ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Без плуга и химии

Репортаж из хозяйства «Пугачевское» Пензенской области

Когда с Шугуровым встречались прошлой осенью, Анатолий Иванович был печален. Впервые его система земледелия дала сбой, 17–18 центнеров с гектара для «Пугачёвского» – результат позорный. И тогда у Шугурова проскользнуло – ещё один такой год, и придётся покупать и вывозить химию на поля. Но устойчивое финансовое положение хозяйства позволило рискнуть и на 2013 год сохранить экологическую чистоту полей.

Январская передышка

Попасть в село Красное Польцо элементарно – с федеральной трассы «Урал» съехать в посёлок городского типа Мокшан (от Пензы около 40 км в сторону Москвы). Там сначала держать курс на красную церковь, потом на белую. А дальше язык выведет, Красное Польцо уже рядом. К слову, Мокшан – райцентр, очень живой, с многолюдными улицами, заводами и другими производствами. Много новых и отремонтированных домов под яркими крышами. Есть даже фабрика «Невский кондитер», рядом один из крупнейших тепличных комплексов страны, там выращивают розы. Почти 12 тыс. жителей.

Подъезжаю к правлению ТНВ «Пугачёвское». Справа от занесённой снегом широкой парадной лестницы стоит здоровенный «лендкрузер» председателя. По снежной тропке пробираюсь к двери – отрыто! Внутри на первый взгляд ни души. Январь на селе не самый напряжённый месяц: урожай собран, техника к весенним работам готова. Если бы не джип у входа. По памяти поднимаюсь на второй этаж, пересекаю пустую приёмную – в «Пугачёвском» посчитали, что секретарь – ненужная роскошь. И в совершенно совковом с точки зрения современных «манагеров» кабинете (правда, просторном) за столом, заваленным письмами, вижу глыбу – Анатолия Ивановича Шугурова. Моя немаленькая ладонь тонет в крепком и одновременно мягком рукопожатии хозяина. Он, видимо, привык к аккуратному обращению с людьми – его «лопатой», кажется, можно досуха апельсины и гранаты на сок выдавливать. «С почтой работаю», – жалуется Шугуров. Пишут ему много. Кто-то из земледельцев просит совета, много предложений заняться совместным бизнесом. Пишут верующие и не верующие в его методы работы без плуга и химии. Я сам неоднократно встречался с «околосельскохозяйственниками» и практикующими землепашцами, не желающими даже слегка напрячь мозги и вникнуть в суть шугуровской системы обработки земли. У профильных чиновников глаза подёргивались пеленой и становились пустыми, как кошельки большей части селян России. Самое мягкое, что говорили эти аграрии, было: «Вам этот Шугуров морочит голову. И рентабельность 300% – враньё! Собственный посевной материал? Бред!» Но надо отметить, в Пензенской области, в соседних Самарской и Саратовской, в Мордовии методы Шугурова воспринимают всерьёз, последователей хватает. Кто-то полностью отказывается от плуга и химии, есть примеры, когда безотвальную обработку почвы успешно внедряют, но пестициды с инсектицидами и минеральными удобрениями не забывают.

Половинчатый подход, естественно, бьёт по доходам хозяйства (удобрения и химия нынче дороги), но что это по сравнению с вечным страхом земледельца остаться без урожая? Вспоминаю премьера Виктора Черномырдина во время поездок по сельскохозяйственным регионам и его регулярный вопрос руководителям и агрономам: «Химию запасли? Мин­удобрений хватает?» Сомневаюсь, чтобы Виктор Степанович лоббировал интересы различных «азотов и калиев» – не тот масштаб личности. Это нынешние мимо копейку не пропустят. Просто уроженец села Чёрный Отрог Оренбургской области с молоком матери впитал установку – без химии урожая нет и не будет. Дальнейшая карьера технократа, вплоть до газового генерала и премьера, не предполагала вдумчивого изучения приёмов земледельческой науки.

Химическая игла в земледелии мало отличается от иглы наркомана или культуриста, накачанного стероидами. А полумёртвая земля родит на извне внесённых стимуляторах. Недавно вычитал дельный совет с интернет-сайта, посвящённого здоровому питанию. Оказывается, стало модно употреблять в пищу пророщенную в домашних условиях пшеницу: «…рекомендуется хорошо промывать зерна перед проращиванием, так как за 2–3 недели до уборки на юге России производители, как правило, обрабатывают посевы пшеницы карбамидом (для качества выхода клейковины) и достаточно вредными инсектицидами пиретроидами (по вредителю клопу-черепашке). При отсутствии дождей часть химических веществ остаётся на зерне и колосе. Именно по этому поводу во время уборки у всех участников наблюдается покраснение глаз и явный чёс».

Чёс чёсом, а надежда приобрести здоровье с помощью насквозь пропитанной химией пшеницы вызывает сомнения.

Урожай будет

Сегодня Шугуров всё проанализировал и знает, почему потерпел фиаско в прошлом году. Начал издалека. Давным-давно, когда он был молодым агрономом, на область налетел мотылёк. Жрал, по его словам, всё. И защиты от него никакой:

– От подсолнуха один обглоданный стебель оставался. Свекольную ботву пожирал до самого корнеплода.

Попировал мотылёк и исчез. Больше его не видели – природный форс-мажор. В позапрошлом году, когда посеяли озимые, природа тоже преподнесла сюрприз:

– Снег выпал на талую землю. Ладно бы небольшой, так он валил всю зиму, больше метра вышло. Температура под снежным одеялом осталась плюсовой, и растения вышли из покоя, начали расти. Растратили все силы – фотосинтеза, солнца нет. Весной снег сошёл, и до 28 мая ни одного дождя. Температуры под +30, суховеи. Ослабленные «подснежным» ростом озимые оправиться от такого удара не смогли, стали погибать. На них, как и на слабого здоровьем человека, все хвори навалились, шведские мухи набросились.

Но, смотрю, сегодня у Шугурова настрой боевой, посматривает на портрет замечательного русского учёного-агрария И.Е. Овсинского, убеждённым последователем которого является. От него он взял и безотвальную обработку земли, и отказ от химии. Предполагаю, в советские времена на этом месте в кабинете висел портрет генсека или В.И. Ленина:

– Прошлая осень была дрянная, дождь лил не переставая, думали, не посеем. Но условия точно не для мухи. Ни одного очага. Правда, многие забили тревогу – морозы минус 30, а снега ни грамма. По науке при этих температурах без снежного покрывала озимые гибнут. Но я верю – ничего им не будет, выдержат. Не удержался, проверил, вырубил на поле квадрат земли, принёс в тепло – через 5 дней озимая пшеница пошла в рост.

Что интересно, прошлогодний неурожай не сказался на финансовом состоянии «Пугачёвского». По словам Шугурова, сейчас килограмм самого паршивого фуражного зерна принимают по 10 рублей – такого никогда не было:

– Мы пшеницу третьего класса продаём по 14 рублей. Зерна мало получили, а экономика плюсовая сложилась, зарплаты растут. Для сравнения: в 2009-м мы получили 42 центнера с гектара, а стоимость зерна была 3 рубля с небольшим. Раз в жизни можно и неудачу перетерпеть. Морально обидно, привыкли высоко держать планку.

Крестьян опять обидели

Мои благостные впечатления от энергичного райцентра Шугуров не выдержал, пресёк:

– Чем у вас в столице думают, когда в деревнях закрывают сберкассы? Сидел в конторе один человек, но можно было деньги снять со счёта, внести, что-то оплатить. Сейчас в райцентр надо ехать. Люди жалуются. А в райцентрах, том же Мокшане, закрывают отделения и оставляют кассы с минимальными функциями – сдал деньги, принял деньги. Хочешь оформить кредит – отправляйся в Пензу. Этот Герман Греф явно чудит.

Вот тебе, крестьянин, и ребрендинг Сбербанка. Как верить после этого рекламе уважаемого финансового учреждения? Анатолий Иванович тем временем позавидовал европейским коллегам:

– Им легко, быстро и без проблем получить кредит под копеечный процент. Не то что у нас – страна чахнет, а банки развиваются. Раньше в области было два, а сейчас работают около полусотни банков. И все живут превосходно, зарплаты до потолка. Как и проценты по кредитам. Куда государство смотрит? Например, предлагает строить агрокомплекс стоимостью, допустим, 1 миллиард рублей. И готово десять лет субсидиями из бюджета компенсировать процентную ставку по банковскому кредиту, по 10% в год от суммы. Банк, конечно, своё ещё накручивает – раз есть субсидии, можно поднять ставку по кредиту. В итоге за 10 лет заёмщик отдаёт уже 2 миллиарда, то есть банк на нём зарабатывает миллиард. И субсидии, около 1 миллиарда, тоже достаются банку. Неужели нельзя включить иные, менее затратные механизмы финансирования проектов? Государство выделяет средства на промышленность, на сельское хозяйство, а развиваются банки. Сами себя убиваем.

Конечно, скажут продвинутые финансисты, Шугуров мыслит прямолинейно, существует масса факторов, в том числе непобедимая инфляция. Ну а как, спрашивается, победить инфляцию, поднять производство, при таком разбазаривании средств и переносе долговой нагрузки на реальный сектор экономики, тех же «непродвинутых» крестьян.

Сам Шугуров от банковских кредитов держится подальше, говорит, «мне они до смерти не нужны». Это я цитирую Анатолия Ивановича для тех самых не верующих в фантастическую рентабельность шугуровской методики.

И ещё огорошил Шугуров. Он больше не депутат областной Думы:

– Сдал полномочия. У меня пять районов было. Приезжаешь, люди в очередь на приём выстраиваются, проблемы коммунальные, семейные, кому-то зарплату не платят. А ты помочь им почти ничем не можешь. В лучшем случае одному из десяти. Языком проболтаешь, и весь результат. Стыдно обманывать сограждан, не стал я в октябре баллотироваться. Мой друг так же поступил – говорит, ничего не изменишь, бюджеты сформированы, все рычаги у исполнительной власти. И время депутатство отнимает – заседания комиссии, сессии, обязательные встречи с избирателями. Расстояния немалые, где 200 километров, где 100. И море писанины! Пришлют полсотни законопроектов – неделю изучай. А тут в хозяйстве дел невпроворот.

Шугуров, как человек добросовестный, ездил, слушал, пытался помочь, участвовал, изучал, голосовал и… выдохся. Считает, депутат должен быть освобождённым от других обязанностей человеком. Жаль, именно таким, как он, порядочным людям и патриотам своей земли самое место во власти.

Владимир Леонов

Новое место статьи