ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Еды все меньше. Наступит ли сельский ренессанс?

Сегодня в Риме начинается саммит ООН, посвященный проблеме глобального продовольственного кризиса. Это явление, уже получившее в специальной литературе название агфляция (от аграрная инфляция - прим. автора), стало в последнее время одной из серьезнейших социально-экономических угроз, нависшей над миром.

По расчетам Всемирного банка, если темпы роста цен на еду в мире в ближайшее время не замедлятся, число беднейших людей на планете удвоится и достигнет двух млрд человек. Однако, судя по тому, что происходит на мировых рынках, ожидать подешевления продовольствия приходится вряд ли.
Многие аналитики полагают, что «запалом» для мировой агфляции стало увеличение производства аграрного сырья для выработки биотоплива. Но как-то при этом абсолютно упускается из виду, что самое прямое воздействие на рост стоимости еды оказывает, в первую голову, удорожание традиционных энергоносителей. А ведь их цена составляет до трети реальной стоимости аграрного производства. Нельзя забывать и о том, что растут все элементы аграрных технологий. Машины становятся дороже, оборудование и переработка - тоже.
Как бы то ни было, негативные последствия продовольственного кризиса уже самым серьезным образом сказываются во всем мире, а не только в беднейших странах.
Лондонская «Гардиан» («The Guardian») в своей статье напоминает об уже вспыхивающих голодных бунтах на Гаити, в Египте, Береге Слоновой кости, Камеруне, Мавритании, Мозамбике, Сенегале, других африканских и азиатских странах. К сожалению, в их числе уже упоминают Узбекистан и Таджикистан.
Да и богатые страны тоже испытывают на себе воздействие роста продовольственных цен.
По данным статистики, немцы, французы, голландцы теперь вынуждены тратить на еду не привычные 12-14% семейного бюджета, а 18-22%, даже 25%. Соответственно, падает платежеспособный спрос на другие виды товаров. Таким образом, удорожание еды больно бьет по всем секторам населения и… по всем разделам экономики.
Как справедливо заметила Жозетт Шеран (Josette Sheeran), директор Всемирной продовольственной программы ООН, «мы наблюдаем новый облик голода. Все больше голодающих горожан, чем когда бы то ни было. Мы видим обилие еды на прилавках, но люди не могут ее купить».
Конечно, для развитого мира эта ситуация весьма непривычна. Ведь после успешных «зеленых революций» 50-60-х гг. многим стало казаться, будто продовольственные кризисы - это удел только беднейших стран, проблемы которых можно решить за счет относительно не очень крупных денежных дотаций. На деле же только Всемирный банк в 2009 году будет вынужден выделить на борьбу с продуктовым кризисом $1,2 млрд, в том числе $200 млн в виде грантов беднейшим странам, а поддержку мировому сельскому хозяйству поднять с сегодняшних $4 млрд до $6 млрд.
Во времена исторического материализма такого рода комментарии наши СМИ публиковали бы с известной долей сарказма. Вот, мол, до чего доводят пресловутые «гримасы капиталистической экономики».
Сегодня Россия уже плотно интегрирована в мировое хозяйство, и так уже не скажешь. Ценовые приливы в полный рост сказываются на повседневной жизни подавляющей части наших соотечественников. Поэтому после анализа продовольственной ситуации на планете российские управленцы должны бы, по идее, переходить к «постановляющей части»: а что делать?
Стало уже совершенно очевидным, что остаться в стороне от происходящих на продовольственном мировом рынке событий нашей стране не удастся. Многие эксперты видят в наметившейся нехватке продовольствия уникальный для России и нашего сельского хозяйства шанс стать не только заметным поставщиком зерна, но и одной из главных кормилиц на нашей планете. Советник министра сельского хозяйства РФ Борис Черняков отметил недавно в интервью каналу AgroTV, что для этого необходимы серьезные государственные инвестиции в разработку и реализацию государственной программы возвращения в хозяйственный оборот запущенных и опустевших за последнее время сельхозугодий.
Конечно, такие идеи вряд ли придутся по вкусу многим нашим макроэкономистам, да и не только им.
Ведь при таком подходе надо предпринять конкретные меры, чтобы ГСМ, удобрения, агрохимия, хорошие семена и современные технологии были по карману не только малому числу передовых хозяйств и производителей продовольствия; чтобы они в первую очередь шли на российское развитие, а не поддерживали зарубежных фермеров. Средства на это нужны таких размеров, что, возможно, без «распечатывания» самых священных государственных «заначек» просто не обойтись. Возможно, ради реализации таких дерзновенных планов надобно будет на два-три зарубежных футбольных клуба купить меньше или же не тратиться на «великие» победы во второразрядных международных телеконкурсах, а то, глядишь, и личные яхты на пару-тройку метров укоротить…
Ясно одно.
Само время, как и надеялись аграрники, доказало фальшивость и ложность гайдаро-чубайсовского лозунга: «Продадим нефть - купим еды». На мировом рынке ее остается все меньше и меньше. Достаточно лишь непредвзято взглянуть на мировые балансы по зерну, говядине, свинине и мясу птицы, чтобы понять: даже и деньги будут - а купить не удастся. А если удастся, то по такой цене, что подавляющему числу россиян ту еду не купить.
Судя по риторике, сегодняшнее высшее российское руководство начинает себе в этом давать отчет. Хотя всегда от осознания проблемы до принятия конкретных мер по ее реализации проходит не один год. Особенно в России.
Но, вот только даст ли нам это время История?
К. Мезенцев, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru

Новое место статьи