ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Нехорошие виды на хороший урожай

Крестьян Юга России не радуют большие намолоты зерна.

Начнем с веселых новостей. 18 июля в резиденции главы российского правительства Ново-Огарево встретились премьер-министр Владимир Путин и руководитель КПРФ Геннадий Зюганов. Речь, среди прочего, шла о видах на будущий урожай. Российский премьер заверил главу коммунистов, что лично проследит за тем, чтобы зерно у крестьян закупалось по нормальным ценам. И это радует, хотя термин «нормальная цена» предполагает довольно широкую трактовку. Но особо замечательно другое: по сообщению некоторых агентств, Геннадий Андреевич сообщил Владимиру Владимировичу, что нынче на Ставрополье собирают… около 80-100 тонн озимых с гектара! То ли глава КПРФ перегрелся, то ли столичный корреспондент, но кто-то из них явно страшно далек от народа… Вы можете представить урожай 80 тонн с гектара, когда на плодородной Кубани планируют собрать «жалких» 50 центнеров? Я - нет. Хотя очень стараюсь.
Но это - из области казусов. Что касается реального хода уборки, виды на урожай на Юге России действительно знатные. На Кубани поставили цель получить не менее 8,8 миллиона тонн зерна. Менее амбициозные ростовчане и ставропольцы обещают по 7 миллионов тонн. И это даже несмотря на неприятные «сюрпризы» погоды, особенно в Ростовской области, где в начале июля затяжные летние ливни приостановили уборку урожая. Сильнее других пострадали Чертковский и Миллеровский районы, а также районы вблизи донской столицы. Комбайны простаивали даже в восточных районах Ростовской области. В Матвеево-Курганском районе град выбил 4 тысячи гектаров. Однако по сравнению с прошлогодней засухой, ущерб от которой сельскому хозяйству Южного федерального округа составил 22 миллиарда рублей, это можно считать терпимыми неприятностями.
Но есть проблемы куда более серьезные. Именно они омрачают настроение селян и могут поставить большой крест на их надеждах получить хорошую прибыль от своих трудов. Прежде всего, это почти катастрофическими темпами растущая себестоимость зерновых. И этот рост в обозримом будущем вряд ли будет снижаться. В этом году, по словам начальника управления аграрной политики министерства сельского хозяйства Ростовской области Николая Полтавского, одни только горюче-смазочные материалы подорожали на 40%. Сюда же следует отнести рост тарифов на перевозки, подорожание энергоносителей, растущие затраты на минеральные удобрения, отечественную и импортную сельхозтехнику (за последние недели только запчасти к ней подорожали в два-три раза). Если недавно себестоимость тонны зерна составляла 2,5 тысячи рублей, теперь она увеличилась почти вдвое.
Между тем цена на зерно, как раз напротив, снизилась до критического уровня. Это связано, в том числе, и с мировой конъюнктурой. За последние годы ситуация в отечественном сельском хозяйстве изменилась в лучшую сторону: если в советское время мы закупали ежегодно до 30 миллионов зерна пшеницы, то сегодня Россия устойчиво заняла третье место в мире по экспорту зерна после США и Канады. В этом году ожидался рост спроса на пшеницу на мировых рынках. В апреле об этом говорил Владимир Путин на совещании по развитию сельского хозяйства России. Однако все произошло с точностью до наоборот: в результате перепроизводства зерна мировые цены на него рухнули. В России урожай пшеницы может вообще стать рекордным за последние 30 лет - свыше 52 миллионов тонн против 49,4 миллиона тонн в прошлом году. Избытки зерна неизбежно хлынут на внутренний рынок, и его стоимость резко снизится. Уже сейчас за тонну озимого ячменя на Ставрополье дают 3,5 тысячи рублей (по сравнению с прошлогодними 5 тысячами), пшеница третьего класса идет по 5 тысяч рублей (в прошлом году - 8 тысяч).
Так что богатые намолоты не гарантируют нынче крестьянину богатой прибыли. Именно поэтому главной темой беседы Зюганова с Путиным стала поддержка сельхозпроизводителя. Правда, продекларированная позиция главного коммуниста кажется довольно странной. «Если мы хотя бы миллионов 15 тонн закупим по нормальной цене, то у нас не будет проблем с хлебом», - заявил Геннадий Андреевич. На 15 миллионов тонн - это не более чем намолот Кубани и Ставрополья. То есть закупим по «нормальной цене» достаточный минимум - а там пропадай все остальное?
Другой путь защиты производителя решил избрать кубанский губернатор Александр Ткачев. На совещании, посвященом уборочный кампании, он пригрозил: каждый, кто будет покупать пшеницу менее чем по 6 тысяч рублей за тонну, попадет в поле зрения правоохранительных органов - со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если пшеница стоит ниже 6 рублей за килограмм, то налицо какая-то левая схема, заявил губернатор.
Но, Ткачева неожиданно не поддержали сами производители. Председатель межрегионального штаба по защите прав аграриев Кубани и Дона Петр Щербак печально заметил, что по такой цене зерно не будет покупать никто. То есть к зиме, конечно, цены вырастут не менее чем наполовину, однако к тому времени многие сельхозпроизводители вынуждены будут отдать урожай по дешевке: нужно гасить кредиты. Да и хранение зерна на элеваторе влетит в копеечку. На сегодняшний день в некоторых районах Краснодарского края цена на зерно чуть выше 4 рублей за килограмм, а новороссийские компании-экспортеры дают не больше 5,8 рублей за килограмм минус доставка - 30 копеек на каждые 100 километров от Новороссийска.
Гендиректор VALARS Group - крупного оператора международного зернового рынка - Кирилл Подольский с назвал цену 6 рублей за килограмм зерна абсолютно нереальной, а заявление одного из краснодарских чиновников о том, что к концу года килограмм зерна поднимется до 10 рублей - глупым и безответственным. Цену диктует рынок, а не чиновники, напомнил он.
Не в восторге от губернаторской инициативы и федеральная антимонопольная служба. По словам пресс-секретаря ФАС РФ Елены Нагайчук, информация о попытках административно регулировать цены на зерно из регионов пока не поступала, но, если такое случится, антимонопольное ведомство заинтересуется этим вплотную.
И все же Ткачева понять можно. Проблема вполне реальна, и решать ее надо. Рентабельность выращивания пшеницы должна быть не менее 70 процентов, что сегодня возможно лишь при цене 6500 рублей за тонну зерна третьего класса, не менее 6 тысяч — за зерно четвертого класса и не менее 5 тысяч - за фуражное зерно. Пока же рентабельность составляет всего 25 процентов. Сами селяне убеждены, что необходима активная помощь государства, которой они не видят, несмотря на громко провозглашенный нацпроект развития АПК. Так, руководитель ставропольского хозяйства «Русь» Михаил Чирва считает, что государство дает копейку, а забирает рубль. По его словам, хлеб в этом году получается в буквальном смысле золотой.
Что же делать? В беседе с автором этого материала председатель Агропромышленного союза России, президент агрохолдинга «Юг Руси» Сергей Кислов указал на несколько болевых проблем, которые необходимо решить в первую очередь. В среднем по Европе расходы на госдотации сельхозпроизводителей достигают 40 процентов себестоимости продукции, а в ряде стран государственные субсидии доходят до 70 процентов. В расчете на 1 гектар эти субсидии в 60 раз больше, чем в России. На село в России тратится 0,5 процента от расходной части бюджета. В США – около 20 процентов. В Европе - до 18 процентов, даже в соседней Белоруссии такие дотации переваливают за 20 процентов. Около 50 процентов бюджета Евросоюза уходит на поддержку сельского хозяйства. И это при том, что Европа находится в зоне благоприятного земледелия, там количество осадков наиболее оптимально, урожайность значительно выше, чем в России. Отсутствуют резкие морозы, сильные засухи. В России же – зона рискованного земледелия.
Пора посмотреть правде в лицо. Необходимы не подачки, не ободряющие заявления, а широкомасштабная поддержка селян со стороны государства. Если растут цены на ГСМ, это должно ложиться не на плечи крестьян, а на государственный бюджет. Необходимы беспроцентные и льготные кредиты на развитие производства, закупочные интервенции, когда государство приобретает сельхозпродукцию у производителя по ценам, превышающим рыночные, а также другие реальные вливания в агропромышленный комплекс - какими бы затратными они не были. Именно к этому подталкивает нас тревожный опыт нынешней уборочной кампании.
А. Сидоров, www.interfax-russia.ru

Новое место статьи