ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Потянуло к земле

Рост цен на продовольствие повысил инвестиционную привлекательность сельхозпроизводства, и как следствие - спрос на необходимые для его организации ресурсы, в первую очередь землю.

Интерес инвесторов - хорошая возможность для региональных властей найти хозяев простаивающим сельхозугодиям. Но в распределении земли они должны руководствоваться исключительно соображениями эффективности, а не корпоративными интересами визитеров.
Инвесторы сельского хозяйства спорят за землю в Самарской области. Недавно руководитель самарского дивизиона столичной сельхозкомпании «Напко», созданной владельцем группы «Черкизово» Игорем Бабаевым, заявил о том, что ему не удается завершить сделку по приобретению сельхозугодий у самарской компании «Био-Тон» (контролируется сыном прежнего губернатора Алексеем Титовым).
Договоренность о продаже была достигнута весной этого года. Согласно озвученной сторонами информации, «Напко» должна была выкупить у «Био-Тона» права аренды на 35 тыс. га земли пайщиков в Сергиевском районе Самарской области за 99 млн рублей (примерно 2,8 тыс. рублей за га). «Напко» перечислила продавцу 15,5 млн рублей из этой суммы, но «Био-Тон» дал сделке обратный ход. Сославшись на невыполнение партнером неких обязательств, содержание которых в компании не уточняют, продавец вернул полученные деньги и заявил о том, что будет обрабатывать земли самостоятельно.
«Напко» не намерена отказываться от претензий на землю - в компании рассчитывают приобрести ее в обход «Био-Тона», непосредственно у пайщиков. На встрече с владельцами паев представители компании предложили им большую компенсацию за право пользования их землей, чем два года назад заплатил «Био-Тон» (примерно 1 тыс. рублей за га). Сейчас компании развернули информационную войну.
«Напко» обратилась в областной минсельхоз с просьбой поспособствовать передаче ей земель. Компания позиционирует себя как профильного инвестора, повествуя о планах по развитию сельхозпроизводства в интересующем ее районе (она планирует построить здесь свиноводческий комплекс, земля ей нужна под кормовую базу) и обвиняя «Био-Тон» в неэффективном пользовании сельхозземлями и стремлении побольше заработать на их спекулятивной перепродаже. В «Био-Тоне», в свою очередь, информируют о том, что в этом году инвестировали около 200 млн рублей в покупку сельхозтехники, с тем чтобы, в частности, начать обработку спорных земель (их в компании обещают ввести в оборот уже в этом месяце), всего в 2008 году компания собиралась обработать 65 тыс. га.
Это не единственный конфликт вокруг областных сельхозугодий. Так, своих полей может лишиться Самарская инновационная корпорация (СИНКО), арендующая у пайщиков около семи тыс. га земли в Кинель-Черкасском районе. Владельцы прав на землю повысили стоимость ее аренды и предупреждают арендатора о том, что если тот не согласится выплачивать им требуемую сумму (примерно 1,5 тыс. рублей за пай), они отдадут право распоряжаться их участком другому агрохолдингу, компании «Продимекс», выразившей заинтересованность в развитии в районе сырьевых проектов.

Сезон покупок

Эти конфликты - следствие концентрации интереса инвесторов к региональным сельхозугодьям.
Сейчас практически все работающие в Приволжском федеральном округе (ПФО) агрохолдинги формируют собственные земельные банки. Так, в Татарстане самым крупным покупателем сельхозугодий выступает агрохолдинг депутата Госдумы Айрата Хайруллина «Красный Восток Агро» (владеет около 350 тыс. га земли), в Самарской области - «Био-Тон», ГК «Аликор» (по данным компании, обрабатывает более 200 тыс. га, 60 тыс. из которых находится в собственности, остальные - в процессе оформления), «СВ-Агроинновации» (компания самарской ФПК «СВ», около 77 тыс. га в аренде), в Мордовии - агрохолдинг «Талина» (50 тыс. га в республике, около 12 тыс. га - в Нижегородской, 14 тыс. - в Саратовской, 10 тыс.- в Ульяновской и 3,5 тыс. га в Пензенской областях, из них около 90% в собственности, 10% - в аренде; в ближайших планах компании - приобретение еще 25 тыс. га сельхозугодий).
«Начиная новые проекты, большая часть которых входит в национальный проект АПК, «Талина» скупает или берет в аренду всю доступную землю в округе: паи колхозников, муниципальные угодья и так далее. Земля необходима для развития сельскохозяйственных предприятий, растениеводства и создания кормовой базы», - отмечает начальник правового управления мордовского агрохолдинга Николай Комусов.
Кроме того, землю в регионе скупают и работающие в Поволжье федеральные агрокомпании - помимо упомянутых «Продимекса» и «Напко», здесь работают «Приосколье», «Евросервис», «Синергия». Активно инвестируют в поволжскую землю и иностранные инвестфонды - они скупают участки через свои российские «внучки» (иностранцам владеть российской землей запрещает законодательство) или берут сельхозугодья в долгосрочную аренду. Например, в Пензенской области собирают земли датский фонд Trigon Agri и литовский Agrowill, интерес к сельхозугодьям в Саратовской области проявлял датский фонд DK Rus Invest.
Скупка земель идет в регионе с 2005 -2006 года - со времени формирования крупных агрохолдингов. Но сегодня процесс активизировался. Так, нижегородская агропромышленная группа «Держава», как предполагают аналитики, ради быстрого завершения сделки по покупке земли даже пожертвовала своими обязательствами перед инвесторами - именно финансированием покупки земель эксперты склонны объяснять задержку в погашении «Державой» собственных облигаций. В самой компании эти предположения оставили без комментариев.

Пошли в рост

Процесс скупки сельхозугодий ускорил прошлогодний рост цен на продовольствие - пшеница, подсолнечник подорожали в полтора-два раза, их производство, а значит и сельхозугодья, несколько лет простаивавшие без обработки, стали привлекательными для инвестиций. Пошли в рост и цены на землю.
«Только за последний год земля в России подорожала в среднем на 35−50 процентов, а в некоторых местах - в разы, - говорит Николай Комусов из мордовской «Талины». - Это связано не только с инфляцией, но и с востребованностью земельных угодий - с началом реализации приоритетного национального проекта АПК многие компании, а также фермеры начали активно приобретать земельные участки».
За несколько лет цены увеличились в разы. Например, ранее за пай (около пяти гектаров) в Богородском районе Нижегородской области предлагали меньше пяти тыс. рублей, теперь - 20−25 тыс. Аналогичная ситуация в Дальнеконстантиновском районе области. Там начинали скупать паи местного СПК «Красный партизан» за шесть тыс. рублей, а сейчас предлагают за него 20 тыс., приводят пример в пресс-службе заместителя председателя правительства Нижегородской области по развитию имущественно-земельных отношений. Но в ведомстве отмечают, что в районе гектары скупают не инвесторы, а спекулянты, поэтому власти считают нужным ограничить эти сделки. «Наша администрация провела среди пайщиков информационную работу, собирали всех работников СПК и неоднократно объясняли, что продавать паи не следует: во-первых, земля растет в цене, а во-вторых, свой пай можно отдать будущему инвестору в аренду. Когда общее собрание примет решение об объединении с инвестором, будет заключено тройственное соглашение - СПК, инвестор и администрация», - отмечают в пресс-службе. Впрочем, там оговариваются, что власти не имеют права запретить людям продавать свою землю. «Наша задача - провести разъяснительную работу», - подчеркнули в ведомстве.
Желание ограничить спекулятивные сделки, объем которых эксперты сравнивают с тем, что сейчас заключают агрохолдинги, понятно. Такие махинации лишают сельчан социальных гарантий (лишая их потенциального источника дохода) – раз, и увеличивают инвестиционную нагрузку на инвестора, которому приходится приобретать землю у перекупщика по цене, в разы превышающей стоимость пая, - два.
Но Алексей Гриншпун, генеральный директор самарского инвестора сельского хозяйства, ЗАО «Финансово-промышленная компания «СВ», обращает внимание на неоднозначность вопроса. Посредничество в подобных сделках он считает своего рода сферой услуг для владельцев прав на пай и инвесторов. При нынешних ценах на сельхозпродукцию агрохолдингам, заинтересованным в приобретении земли, покупка таких услуг вполне под силу, полагает он. По мнению г-на Гриншпуна, доступ профильных инвесторов к земельным ресурсам ограничивает не столько проблема цены, сколько сложности, связанные с организационно-правовыми вопросами: в регионе практически нет крупных сформированных участков сельхозугодий с оформленными правами собственности.

Кто хозяин

По данным территориальных служб Росстата, наибольшая площадь земель сельхозназначения принадлежит сельскохозяйственным организациям. В основном это вновь образованные после распада совхозов и колхозов коллективные хозяйства, в уставный капитал которых крестьяне внесли свои паи.
Так, по данным территориального органа госстатистики по Самарской области на 2008 год, сельхозорганизации обрабатывают 78,9% всех региональных посевных площадей. При этом из 580 таких организаций 431 относится к малым сельхозпредприятиям. На агрохолдинги приходится не более трети всех обрабатываемых в области земель. Эксперты полагают, что их доля выше в Татарстане - республиканские власти способствуют собиранию земель в руках местных инвесторов, принимая их сторону в конфликтных ситуациях. «Война за независимость 2», способствуя передаче в их ведение активов федеральных агрокомпаний (например, недавно завершилась сделка по передаче татарстанской компании «АгроИнвест» активов столичного холдинга «Разгуляй»). Это способствует более эффективному использованию сельхозземель в республике.
Не удивительно, что власти других поволжских регионов также заинтересованы в привлечении крупных инвесторов на село. В Самарской области поставили вопрос об эффективности работы нынешних владельцев земли: в начале посевной кампании губернатор Владимир Артяков проинспектировал ряд районов и высказался за ужесточение контроля над целевым использованием сельхозугодий. Например, за сокращение сроков ввода земель в оборот с трех лет с момента покупки до одного года. Кроме того, область сделала ставку на привлечение в регион федеральных инвесторов - с этим настроем областных властей связывают появление в регионе «Напко», «Приосколья» и сложности местного «Био-Тона» (компания, созданная правительством Самарской области - «Областная МТС», предположительно для «Напко», недавно выкупила земли в Похвистневском районе, на которые претендовал «Био-Тон»).
В Нижегородской области считают, что основополагающим условием прихода на региональные сельхозугодья инвесткомпаний станет составление кадастра сельхозземель и оформление прав собственности на них. С прошлого года в пяти пилотных районах региона (Богородском, Балахнинском, Борском, Вачском и Кстовском) действует целевая программа по оформлению прав на земли сельхозназначения, в результате которой каждый участок предполагается закрепить за конкретным собственником, а невостребованные земли (таковых сейчас около 38,3 тыс. га, или 30% от распределенной в долевую собственность в этих районах) передать в областную или муниципальную собственность. По словам министра госимущества и земельных ресурсов области Александра Макарова, эта работа завершится в первой половине 2009 года. Затем земельные участки будут формироваться с учетом возможного хозяйственного использования. Предполагается, что это существенно облегчит процедуру поиска и оформления подходящих угодий для инвесторов. Нижегородские власти стали распутывать клубок проблем, связанных с землей, с самого начала - с регистрации паев и поиска собственников. Пожалуй, это самый разумный, хотя и долгий путь передачи сельхозземель профильным инвесторам.
Н. Дядик, «Эксперт Волга», цит. по www.agronews.ru

Новое место статьи