ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Либерализм для внутреннего потребления и на вынос

В экономической теории существует течение, сторонники которого утверждают, что либерализм, то есть максимально возможная полная свобода, является благом, которое осчастливит человечество и, применительно к сельскому хозяйству, навсегда снимет угрозу голода. Правда, страны, откуда в основном происходят сторонники этой теории, сами проявляют либерализм выборочно, и в минимальной степени - именно в сельском хозяйстве.

Достаточно познакомиться с документами, регулирующими аграрное производство в США и странах Евросоюза, чтобы понять, что никакого либерализма в сельском хозяйстве развитых стран Запада нет. Все жестко по правилам, предельно четко, ясно, рационально. Получается, что либерализм - это в основном для дискуссий университетской профессуры. Или для стран, не способных развиваться самостоятельно и жить без подсказки, как говорится, своим умом.
Богатую пищу для размышлений дает материал, появившийся на страницах агентства «Интер пресс сервис». Его автор, Эйлин Ква, считает, что серия голодных бунтов, прокатившихся по всему миру, от Бангладеш до Гаити, не должна никого удивлять. Это лишь последний эпизод в серии событий, произошедших в развивающихся странах, после того, как они открыли свои границы и перестали уделять внимание развитию собственного сельского хозяйства.
Многие развивающиеся страны сознательно выполняли условия, выдвинутые Всемирным банком и Международным валютным фондом, а также обязательства, принятые в рамках ВТО. Они проводили структурные преобразования в соответствии с рекомендованным курсом - и увидели разрушительные последствия, которые в результате обрушились на их сельское хозяйство. Важное последствие такого курса - значительная утрата способности обеспечить себя продовольствием.
В эпоху более сильного государственного контроля 70-х и 80-х годов внутренний продовольственный рынок развивающихся стран часто находился в руках государственных закупочных контор и кооперативов. Закупочные конторы гарантировали минимальные пороговые цены и предоставляли удобрения и семена. Они также контролировали объем импорта, перераспределяли продовольствие там, где его не хватало, и закупали продукцию у кооперативов.
Эти закупочные комиссии не всегда управлялись наилучшим образом, часто имели место случаи неэффективности и коррупции, но комиссии действительно выполняли важные функции. Крестьяне были обеспечены рынком сбыта, что означало наличие средств существования. Цены были стабильными, хотя часто более низкими, чем того хотели бы крестьяне.
В результате такой политики многие развивающиеся страны были или нетто-экспортерами продовольствия, или почти полностью обеспечивали себя продовольствием.
Все это изменилось за последние 20 лет. С финансовой поддержкой крестьян было покончено. Мелким фермерам было рекомендовано производить продукцию для мирового рынка, а внутренние рынки были открыты для производителей извне. Вместо того чтобы поддерживать производство базовых культур, многие правительства стали поддерживать экспортный сектор. Поскольку при этом исходили из того, что каждый будет специализироваться на производстве продукции, где он имеет «конкурентные преимущества», предполагалось, что в выигрыше будут все.
Но оказалось, что мы получили в результате не победителей, а миллионы беднейших крестьян, живущих только аграрным трудом, которых вышвырнули с собственного рынка. То, что раньше производилось местными крестьянами, стало замещаться импортной продукцией. За последние 20 лет производственный потенциал многих стран серьезно сократился.
Филиппины стали одной из самых ярких иллюстраций такой политики. Как отмечают представители «Сентро Сака», одной из НПО, занимающихся аграрными вопросами, в 60-е и 70-е гг. Филиппины обеспечивали себя продовольствием. Это было время, когда правительство много инвестировало в производство риса - в строительство оросительных систем, развитие инфраструктуры, обеспечивало поддержку крестьянам при производстве и сбыте продукции посредством кредитов, покрытия некоторых затрат. Но когда правительство прекратило предоставление субсидий и процесс стимулирования, производство риса стало постепенно падать.
Площади орошаемых земель также сократились, так как правительство перестало поддерживать ирригационные сооружения. На Филиппинах также очень велики потери при сборе урожая риса - до 35% , и все из-за старой инфраструктуры хранения.
Вместо поддержки фермеров путем гарантированных цен, как раньше, правительство теперь предпринимает интервенции для закупки менее 1% риса, выращиваемого в стране. Правительство Филиппин закупает больше риса по импорту, чем у своих крестьян.
В 2006 году в ФАО было проведено исследование относительно всплесков в процессе роста импорта продовольствия. Авторы привели пример Камеруна. В этой стране государственная поддержка рисоводов была отменена в 1994 году в результате рекомендаций Всемирного банка и МВФ. Рынок удобрений был приватизирован. Урожаи риса у бедных слоев крестьян упали, так как удобрения стали им не по карману. Была осуществлена либерализация тарифов, и между 1999 годом и 2004 ежегодный импорт риса удвоился с 152 тыс. т до 301 тыс. т.
Такое открытие внутреннего рынка сделало Камерун уязвимым и подверженным влиянию других стран и их аграрной политики. Так, в этот период Индия избавлялась от излишков складских запасов риса. В результате камерунский импорт риса из Индии увеличился с 7,9 тыс. т в 2001 году до 60 тыс. т в 2002. Из-за наплыва импорта рисоводы Камеруна очень сильно пострадали, и многие крестьяне вообще перестали выращивать рис. Площади для выращивания риса сократились между 1999 и 2004 гг. на 31,2%.
По оценке ФАО, продолжает автор, Берег Слоновой Кости также подвергся наплыву импорта, когда открыл свой внутренний рынок. В результате выполнения обязательств в рамках ВТО Берег Слоновой Кости отменил импортные ограничения на ключевые продовольственные товары, особенно рис. Пошлины на все сельскохозяйственные товары были установлены максимально на уровне 15%, за исключением 25 тарифных позиций.
Вот что произошло в итоге. Между 1997 и 2004 гг. импорт риса стал расти ежегодно на 6% с 470 тыс. т до 715 тыс. т. Импортный рис поступал в основном из Таиланда, Китая и Индии. За этот период собственное производство риса упало на 40%.
Еще один пример - Непал. Организация за отстаивание гражданских прав «Экшн эйд» задокументировала, что всплеск импорта риса происходил в 1994, 1996 и 2000 гг. Импорт увеличивался соответственно на 175%, 55% и 800%. В 1999 году в страну было ввезено 24,5 тыс. т риса, а к 2000 году импорт вырос до 195 тыс. т. В качестве основной причины такого резкого роста импорта усматривают прозрачную границу между Непалом и Индией и Непало - индийский договор о свободной торговле. В некоторых районах Непала внутренние цены на рис упали почти на 20%. В южных районах страны, граничащих с Индией, было закрыто большое количество заводов по переработке риса и мельничных предприятий.
Сегодня, в ходе последней серии событий, цены на продукты питания выросли из-за нехватки продовольствия в мире. Производство продовольствия было переориентировано на производство биотоплива. Засуха в Австралии внесла свой вклад в рост дефицита продовольствия на мировых рынках. А спекулянты, играющие на товарных рынках, содействовали еще большему росту цен.
В 37 странах прокатилась волна протестов и беспорядков. В феврале в упоминавшемся Камеруне в ходе таких беспорядков погибло 7 человек. Продовольственные бунты в марте отмечались и в Абиджане, столице Берега Слоновой Кости.
На встрече в швейцарском Берне для решения проблемы мирового продовольственного кризиса генсек ООН Пак Ги Мун, президент Всемирного банка Роберт Зеллик и генеральный директор ВТО Паскаль Лами вновь выступили в защиту свободной торговли как панацеи от всех бед. Но фермеров никак не убеждают аргументы, что продолжение прежней политики может помочь. Ведь эта политика в течение 20 лет в немалой степени содействовала разрушению сельского хозяйства.
В ответ на призыв руководства ВТО, МБРР и ООН форсировать завершение раунда Дохи, поскольку дальнейшая либерализация может решить проблему продовольственного кризиса, один из координаторов глобальной сети фермеров и крестьян «Крестьянский путь» («Ла виа кампесина») Генри Сараджи отметил следующее: « Защита продовольствия, согласно постулатам идеи свободной торговли, уже стала считаться преступлением. Протекционизм стал ругательным словом. Тем временем многие страны пристрастились к дешевому продовольственному импорту. А сейчас, когда цены взлетели, вновь поднимает голову такое ужасное явление, как голод».
Н. Худяков, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru

Новое место статьи