ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 07 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Саранча против клопа-черепашки

О нашествии на Ставрополье саранчи и способах борьбы с нею рассказал руководитель филиала ФГУ «Россельхозцентр» по Ставропольскому краю Петр Стамо.

- Насколько на сегодняшний день масштабна проблема, связанная с нашествием саранчи на сельхозпосевы в Ставропольском крае?

- Саранча серьезно вредила Ставрополью последние лет 5, у нас был объем обработок препаратами по 100 тыс. га сельхозугодий, в этом году в 8-ми районах края мы обработали 33 тыс.га и планируем обработать еще около 5 тыс.га.

- Какими химическими препаратами ведется обработка посевов, насколько они вредны для сельского хозяйства края и для здоровья человека?

- Всего существует 33 препарата для противосаранчовой обработки полей. У нас в крае практикуется обработка тремя из них. Это Альфа-Ципи, Фагот и Шарпей» Препараты эти вредны и для вредителей, и для человека. Говорить о том, насколько они вредят сельскому хозяйству, сложно. Ведь саранча водится, в основном, на пастбищах. Что касается сельскохозяйственных посевов и вреда химических препаратов для здоровья человека — все зависит от того, когда убрать урожай. Если вы обработаете и на следующий день уберете — это одно. Конечно, это вред, но так никто не поступает. Должны пройти определенные сроки с момента обработки до момента сбора урожая. Другое дело — мы ведь обязаны защитить урожай, потому, что если не обработать поля — саранча попросту их съест.

- Какой урон посевам Ставрополья наносит ежегодно саранча по сравнению с другими сельскохозяйтсвенными вредителями?

- В том-то и дело, что не самый большой. У нас в этом году в общей сложности обработаны 6,5 млн га. От сельскохозяйственных вредителей — 2,7 млн. От саранчи, как мы говорили выше, всего 33 тыс. га. Судите сами. Хотя саранча, бесспорно, относится к особо опасным вредителям. Но она наносит нам меньший вред, чем, к примеру, луговой мотылек, гусеницы которого очень прожорливы. А клоп-черепашка? А мышевидные? Поэтому говорить о саранче как о самом опасном насекомом-вредителе в крае не приходится.

- Можно ли раз и навсегда избавиться от саранчи на территории края, чтобы полностью решить проблему?

- Теоретически — да, возможно. Но вы себе представляете, какие на это нужны средства? И где их взять, если из федерального бюджета краю выделяются средства на борьбу с саранчой, на обработку 15 тыс. га только тогда, когда вводится режим ЧС? Но самое главное, этого делать ни в коем случае нельзя, так как в природе нарушится равновесие, мы можем серьезно навредить биотопу. В природе ведь обязательно кто-то кого-то ест, кем-то питается, в природе все продумано до мелочей. И мы не имеем права вмешиваться настолько, чтобы навредить.
Другой вопрос, когда численность саранчи превышает установленный порог, тогда, безусловно, обрабатывать нужно. Одно дело, когда на квадратном метре обитает 10 особей, другое — 200 особей саранчи. В это случае обрабатывать необходимо до снижения ее численности ниже установленного порога. Она у нас сегодня, к примеру, может быть и в 15-ти районах края, но фактически работать надо только на 30 тыс. га.
Существует более страшная саранча — азиатская, она перелетает с места на место и способна преодолевать огромные расстояния, опустошая все на своем пути. В Ставропольском крае она не водится, у нас есть своя, доморощенная, т.н. итальянский прус, очаги обитания которого находятся в Левокумском районе края. Этот очаг находится под нашим наблюдением, ситуация под контролем. Насекомые из других субъектов ЮФО — Волгоградской, Астраханской областей — к нам не попадают. Кроме того, мы проводим совместные рейды с коллегами из Калмыкии и Дагестана, чтоб проследить за ситуацией по саранче на границе между нашими регионами.

- Как Вы могли бы охарактеризовать сегодняшнюю ситуацию по этому опасному вредителю на Ставрополье, подытожив тему?

- Ситуация находится под нашим контролем. Согласно нашим наблюдениям, оснований для серьезных опасений нет: мы не наблюдаем ни опасного увеличения численности саранчи, ни расширения пространств ее обитания. Для сравнения могу сказать: если раньше мы обрабатывали против саранчи и по 100, и по 150 тыс. га в год, то сегодня — 30 тысяч.
Е. Вавакина, ИА "Росбалт"

Новое место статьи