ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 06 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Сельское хозяйство не прощает невнимания

Ухудшение ситуации на мировом рынке продовольствия заставило по-новому взглянуть на недавнее прошлое и все, что связано с развитием сельского хозяйства. К большому удивлению выяснилось, что в последние годы резко сократились расходы на научно-исследовательские работы, связанные с ростом урожайности культур. Сейчас человечество расплачивается за это.

Таков лейтмотив большой статьи на данную тему, появившуюся в «Нью-Йорк таймс» и перепечатанную частично или полностью десятком изданий во всем мире.
Главный вывод - расходы сократились, и это оказалось ошибкой. Теперь мы расплачиваемся за недальновидные решения прошлых десятилетий и собственной успокоенности, отмечает издание. Вообще в сельском хозяйстве невозможно сделать все. Постоянно надо что-то преодолевать - то появляются насекомые и прочие вредители, то новые болезни, а спрос на продовольствие растет.
В 60-е гг. прирост населения опережал рост производства продовольствия, и сохранялась угроза голода во многих странах. Потом богатые страны объединили свои усилия с бедными государствами в попытке улучшить урожайность культур. В Индии и Пакистане, к примеру, стали внедрять новые культуры, стали строиться оросительные системы, реализовываться программы по применению удобрений. Сейчас это известно под именем «Зеленая революция». Урожайность повышалась, и к 80-м гг. угроза голода во многих странах отступила.
В Европе и США фермерам начали предоставляться огромные субсидии. В мире стало много зерна, а цены упали.
Многие бедные страны, замечает газета, вместо развития собственного сельского хозяйства стали закупать на мировом рынке дешевые пшеницу и рис. В 1986 году тогдашний американский министр сельского хозяйства Джон Блок даже назвал идею развивающихся стран обрести возможность прокормить себя «анахронизмом ушедшей эпохи». Вместо этого он предложил им покупать американское продовольствие.
Были также дополнительные факторы, в силу которых богатые страны перестали помогать развивать сельское хозяйство. Так, различные заинтересованные группы стали критиковать некоторые экологические аспекты развития интенсивного сельского хозяйства, что также ослабило общую поддержку, оказываемую «Зеленой революции». Внимание мира оказалось прикованным к новым проблемам, таким как кризис со СПИДом в Африке.
Сторонники развития сельского хозяйства проиграли в борьбе за сохранение ассигнований, и, прежде всего во Всемирном банке (ВБ) - учреждении, которое предоставляет развивающимся странам займы на развитие под низкие проценты.
С учетом инфляции, ВБ сократил займы на сельскохозяйственное развитие с $7,7 млрд в 1980 году до $2 млрд в 2004 году.
«Зеленая революция» позволила создать в различных частях света исследовательские институты для создания новых сортов ценных продовольственных культур. На территории Африки, Азии и Латинской Америки конкретно было создано 14 институтов, включая Международный институт по изучению риса. Исследовательский центр был учрежден и в Вашингтоне. Все вместе это известно как Консультативная группа международных сельскохозяйственных исследований. Здесь решались основные вопросы, связанные с ростом урожайности в бедных странах.
По мере утраты интереса к совершенствованию культур бюджеты некоторых институтов стали сокращаться. Кое-где расходы на исследования наоборот возросли, но деньги шли на важные, но второстепенные цели. Например, на исследования экологического характера. А вот на проблемы, касающиеся роста продуктивности и урожайности, средств стали выделять меньше.
Показательным примером может служить судьба Международного института по изучению риса. Директор института Роберт Зиглер считает, что было утрачено чувство опасности, стали думать, что продовольственный кризис в мире уже решен и его нужно снять с повестки дня. Важные научные программы закрывались. Например, по борьбе с вредителем рисовых полей, жучком под латинским названием Nilaparvata lugens.
Это насекомое питается только молодыми растениями риса. Вредитель высасывает сок, одновременно заражая растение вирусом. Это самый настоящий бич рисоводов Азии. В институте в свое время было разработано 14 генетических линий, которые могли бы помочь рису справиться с вредителем. Однако не оказалось средств, чтобы вырастить новые виды самой ценной культуры для миллионов людей - риса. Это основной продукт питания для половины человечества.
Институт находится в плачевном состоянии - краска на стенах теплиц облупилась, видны щели в окнах и на стенах, в офисе многие помещения пусты. Это неудивительно, поскольку произошел самый настоящий «исход» сотрудников. В 80-е гг. в институте работало 5 энтомологов - специалистов по насекомым. У них был вспомогательный штат в 200 человек. Сейчас один энтомолог, а штат - 8 человек.
Не лучше обстоят дела и в Международном институте улучшения кукурузы и пшеницы в Мексике. Там создали сорт кукурузы для Африки, который хорошо переносит засуху, но нет средств на то, чтобы передать новинку бедным фермерам. Кстати, в Африке урожайность не растет с 60-х гг.
Расходы на исследования стали сокращать везде. Даже в США - стране, долгое время считавшейся лидером аграрных исследований, часть средств стали направлять не на решение проблемы урожайности, а на решение проблем пищевой ценности и безопасности продовольствия.
Еще один пример. На 75%, или до $59 млн в год сократили свои расходы США на оказание помощи в рамках содействия международным усилиям по созданию культур для развивающихся стран, в том числе риса.
Уже говорилось о снижении помощи по линии ВБ. Это низкопроцентные займы на развитие. Но и отдельные развитые страны, которые в том числе контролируют международные агентства, также снизили свои пожертвования на развитие сельского хозяйства в развивающихся странах. С учетом инфляции и обменных курсов валют пожертвования развитых богатых стран на указанные цели снизилась почти наполовину - с $6 млрд в 1980 году до $2,8 млрд в 2006 году.
За этот период США сократили поддержку сельского хозяйства в бедных странах с $2,3 млрд до $624 млн.
Все это и создало условия для появления чрезвычайной ситуации в области продовольствия, отмечает «Нью-Йорк таймс».
Пик «Зеленой революции» пришелся на 70-90-е гг. Тогда прирост производства продовольствия опережал прирост населения. После 90-х гг. стало наоборот. Примерно около 2004 года темпы роста мировой экономики достигли 5%. У людей появилось больше денег, и они стали лучше питаться. Расход зерна превысил объем производства, запасы стали снижаться, а цены расти. В начале нынешнего года уровень запасов достиг опасного уровня, а цены на мировом рынке выросли в 2-3 раза. Под угрозой голода оказались дополнительно 100 млн человек.
Теперь МБ бьет тревогу. Новый президент банка Р. Зеллик решил удвоить помощь Африке. Но сельское хозяйство не прощает невнимания. Это подтверждает тот же Институт риса.
Из-за плохого хранения банка генов за последние годы несколько десятков сортов риса были утеряны. Не лучше обстоят пока дела и с Nilaparvata lugens. В 80-е гг. в институте создали средство борьбы с вредителем. Средство пошло в продажу, но пока исследования сворачивались из-за сокращения финансирования, вредитель приспособился к инсектициду. Его теперь требуется ровно в 100 раз больше, чтобы достичь прежнего эффекта. Новые наработки есть, но чтобы все вошло в прежнюю колею, потребуется от 4 до 7 лет, да и то при наличии средств.
Между тем, до 20% урожая риса может быть утеряно из-за этого жучка. В мае Китай заявил, что пытается сдержать распространение вредителя и добиться потерь урожая риса только в пределах 5%.
По мнению Р. Зиглера, директора института, все сказанное свидетельствует, что снижение расходов на исследования в сельском хозяйстве сегодня представляется глупостью.
Н. Худяков, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru

Новое место статьи