ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Рапс – пропуск в будущее

Технология возделывания и системы защиты ярового рапса в условиях Сибири

Совсем недавно ярко- желтый цвет полей вызывал мысли о невысокой культуре земледелия: сурепка обыкновенная – злостный сорняк, с которым надо уметь бороться. Но ситуация меняется, и теперь желтизна говорит совсем о другом – о том, что поля засеяны рапсом или сурепицей, культурами перспективными и разносторонне интересными…

Рапс – культура для агропрома поистине уникальная, всего за несколько лет сделавшая себе имя и карьеру. Невероятны цифры: на третьем-четвертом году нового века в Кемеровской области рапсом засевали около 4-5 тысяч гектаров, в 2009 году – 20,6 тысячи, в 2011-м – 34,6 тысячи, а под урожай нынешнего года рапс посеяли уже на рекордных 63 тысячах гектаров! Даже несмотря на «подножку» природы (нынче полностью сгорели 25 тысяч гектаров рапсовых посевов), с оставшихся площадей было убрано 22 тысячи тонн рапса, который закуплен маслозаводами Кузбасса, Алтая, Ростова, Новосибирска и даже продан за рубеж…

   
   

Массовый интерес к рапсу можно объяснить несколькими причинами, пишет газета «Кузбасс». Культура эта хорошо вписалась в севооборот и в сроки уборки; крайне нестабильные спрос и цена на пшеницу заставили искать альтернативные культуры; животноводы и птицеводы «распробовали» значение жмыхов и шротов; два маслозавода, заработавшие в области, обещали решение проблемы сбыта; в некоторых районах рапсовое масло даже было опробовано в роли дизтоплива. Но, конечно, главным толчком к победному шествию рапса стала цена: при близких затратах рапс стоил втрое-вчетверо дороже зерновых. При гарантированном спросе.

50 миллионов рублей чистой прибыли

Правда, в этом году, аномально засушливом и крайне трагичном для земледелия, говорить об экономике непросто. Считается, что затраты в 7-8 тысяч рублей на гектар окупаются при урожайности в 7 центнеров рапса с гектара, все, что свыше – чистая прибыль. Нынче средняя урожайность рапса – 6 центнеров. Это, если очень грубо, под 300 миллионов рублей дохода от продажи всего урожая при таких же расходах. Но каждый центнер сверх этой урожайности дал бы Кузбассу около 50 миллионов рублей чистой прибыли.

Кузбасс сегодня в числе активно «желтеющих» регионов: около 6 процентов полей под рапсом, это в четыре раза выше среднероссийских показателей. В самых «продвинутых» хозяйствах уже ведутся разговоры о том, что при четырех-пятипольной системе севооборота рапс может занять до четверти площадей. А это, если в масштабах области, далеко за миллиард рублей ежегодных расходов на семена, удобрения, фунгициды, пестициды и прочую агрохимию.

Минимизировать влияние погоды

При таком потенциальном рынке понятен интерес к нашим полям и отечественных, и зарубежных фирм. Которые все активнее едут к нам – ликвидировать безграмотность и создавать рынок. На прошлой неделе в Кемерове этим занимались специалисты компаний BASF и ООО «Рапуль Рус» и их местный дилер во время семинара «Технология возделывания и системы защиты ярового рапса в условиях Сибири».

- Нет смысла каждому изобретать заново колесо или велосипед, — убеждал кузбасских коллег Игорь Асташин, региональный представитель BASF. — Засухи были, есть и будут. С помощью новых технологий эти негативы можно минимизировать и получать приличные урожаи… Но у нас тоже есть корыстная цель – получить тот опыт, которым обладаете вы, и использовать его в дальнейшей работе…

Пожалуй, наиболее активно слушатели отнеслись к выступлению Ирины Казаченко, представлявшей опыт Калининградской области – признанного рапсового лидера, где эта культура достигает 11 процентов посевных площадей.

- Солома и рапс на поле несовместимы, — уверенно лезла в детали Ирина Казаченко, — потому что это потеря азота, который работает на разложении соломы, второе – семена рапса очень мелки, если единственный проросток попадет в соломинку, он не пройдет и погибнет. Плюс сероводород, который образуется при перегнивании соломы и угнетает корневую систему рапса…

Правда, ей то и дело приходилось ломать стереотипы: по количеству удобрений, которые вносят под рапс калининградцы (до пятисот килограммов на гектар при наших ста), по урожайности (под 24 центнера с гектара в среднем по области), количеству обработок (десяток за сезон)… Она крушила даже такую истину, как прямая зависимость урожая от величины растения, говоря: растить солому – только тратить лишнюю горючку на ее уборку! Говорила, что существуют технологии, позволяющие минимизировать случайность природного фактора в земледелии. Разъясняла, какие результаты дает производственная система Clearfield в совокупности с гербицидом «Нопасаран» и семенами гибридного рапса…

- Карамба! – неслось над залом пиратское слово. («Карамба» – средство борьбы с болезнями, фунгицидный регулятор роста. Обеспечивает росторегулирующее действие с образованием большого количества боковых побегов, мощной корневой системы, создание оптимальной архитектуры растения, которое меньше страдает от засухи – особенно в критические периоды формирования урожая).

Кто-то из зала попытался крикнуть: «Реклама!» — но тут же был остановлен главным агрономом Кузбасса Владимиром Артамоновым: «При чем тут реклама?! Это система, очень внятная и продуманная система…»

Помощь власти

Кстати, вполне в русле темы семинара и оптимизма по поводу перспектив рапса во всем мире и его окрестностях оказалась новость, озвученная Артамоновым тут же, на встрече: на следующий год в Кузбассе появится долгожданная программа по рапсу с финансированием из областного и федерального бюджетов. Власть считает, что программа позволит уже в 2013 году довести площади под рапсом до 75 тысяч гектаров. К этому может подтолкнуть и тяжелое наследство 2012 года: кузбасский «каравай» нынче как никогда мал, дефицит семян зерновых под урожай-2013 оценивается примерно в 26 тысяч тонн – это порядка 120 тысяч гектаров. Своеобразной палочкой-выручалочкой может оказаться рапс, семян которого в области засыпано с лихвой…

Все продано

- Это единственная культура, за которую все время платят деньги, — убеждал «Кузбасс» Сергей Лештаев, агроном, самый главный пропагандист рапса в Кузбассе, культурой этой «заболевший» лет двенадцать назад, параллельно с ее выращиванием решавший проблему переработки и построивший небольшой маслозаводик. — Спроси хоть у кого-нибудь – остался рапс? Кто-то не продал? Все продано, деньги получены! Рапс остается доходной культурой! Рапс хорош для севооборота… Если нет животноводства – не представляю, что делать, зерно по зерну вести? Надо вводить либо бобы, либо сою, либо горох. И тут спасает рапс…Но 12 лет назад себестоимость рапса считали, как у зерновых. Он был в малых количествах, на нем не было вредителей, не было болезней. А сейчас нарастили – и требуются дополнительные обработки, себестоимость растет. Нынче все переполошились: тля, тля! – а это первая ласточка! Мы обрабатывали только против цветоеда, и больше ни от кого. Мы привыкли, что все легко. Нас предупреждали: чем больше будет рапса, тем больше будет проблем! Это серьезная культура, которая требует очень серьезного отношения!..

И последнее. Александр Сухинин, известный критик сторонников невозможности экономического успеха сельского хозяйства, считает рапс своеобразным пропуском в будущее. Видишь перспективы рапса, способен просчитать его экономику, освоить технологии, привлечь деньги, вырастить достойный урожай и продать его? Значит, у тебя это самое агробудущее есть…

Игорь АЛЁХИН.

НА СНИМКЕ: главный агроном Прокопьевского района Вера Лебедева и руководитель СП «Гефест» Алексей Арефин на рапсовом поле, июль 2012 года.

Новое место статьи