ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Дайте нам вырасти

Неоправданные издержки и логистика - главные проблемы наших экспортеров зерна. В этом уверен президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Кроме ликвидации узких мест развитию растениеводства должны помочь введение минимальных закупочных цен и формирование земельного рынка.

ВОПРОС:
- Можно ли назвать российское зерновое хозяйство одним из самых конкурентных в мире?
А. ЗЛОЧЕВСКИЙ:
- На нашей территории мы вне конкуренции. Завоевывать зарубежные рынки тоже в состоянии, но эти возможности ухудшаются из-за растущих логистических и околологистических расходов. Представьте себе, только за «содействие» в получении вагонов-зерновозов, которых не хватает в сезон, мы должны потратить $15-$20 в пересчете на 1 т перевозимого продукта.
Другая проблема - сертификация товарных партий. За рубежом ее проводят конкурирующие частные компании, а в России мы обязаны проводить экспертизу в аккредитованных государством лабораториях, которые не вправе выбирать. При этом их услуги определяются не по стандартным госрасценкам, а на договорной основе, то есть эти локальные монополисты имеют возможность диктовать свои цены. В результате получение зерновых сертификатов нам обходится в 10 (!) раз дороже, чем украинским коллегам.
Наконец, если у нас за погрузку одной 1 т в Новороссийском порту (через него идет основной объем экспортируемого зерна) надо заплатить $18-$19, то во французском Руане эта услуга стоит 3-4 евро. Если у нас 1 судно загружается в среднем в течение 5 суток, а не повезет с погодой - 7-8 дней, то в упомянутом европейском центре экспорта зерна на это уходят всего одни сутки, а ведь каждый день фрахта обходится перевозчикам в $50-$80 тыс. Заметьте, стоимость перевалки приблизительно одинакова, как у сугубо частного новороссийского зернового терминала, так и у Новороссийского комбината хлебопродуктов, контрольным пакетом которого владеет государство.
ВОПРОС:
- Кроме ликвидации связанных с экспортом узких мест как власти могут способствовать развитию зернового хозяйства?
А. ЗЛОЧЕВСКИЙ:
- Самый эффективный инструмент - определение государством минимальных цен, по которым оно гарантированно будет закупать продукцию аграриев. Правда, для этого потребуется политическое решение: что делать с хронически образующимися излишками запасов. Например, американцы раздают их в виде гуманитарной помощи и используют для воздействия на зарубежные рынки. В частности, в 1992 году повлияли на наш. Тогда при немаленьком российском урожае в 103,6 млн т они договорились о поставке еще 26 млн своих т, что уничтожило все стимулы к производству зерна на нашей территории на последующие 3 года.
Только не думайте, что политика минимальных цен для них благотворительность; расходы государства окупаются из налогов и прочих платежей, связанных с ростом экспорта, производства и переработки зерна.
Из 35 млн га пашни, которые мы перестали засевать в последние 20 лет, минимум 25 млн - плодородные земли. Но у нас нет программ поддержки расширения зернового производства. Мы бы рекомендовали государству, если оно заинтересовано в расширении производства, выплачивать субсидии на прибавку урожайности и прибавку площадей, которых удалось добиться крестьянам по сравнению со среднестатистическими показателями.
ВОПРОС:
- Не перебор ли это - субсидировать конкурентное зернопроизводство при высокой и имеющей тенденцию к росту цене продукции?
А. ЗЛОЧЕВСКИЙ:
- Зерновому хозяйству с его сезонностью и длительными сроками окупаемости нужна рентабельность в районе 40%, и это только для поддержания производства. В нынешнем году аграрии впервые получили возможность хорошо заработать и начать инвестировать в расширение бизнеса. Меня радует общая уверенность в том, что продовольствие будет еще дорожать. Но я на этот счет настроен все же скептически.
В прошлом сезоне нам просто повезло - несмотря на высокий урожай и введение экспортных пошлин, цены внутри страны были даже немного выше мировых. Крестьяне успели продать львиную долю излишков до введения таможенных сборов, часть стерилизовал госрезерв, вдвое увеличивший свои запасы.
В нынешнем же году урожай ожидается значительно больше прежнего, с госрезервом повезти уже не может, и если некоторые горячие головы, предлагающие продлить действие экспортных пошлин, добьются своего, цены на внутреннем рынке гарантированно обвалятся.
ВОПРОС:
- Мешает ли развитию сельского и в частности зернового хозяйства фактическое отсутствие в нашей стране земельного рынка?
А. ЗЛОЧЕВСКИЙ:
- Цивилизованно оформить большой массив земли в собственность очень непросто. Но проблема еще шире - в отношении к земле. Сегодня вынос питательных веществ из наших почв в десять раз больше, чем внос, мы быстро проедаем запас, который природа создавала тысячелетиями. У аграриев нет экономической мотивации для бережного отношения к земле. Ведь сейчас большая часть сельхозугодий практически бесхозная. У нас до сих пор не составлен кадастр земель, не определены границы участков и их собственники, не создан механизм точной оценки бонитета - качества - земель.
С юридической стороны тоже полная неустроенность: использование земель в сельхозобороте и требования к их владельцам четко не определены, положения законодательства противоречат друг другу; возможности сделок купли-продажи сильно ограничены, а рычаги передачи собственности непонятны. Крестьянские паи, на которые юридически были разделены крупные хозяйства в ходе приватизации, консолидируются и передаются как попало.
В норме все угодья должны быть выделены в натуре, каждый владелец должен понимать, где его земля, каким потенциалом она обладает. Вот тогда появится смысл в бережном к ней отношении, в ее использовании и улучшении как системного, а не спекулятивного ресурса.
"Эксперт", цит. по www.agronews.ru

Новое место статьи