ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Ложь во спасение

Руководители хозяйств вынуждены завышать экономические показатели, чтобы получить помощь от государства

В Новосибирском обкоме КПРФ состоялось совещание руководителей сельскохозяйственных предприятий и депутатов-коммунистов под председательством депутата Госдумы Анатолия Локтя. Аграрии и депутаты обсудили пути выхода из чрезвычайного положения, сложившегося на селе вследствие прошлогодней засухи, и подготовили ряд требований к руководству министерства сельского хозяйства России.

Прошедшее лето оказалось в буквальном смысле катастрофическим для работников аграрного сектора, вследствие засухи погибло около трети урожая на полях Новосибирской области. Несмотря на оптимистические рапорты о развитии села и заверения властей всех уровней о предоставлении необходимой материальной помощи пострадавшим от засухи хозяйствам, значительная часть из них её так и не дождалась, в том числе и по причине многочисленных бюрократических препон, сделавших получение помощи практически невозможной.

Однако не только проблема получения материальной помощи на сегодняшний день волнует аграриев. На состоявшемся сегодня совещании его участники обозначили немало других болевых точек аграрного сектора. Во-первых, отсутствие государственной поддержки отрасли: несмотря на то, что одним из условий вступления в ВТО (что само по себе является гибельным для отечественного товаропроизводителя) является размер финансирования аграрного сектора до 4% бюджетных средств, в России принят самый низкий порог такого финансирования в 1%. Немало на сегодняшний день в отрасли и других закостенелых проблем. Это, и проблема привлечения кадров, особенно молодежи, к работе на земле, что стало, практически невозможным из-за низких доходов и практически полного отсутствия социальных гарантий. Неподъемные условия кредитования и многие другие проблемы.

Разрушительные процессы на селе продолжаются — по мнению участников встречи, село прошло точку невозврата, и если власть сейчас не предпримет необходимых мер, отечественный аграрный комплекс попросту погибнет.

Свои видение ситуации и свои требования они изложили в обращении на имя министра сельского хозяйства России Николая Фёдорова, которое намерены передать ему через депутата Госдумы Анатолия Локтя. Также требования аграриев будут озвучены депутатами фракции КПРФ на ближайшей сессии Законодательного собрания Новосибирской области.

Приводим некоторые выступления руководителей хозяйств, участвовавших в совещании.

Евгений Подзоров, руководитель хозяйства, Тогучинский район: 

– То, что этим летом предстоит засуха, стало понятно ещё в июне. Неоднократно обращались к власти, вплоть до губернатора. Каких-то действий с их стороны не последовало. Кроме того, наш район по выдаче субсидий находится на предпоследнем месте. Мы обращались к губернатору ещё и с тем, чтобы пролонгировать сроки выплаты кредитов. В Новосибирской области сложилась порочная практика, когда основным фактором, определяющим решение власти о выделении субсидии, стали уплата налогов и прибыль. Руководители хозяйств вынуждены сами себя обманывать: если они скажут о том, что работают в убыток, как это и происходит в большинстве случаев, они могут попросту не получить помощи от государства, компенсации за технику, семена, удобрения. Мы уже на протяжении трех-четырех лет поднимаем вопрос о равнодоступности для хозяйств помощи от государства. Большинство хозяйств чиновники попросту «отфутболивают» на основании той же задолженности по налогам. Одним из пунктов нашего обращения к власти была отмена хотя бы на период чрезвычайной ситуации этих критериев. А то, получается, что кому-то помощь на покупку техники, семян, удобрений и так далее положена, а кому-то нет. Я уже сказал, что пролонгация по кредитам на полгода ситуацию не спасёт. За этот срок физически невозможно исправить положение. Плюс с учётом ситуации в аграрном секторе у большинства хозяйств портится кредитная история. Нужно принимать какое-то государственное решение на федеральном уровне. Третье, предоставление помощи тормозят бюрократические проволочки — нет какой-то бумажки, где-то не стоит печать и так далее, а срок предоставления документов обозначен. Совсем непонятна позиция нашего областного руководства: то, что была засуха — общеизвестный факт, при этом каждый из аграриев должен данный факт документально подтвердить. Мы обращались с этими вопросами к власти едва ли не каждый день, собирая совещания с чиновниками. Мы спрашивали, почему нет прозрачности при предоставлении помощи и откуда такая бумажная волокита. На самом деле вопросов больше, чем ответов. В результате Тогучинский район в качестве помощи получил три миллиона рублей, вместо заявленных четырёхсот. Да и алгоритм предоставления этих денег совершено непонятен и непрозрачен. Ситуация очень сложная, нужны экстренные меры. Уж при шестимиллиардном профиците бюджета прошлого года селу как-то могли помочь, профинансировать по основным статьям.

Геннадий Антонов, директор ЗАО «Черемшанское», Краснозёрский район: 

– Конечно, засуха сказалась на состоянии сельского хозяйства в Новосибирской области. Но я бы хотел обозначить тот глубочайший системный кризис, в котором находится село. Мы из года в год ждем каких-то постановлений, решений. Но должна быть и система, в которой мы должны знать, что, случись беда, и мы будем защищены. Мы прошли точку невозврата в сельском хозяйстве. Мы не знаем, как заманить человека работать в село. За последние восемь лет в моём селе осталось три выпускника школы. Никто не хочет работать в сельской местности, желающих нет. Люди не хотят жить, как они говорят, в «резервациях». Вышло постановление правительства о сокращении педагогических кадров, что в первую очередь затронет село. В соседнем селе закрылась школа — восемь рабочих уволились и уехали оттуда. Нужна чёткая, ясная, конкретная программа. Сейчас приняты программы развития животноводства и так далее. Но они ничем не подтверждаются, не исполняются, никто за них не отвечает. У меня сыновья окончили институт, раньше я мечтал, что они меня заменят, сегодня — нет. На что их обрекать в селе? С кем они будут общаться? Какая у них перспектива? За последние 20 лет сельское население области сократилось практически на 50%. Некому работать, нет специалистов – трактористов, доярок. Недавно мэр Новосибирска заявил, что в городе не хватает трактористов для уборки снега, планируется привлекать людей из села. Кого они привлекут, если трактористов в селе не осталось?! Один механизатор обслуживает и трактор, и комбайн, и автомобиль, и оборудование на фермах. Обстановка крайне тяжёлая, мы не знаем, на что дальше можем рассчитывать. Далее. Возьмём доход товаропроизводителя. Растёла нет, значит нет и мяса, но мы вынуждены ежемесячно платить за электроэнергию, иначе отключат. Также регулярно, день в день, крестьянин должен выплачивать и налог. Может, стоит дать крестьянину возможность выплачивать налог, скажем, осенью, когда идёт основная масса денежных поступлений, дать больше свободы? Мы приравнены к отраслям, предполагающим ежедневную выручку. Но в сельском хозяйстве её нет, потому система налогообложения для нас должна быть особой, адаптированной к нашим возможностям.

Галина Синицына, председатель ассоциации фермерских хозяйств, Искитимский район: 

– Ситуация тяжёлая. Нет преемственности программ для сельского хозяйства. Ряду фермерских хозяйств, чтобы дожить до следующего урожая, нужен миллион, два. Сейчас мы продаём семена, чтобы погасить ряд кредитов, потом вырежем скот. Зачем тогда нужны были программы, когда мы начинающим фермерам-животноводам давали скот в кредит? Банк, может, и готов нам что-то дать, но у него нет этих программ, а есть пакет документов, на основании которого предоставляются кредиты. В прошлом году в «Россельхозбанке» были целевые программы. Под строительство дают кредит на два года, а что за эти два года можно построить? Вот и получается, что мы строиться не можем, а нам надо строиться, потому что иначе мы не выживем. Нужно сделать так, чтоб были беззалоговые кредиты. Пусть они будут даже по коммерческим процентам. И хотя о нашей ситуации особо не говорят, но всем она известна, не случайно все коммерческие банки прекратили кредитовать сельхозпроизводителей.

Евгения Глушакова

Новое место статьи