценили масштабы проблемы. Под началом Петра Черногривова было организовано несколько рабочих групп, которым поручили разыскать захоронения пестицидов, обезопасить их и найти их владельцев.

Читайте также: Непригодные пестициды поедут в Германию

В августе 2011 года Россия ратифицировала Стокгольмскую конвенцию, которая запрещает использование сильнейших загрязняющих химических веществ. Учрежденная по инициативе бывшего президента СССР Михаила Горбачева некоммерческая организаций «Международный зеленый крест» вступила в игру, предложив свою помощь и знания.
«Складировать отходы безопасным образом — это, конечно, хорошо, но каждый год приходится все укладывать заново. Экспорт обходится слишком дорого. В идеале нужно было бы все уничтожить, но для этого нужен специальный сжигатель. То есть, все это стоит очень дорого», — объясняет Стефан Робинсон (Stephan Robinson), эксперт Зеленого креста и специалист по проблемам загрязнения окружающей среды в постсоветскую эру. «Главная задача — это найти объекты», — подчеркивает он.
Группа из трех молодых экологов, Петра, майора Геннадия, Павла и представителей Зеленого креста отправляется на территорию бывшего колхоза неподалеку от деревни Первомайская, в 110 километрах от Томска. Узкие и разбитые дороги отнюдь не облегчают и так неблизкий путь. Спустя несколько часов специалисты, наконец, надевают белые комбинезоны, сапоги, защитные маски и очки и принимаются за работу.
Расположенный некогда в поле склад гранозана отравил всю окружающую территорию. Пестицид вывезли еще год назад, однако само здание стало очагом загрязнения. Эксперты берут образцы. Склад, вероятно, придется разобрать и вывезти на полигон в ожидании лучших времен.
Рядом появляется человек, который ведет корову в стойло с полным безразличием к группе ученых в белой защитной одежде. У еще одного местного жителя, который ходит в распахнутом пальто, несмотря на ледяной сибирский ветер (-10 °C), это зрелище наоборот вызывает приступ веселья: «Надо же, у нас тут такого лет сто уже не было! Все в белом, так красиво. А кто вы такие? ОМОНовцы, что ли?...»
Молодые экологи Вадим, Светлана и Мила искренне хотят уберечь регион от загрязнения. Они мечтают, чтобы в Томск хлынули иностранные инвесторы, туристы и, кто знает, может быть, даже охотники. На охотничьей базе стены украшают чучела медведей с устрашающе выставленными когтями и клыками. «Не беспокойтесь. Их здесь еще много», — говорит Петр.

Читайте также: 396 млн руб на безопасное обращение с устаревшими пестицидами

Новое место статьи