ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Машины отбирают пищу у людей?

Из-за мирового продовольственного кризиса представители ООН считают необходимой остановку производства биотоплива в отдельных странах. Однако к их аргументации вряд ли станут прислушиваться. В России, например, круг сторонников биотоплива только растет.

На завершившейся в Риме 5 июня Международной конференции по продовольственной безопасности, организованной Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО), была подписана декларация, согласно которой мировое сообщество должно предпринять срочные меры для предотвращения повышения цен на продукты питания и распространения голода.
Официально отказалась принять декларацию только делегация Аргентины. Однако в устной фоме недовольство текстом документа выражали многие представители латиноамериканских стран, в частности — Кубы и Венесуэлы. Главная претензия — формальный характер документа и отсутствие четких рекомендаций по преодолению мирового продовольственного кризиса. «Декларация, к сожалению, слишком расплывчата по сравнению с той, которая планировалась изначально», — заявил глава МИД Италии Франко Фраттини.
На конференции неоднократно озвучивалось, что виновником мирового кризиса выступает биологическое топливо. По оценкам генерального директора продовольственной программы ООН Жака Диуфа, суммарные субсидии на производство биотоплива в мире сегодня составляют $11-12 млрд в год, а решение проблемы голода оценивается в $30 млрд в год — цифры вполне сопоставимые.
В общем, биотопливо еще не успело получить широкого распростаранения, но уже превратилось в общемировую проблему. И поскольку это продукт новый, будет не лишним уточнить, что понимается под термином «биотопливо».
Итак, производство биотоплива из продуктов растениеводства условно можно разделить на две категории: переработку отходов растениеводства в твердое биотопливо (топливные гранулы) и переработку собственно сельхозпродукции в биотопливо (пшеницу — в биоэтанол, масленичные культуры — в биодизель). Многочисленные споры вызывает, конечно, не переработка отходов, а отток сельхозпродукции с продуктового рынка.
«Биоэтанол — это этиловый спирт, полученный из растительного сырья и используемый как топливо для двигателей внутреннего сгорания, — разьясняется на сайте «Националной биотопливной ассоциации». — Биодизель — моноэфиры растительных масел либо животных жиров, полученных в результате химической реакции переэтерификации масла или жира путем смешивания масла с простейшими спиртами (метанол, этанол) в присутствии катализатора. Чистое растительное масло не является биодизелем, даже если применяется как топливо».
Тем временем, по оценкам ФАО, мировой объем производства этанола в 2017 году достигнет 125 млрд литров, вдвое превысив показатели 2007 года. «Рост объемов производства будет происходить независимо от того, что цены на биодизель должны намного превышать стоимость ископаемого топлива», — цитирует Reuters опубликованный в конце мая доклад ФАО.
«Наши специалисты, как и другие эксперты, пришли к выводу: рост цен на продукты питания на 20-50% обусловлен спросом на биотопливо, — заявил в интервью журналу Spiegel замгендиректора ФАО Александр Мюллер. — Я считаю ошибочным и требование о непрерывном повышении доли биотоплива в общей массе энергоносителей, как это сделали ЕС и Германия, не обладая долгосрочной программой. Через систему дотаций это привело к деформации рынка и сделало меры по сокращению эмиссии парниковых газов излишне затратными. В любом случае, обеспечение населения всего мира продовольствием должно иметь преимущество перед производством энергоносителей».
Представитель ФАО считает, что в определенных ситуациях необходимо останавливать производство биотоплива. «В странах, где леса вырубаются под плантации сои и производство пальмового масла, это было бы правильно, — пояснил Мюллер. — Но необходим дифференцированный подход. Например, в Бразилии положение иное. Там биотопливо, в отличие от Европы и США, производится без государственных дотаций. В любом случае, нам нужны долгосрочные международные соглашения, регулирующие производство биотоплива и не ужесточающие при этом нехватку продовольствия».
Применение биотоплива имеет и определенные технические ограничения. В частности, в России с ее континентальными морозами работающие на этаноле моторы просто не заводятся (правда, это решается увеличением доли в топливе бензиновой составляющей).
Кроме того, грядущая эра биотоплива грозит человечеству экологическими проблемами. «Среди основных негативных тенденций, сопутствующих интенсивному производству биотоплива — продвижение трансгенных культур как сырья для биотоплива, конкуренция за земли сельскохозяйственного назначения и истощение земель «энергетическими» культурами — такими, как рапс или подсолнечник», — говорится в приуроченном к римскому экологическому саммиту ООН заявлении Альянса СНГ «За биобезопасность».
С другой стороны, 10% биоэтанола снижают вредные выбросы на 30%. «Похожая ситуация с биодизелем, плюс сильно уменьшается выброс сажи», — уточнил вице-президент Российской национальной биотопливной ассоциации Алексей Аблаев на онлайн-конференции ИК «Финам». А коммерческий директор ОАО Группа компаний «Держава» Андрей Соколов подчеркнул, что «основной смысл биотоплива не в экологичности, а в том, что это возобновляемый источник энергии».
Наконец, производство биотоплива провоцирует рост цен на нефть. Ведь, как отметил Мюллер, традиционное сельское хозяйство очень энергоемко. Удобрения, пестициды, тракторы и транспортировка – все завязано на нефть. Чтобы уйти от этой зависимости, многие правительства сделали ставку на биотопливо. Но парадокс в том, что для выращивания «биотопливных» сельскохозяйственных культур требуется все больше традиционного топлива.
В общем минусов у биотоплива достаточно, да и перспективы освоения данного энергоносителя пока чрезвычайно туманны. Алексей Аблаев полагает, что без новых прорывных технологий (топливо из биомассы, соломы) биотопливо сможет удовлетворить максимум 15% потребности. При этом в перспективе, когда серьезно возрастет потребление нефти Китаем, Индией и Индонезией, биотопливо может оказаться единственным доступным топливом для многих стран. Ведь нефть все равно когда-нибудь кончится, атомная энергетика имеет собственные риски, и мировые державы пытаются заранее «подстелить соломку» на месте возможного «падения». «По нынешним технологиям никто из серьезных экспертов никаких иллюзий не питает», — уточнил гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. По его оценке, моду на биотопливо поддерживает именно расчет на появление технологий второго поколения. И такие надежды имеют основания.
Россию же на использование биотоплива толкает угроза отстать технологически. Чтобы этого не произошло, уже сделаны определенные шаги. Так, в Энергетической стратегии РФ до 2020 года прописана задача повысить долю возобновляемых источников энергии с нынешнего 1% до 3-5% к 2015 году. А в марте этого года Владимир Путин отдельно отметил: «В связи с тем, что значение биотоплива в мировой энергетике постоянно возрастает, особое значение будут иметь страны, имеющие достаточное количество посевных площадей для производства исходного сырья. И среди этих стран, конечно, особую роль будет играть и Россия».
К «практическим» начинаниям можно отнести и внесенный группой сенаторов в Госдуму в конце мая законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», стимулирующий использование этанола в качестве добавки к моторному топливу (не более 10% объема готовой продукции). Напомним, в настоящее время бензин, содержащий спирт, юридически считается спиртосодержащей продукцией, что предполагает дополнительное лицензирование его производства и оборота и дополнительный контроль со стороны налоговых органов. При этом даже денатурированный этиловый спирт облагается акцизом по ставке 23,5 руб. за литр. По оценке Аблаева, если снять акциз, реализовывать такое топливо на АЗС уже будет выгодно. При этом, по подсчетам Комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей по агропромышленному комплексу, 22 спиртзавода в России сегодня находятся на стадии банкротства, а для производства спирта используется всего 40% существующих мощностей. Принятиие же закона не только позволит предприятиям улчшить финансовое положение, но и уменьшит нелегальный рынок водочной продукции.
Биотопливом заинтересовались многие российские компании (будем надеяться, не только из соображений на получение госдотаций по образу и подбию ЕС). Например, в Свердловской области к 2012 году под рапс планируется выделить порядка 30 тыс. га, к этому же сроку здесь должно появиться предприятие по переработке рапса в биотопливо. Завод по производству биотоплива в Ивановской области решила построить столичная группа «Конти», инвестировав более $200 млн. Реализация проекта по глубокой комплексной переработке пшеницы и производству биоэтанола начала в Алтайском крае компания ОАО «Пава».
«Нефтяное лобби, как бы вам ни казалось это странным, само заинтересовано в развитии биоэнергетики внутри страны, так как, благодаря большему использованию биотоплива в России, могут вырасти объемы экспорта нефти, а за границей, как известно голубое топливо стоит дороже. Поэтому нефтяные компании сами интересуются биоэнергетическими проектами и многие из них или уже вкладывают деньги в биотопливо, или изучают данный рынок», — заявила в программном интервью исполнительный директор Национального биоэнергетического союза Ольга Ракитова.
В целом же мировая ситуация с биотопливом очень напоминает попытки обеспечить энергобезопасность за счет неразведанных запасов Арктики. И если в споре за Арктику Россия уже «успела», то в освоении биотоплива делает все, чтобы «не опоздать».
И. Чубаха, ИА "Росбалт"

Новое место статьи