ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Семена потерянной безопасности

Продовольственная безопасность начинается с семян. Селекция и семеноводство – это то, на чем держится растениеводство любого государства, кроме… России. В настоящее время Россия практически полностью зависит от импорта семян овощных культур и почти ничего не экспортирует. Если кто-то из поставщиков внезапно прервет поставки, хозяйства останутся без посадочного материала, а люди - без еды.

Отечественные селекционеры поставлены в тяжелое положение бюрократической машиной, навязавшей проверки, которые межведомственной правительственной комиссией не раз определялись как избыточные, считает директор Селекционной станции им. Н. Н. Тимофеева Григорий Монахос. В этом с ним согласится большинство селекционеров.
Фактически, наши законы защищают иностранного производителя не только в стране, но и за рубежом.
Г. Монахос пояснил, что для получения всех необходимых бумаг у себя в стране на продажу в Россию, европейские компании тратят месяц, если считать от внесения сорта в российский госреестр. Это время нужно, чтобы получить сертификат ISTA (Международная ассоциация тестирования семян). По сортовым качествам семена не сертифицируется и вся ответственность за них ложится на фирму. При ввозе в Россию импортная продукция проходит символическую процедуру проверки документации. Нашим же компаниям и НИИ чтобы ввести в оборот новый сорт требуется 3 года. Эти условия дали неограниченные конкурентные возможности зарубежной селекции, считает Г. Монахос. В современном мире мода на продукты питания и требования к устойчивости сортов меняются очень быстро и за 3 года сорта наших специалистов устаревают.
Стоит ли так тщательно испытывать сорта?
- Проводимая органами контроля апробация сортов овощных культур по большому счету ничего не гарантирует, - пояснил Г. Монахос. - Точную информацию о сортовых качествах F1 гибридов овощных можно получить, только применяя маркеры и грунтовой контроль.
Также у селекционеров есть замечания по отсутствию лабораторий, аккредитованных ISTA. Некоторым нужен также сертификат OECD (Организации Экономического Сотрудничества и Развития).
На замечания селекционеров согласился ответить директор ФГУ «Россельхозцентр» (сфера деятельности - государственные услуги в области растениеводства) Александр Малько. Стоит отметить, что многие вопросы, не входят в сферу ответственности организации, но, тем не менее, нам любезно согласились на них ответить. Вот как прокомментировал А. Малько одно из замечаний:
- Действующий закон «О семеноводстве» допускает определение сортовых качеств семян сельскохозяйственных растений посредством проведения апробации посевов, грунтового контроля и лабораторного сортового контроля. Традиционно в Российской Федерации и в других странах мира апробация более распространена, как относительно дешевый способ. С необходимостью ускоренного развития в стране других методов, конечно, можно согласиться. Лаборатории, проводящие сертификацию по сортовым и посевным качествам, несут полную юридическую ответственность за достоверность показателей и выдаваемых документов.
А. Малько, являющийся персональным членом ISTA, ответил и на нарекания по получению сертификатов этой международной организации: «Отечественные методики полностью соответствуют методикам ISTA. Сертификат ISTA нужен при экспорте семян, а пока заявок на международные сертификаты для этого поступает немного – 1-3 в год. Объемы экспорта минимальны. Тем не менее, работа по аккредитации лаборатории в системе ISTA ведется, и уже в 2009 году такая лаборатория будет. Что касается документов OECD, здесь нужно межправительственное соглашение о вступление в эту организацию. Конечно, участие в системах международной сертификации семян необходимо для развития экспорта. Документы и соглашения в этой сфере планируются и разрабатываются».
В мае 2007 года Россия была приглашена для начала переговоров о членстве в OECD. В то же время в OECD отсутствует официальный список овощных культур, по которому проводят сертификацию. На практике большинство семян овощных в международной торговле реализуется без сертификата OECD. Но при ввозе семян в РФ на основе сертификата ISTA выдается сертификат о посевных качествах, а на основе сертификата OECD – документ сортовой идентификации. Однако в OECD входят пока только 30 государств, а семена к нам ввозит почти все развитые и многие развивающиеся страны. Получается, что тысячи тонн семян проданы в России незаконно?
Председатель совета директоров Ассоциации Независимых Российских Семенных Компаний (АНРСК), директор агрофирмы «Поиск» Николай Клименко подтвердил, что экспорт семян овощных в настоящее время практически равен нулю. И дело совсем не в сертификации, а в состоянии селекции и семеноводства нашей страны. По его словам в ЕС сертификат ISTA часто вовсе не нужен. Вообще, кипы бумаг и бесконечные процедуры проверки – изобретение российских чиновников, пожаловался Н. Клименко. По данным АНРСК, чтобы получить все необходимые бумаги для продажи семян нужно в среднем сделать 25 поездок, из них 13 - в областной центр. Весь процесс получения нужных бумаг займет приблизительно 150 дней. Любое отступление от правил будет считаться серьезным нарушением. В ЕС иногда достаточно всего один раз сходить в органы контроля. Г. Монахос и Н. Клименко упомянули, что за границей над нашей бюрократической машиной просто смеются…
Директор Селекционной станции им. Тимофеева в интервью «Крестьянским ведомостям» выразил мнение, что селекционные достижения овощных должны вноситься в реестр заявительно. Такая возможность селекционерам будет предоставлена в ближайшем будущем.
- По овощным, цветочным и декоративным культурам заявительная система необходима, - обнадежил А. Малько. - Такой вариант предусмотрен в рассматриваемых сейчас изменениях к закону «О семеноводстве». Выделена большая группа культур, которые станет возможно вносить в реестр добровольно по описанию самого автора.
В работе Министерства не все идет гладко. Г. Монахос привел несколько ярких примеров. Пару лет назад была введена инструкция, обязывающая согласовывать поставки семян в регионы. Оптовикам приходилось записываться в очередь для получения разрешения на ввоз партии семян в другую область, и ждать его месяц. Этот документ противоречил закону о карантине. Селекционно-семеноводческому сообществу потребовался год, чтобы добиться отмены этого противозаконного акта.
Наши селекционные организации два раза смогли отменить приказ о проверке каждой партии семян на ГМО, при том, что в реестре таких сортов нет. В год это обошлось бы налогоплательщикам в 3,7 млрд руб. (биомикрочип стоит 1,7 тыс. руб., а анализ - 400 руб.).
Как нам удалось выяснить, Минсельхоз не курирует проверку на ГМО и, соответственно, его представители не могут дать официальных пояснений по этому вопросу. Экспертизой товаров на ГМО занимается Управление организации надзора и контроля в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. В то же время, Минсельхоз выступал инициатором приказа о проверке. АНРСК дважды отсылала официальное письмо в Минюст, с требованием отменить этот приказ, так как он противоречит закону о «Техническом регулировании», и оба раза просьбу ассоциации удовлетворяли.
В печати регулярно появляются сообщения об арестах высокопоставленных чиновников областных сельхознадзоров. Непробиваемая стена препятствий, построенная из законов, вынуждает бизнесменов давать взятки, чтобы хоть как-то продолжать деятельность. Многие начальники не могут противостоять соблазну, и начинают брать деньги. Не будем называть здесь фамилии тех, кто уже осужден. Наша цель – не найти виновных и не осуждать кого-либо. Мы всего лишь пытаемся указать на давно существующую проблему, требующую безотлагательного решения. Отметим лишь, что некоторые чиновники… возвращаются на свои места после отсидки. В развитых странах руководители уходят в отставку даже после одного скандала или провала в руководстве. К примеру, японский министр сельского хозяйства в сентябре сам подал в отставку после попадания на прилавки испорченного риса, его канадский и израильский коллеги совсем недавно вынуждены были извиняться за плохую шутку и случайный звонок, чуть было не лишившим их карьеры.
Согласно российскому законодательству, только госпредприятие имеет право заниматься поддержанием страхового запаса семян. «Россортсемовощ», прямой наследник «Союзсортсемовоща», обанкротился. В настоящий момент страховым фондом заниматься некому, и он пуст.
Как пояснил А. Малько, страховой запас семян сейчас действительно не формируется: «Законодательная возможность образования такого фонда есть, но семена имеются в достатке на рынке и что-либо хранить по большому счету нет смысла. Хотя обладать страховым фондом семян оригинальной и элитной категорий, по-моему, было бы неплохо». Функции «Россортсемовоща» по мнению директора «Россельхозцентра» в настоящее время выполняют частные предприятия.
Вероятно, «Россортсемовощ» уже не возродится, но у многих селекционеров, с которыми удалось побеседовать в процессе подготовки статьи, есть мнение, что стране нужна структура для наполнения страхового фонда семян овощных. Хотя бы на случай перебоев в поставках семян из-за рубежа. Ведь если по какой-то причине к нам перестанут доставлять новые семена, цена на них возрастет в несколько раз, а за ними, неминуемо, подорожают и овощи.
В прошлом году подобная ситуация произошла после ограничения поставок гибрида свеклы Пабло F1 фирмы Бейо Заден. В этом году японская компания «Саката» предупредила об ограничении поставок гибрида озимого лука Эхо F1. Замены этим сортам нет, к тому же фермеры их хорошо знают и привыкли к ним. Частным компаниям не выгодно хранить большое количество семян, их стараются быстрее продать, поэтому наша страна в любой момент может столкнуться с дефицитом.
Проблема выплат за использование селекционных достижений, роялти, остро стоит перед научными учреждениями. Так, заместитель директора Всероссийского Научно-исследовательского Института Селекции и Семеноводства Овощных Культур (ВНИИССОК) по науке и семеноводству Сергей Сирота назвал это основной проблемой, препятствующей развитию селекции.
Однако то, что для НИИ является проблемой, для коммерческих и практически ориентированных селекционных организаций, ежедневная рутина. Г. Монахос считает, что эффективность сбора роялти зависит от руководителя:
В настоящее время законом не прописан минимальный размер роялти, который должен выплачиваться селекционерам. Тем не менее, руководители селекционных организаций обязаны выплачивать какое-то вознаграждение сотрудникам. Никто не говорит, что закон «О семеноводстве» плохо составлен. Здесь руководители НИИ и селекционных компаний сходятся во взглядах. Однако механизм его действия не отработан.
А. Малько по этому поводу отмечает, что единого пути сбора роялти нет: «Сбор роялти – категория частного права. Как их собирать – дело конкретного правообладателя на сорт. Он может вообще отказаться от роялти, может собирать их сам, поручить это какому-либо союзу, ассоциации или юридической фирме. В такой большой стране как Россия не может быть единого подхода. И в мире его тоже нет».
Таким образом, в наиболее сложной ситуации оказалась наука, так как она изначально не ориентирована на прибыль. С другой стороны, чистой наукой тоже необходимо заниматься, если, конечно, на это есть деньги.
- Международный опыт показывает, что развитие селекции и семеноводства возможно только в системе, - считает С. Сирота. – Во Франции действует ассоциация по семеноводству «Gniss», объединяющая около 90 селекционных компаний. Она контролирует 330 тыс. га семеноводческих посевов и выращивает 1,3 млн тонн семян. В Германии имеется подобная организации – ассоциация селекционеров и семеноводов «BDP».
А. Малько знаком с упомянутыми С. Сиротой структурами.
- Это действительно очень сильные и полезные организации, которые помогают селекционерам и семеноводам в своих государствах, - подтвердил он. – В России процесс формирования подобных структур только начинается. Вопрос не в том, чтобы их создать, а в том, чтобы они переросли этот «детский возраст» и создали крупную организацию, объединившись уже между собой.
Необходимо подчеркнуть, что упомянутая С. Сиротой и А. Малько ассоциация в России уже работает. Это Ассоциация Независимых Российских Семенных Компаний (АНРСК), о которой говорилось выше. В нашей стране, чтобы иметь законодательную инициативу, союзы (или ассоциации) должны собрать не менее 75% производителей в отрасли, которую они представляют. Поэтому дело не в том, чтобы сделать союз крупным, но извлечь из него максимальную пользу, которую, несомненно, даст законодательная инициатива. АНРСК набрал такое количество членов, и использует свои преимущества в полной мере. Председатель совета директоров АНРСК Николай Клименко рассказал, что между ассоциацией и Минсельхозом идет нормальный рабочий процесс. Часть замечаний селекционеров учитывается Минсельхозом, но бывает, что чиновники и не согласны с предложениями АНРСК.
Отечественное семеноводство, по утверждению самих селекционеров, уже находится даже не в кризисном, а в коматозном состоянии. Лучшие сорта размножаются за границей, так как наши семеноводы не соблюдают важнейшие правила и ухудшают качества гибридов. Что касается селекции, единственными конкурентоспособными культурами остались лишь капуста, огурец и морковь, утверждает Г. Монахос. И если внимательно посмотреть на сортимент в реестре селекционных достижений, то сомнений в его правоте не останется. По таким важным культурам как лук и свекла нет ни одного F1 гибрида. Причины такой картины очевидны:
-К моему сожалению сейчас 95% хозяйств работают на семенном материале иностранного производства, - говорит маркетолог Ассоциации овощеводов Павел Ададимов. - Это связано с качеством семян.
Как видно, единого устоявшегося мнения о дальнейшем пути развития селекции и семеноводства России у практиков, ученых и официальных лиц нет. Вопрос этот достаточно сложный и каждому специалисту есть что сказать. Различные взгляды могут быть связаны как с задачами, стоящими перед НИИ и селекционными фирмами, так и со сферой интересов. В любом случае, российской селекции и семеноводству нужны современные своевременные законы и сильные союзы. Из-за бюрократической плотины, построенной на пути развития селекции, теряются сотни миллионов рублей в год.
Так что проблемы семеноводство и отечественной селекции надо решать. Пока еще не поздно.
И. Дашковский, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru

Новое место статьи