ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 09 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Несмотря на большой урожай, хлеб в России все равно дорожает

Эксперт по продовольствию при ООН Евгения СЕРОВА объяснила причины роста цен.

Рост цен на продукты - головная боль руководства России. Чиновники второй год бьются с подорожанием продовольствия. Сенсационный урожай хлеба нынешней осенью дает надежду, что рост цен можно урезонить. Стоит ли верить в это? Нужно ли России переходить на натуральное хозяйство и полностью обеспечивать себя продуктами? Почему мясо с молоком дорожают по всему миру? На эти вопросы ответила Евгения Серова, старший советник директора Инвестиционного центра Продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций (Food and Agriculture Organization).

Потенциал роста спроса бешеный

Евгения Серова - первый эксперт по продовольствию при ООН с российским паспортом. В штаб-квартире организации в Риме работает год. В Москве бывает изредка - в командировке или, как сейчас, в отпуске. Однако отдых получился трудовым: в день интервью была на совещании в Министерстве сельского хозяйства России. Встреча с журналистом «Комсомолки» состоялась в кафе «Теплица», которое расположено в том же здании, что и Минсельхоз. Рядом с витриной из бутафорских фруктов и овощей, которые символизируют продовольственное изобилие.

- Евгения Викторовна, дела в нашем сельском хозяйстве, как в этом кафе: с виду - изобилие, но полноценный обед стоит около 300 рублей. Может быть, для центра Москвы - это гроши, однако большинству россиян такой обед не по карману...

- ...За чашку кофе здесь я отдала 120 рублей - по московским меркам дешево. Это около пяти долларов. В Риме кофе чуть получше, а плачу я за него 65 центов.

- Ого! А еще говорят, что рост цен идет с Запада.

- Продукты на самом деле дорожают по всему миру. Всего пять лет назад число голодающих сокращалось, сейчас их количество снова пошло в рост. Причин несколько. Первая - на планете идут климатические изменения. Австралия уже несколько лет терпит беспрецедентную засуху. Во многих странах мира все чаще видим ураганы, тайфуны и ливни. Сельское хозяйство становится все более рискованным бизнесом.
Второй фактор роста цен - увеличение спроса в Индии и Китае. Доходы в этих государствах активно растут. Люди хотят лучше питаться. В Китае, например, каждый житель сейчас выпивает 14 килограммов молока в год, а россияне - по 250 килограммов. Видите потенциал роста потребления? В-третьих, часть полей засеяна культурами, которые используются для производства биотоплива. Конечно, второе поколение биотоплива меньше требует продовольственного сырья, но тем не менее ящик Пандоры открыли. Площадей под производство продовольствия стало меньше.

- Вас послушать - страшно становится. Продовольственный «пирог» не резиновый. Что же теперь, ждать голодных бунтов и мировой войны?

- Когда еды не хватает, большинство стран мира стараются не открывать рынки, а наоборот, закрывать. Даже если это помешает решить долгосрочные проблемы. Политики живут от выборов до выборов, поэтому смотрят на четырехлетнюю перспективу, а не на двадцать лет вперед: народ нужно кормить сегодня, а не завтра.
Но в любой беде есть свои плюсы. Что мы видели до последнего времени? Весь двадцатый век, за исключением двух мировых войн и 70-х годов, реальные цены на сельскохозяйственную продукцию падали. Кто будет инвестировать в бизнес, где существующая небольшая прибыль снижается? Из сельского хозяйства уходили инвестиции, кадры, науке невыгодно заниматься развитием технологий. Получалось, хлеб легче было выбросить на помойку, чем тратиться на его сохранение.
Мировые продовольственные рынки давно поделены. Главные поставщики известны: баранина и шерсть - австралийская и новозеландская, зерно - аргентинское, американское, канадское и австралийское... Но сейчас ситуация изменилась. Развитый мир производит продовольствие на пределе технологических возможностей. Получить на Западе дополнительный центнер с гектара настолько дорого, что зачастую и не имеет смысла. А Россия легко может поднять урожайность с нынешних 30 центнеров зерна с гектара до 80. Для стран КРУ (так мы между собой назвали Казахстан, Россию и Украину) приоткрылось окошечко возможностей, через которое они могут пролезть на мировые рынки. В прошлый раз перед нами такая возможность открывалась в 1998 году. Третьего шанса уже может не быть.

- Что Россия могла бы поставлять за границу?

- У нас уже очень хорошие позиции на зерновом рынке. Больше того, Центр АПЭ несколько лет назад провел расчеты, и выяснилось, что если Европа откажется от субсидий, то Россия станет в несколько раз конкурентоспособнее Франции по зерну. Кроме того, на мировом рынке будут востребованы российский подсолнечник, растительное масло, лен, картошка.

Стоять в «прихожей» ВТО накладно

- Конфликт с Грузией обострил отношения России с международными организациями. Путин заявил, что плюсов от вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию гораздо меньше, чем минусов. Хотя еще полгода назад рвались туда всеми правдами и неправдами. Так нужно нам вступать в ВТО или нет?

- Участники ВТО определяют правила поведения на мировых рынках. Мы можем еще долго раздувать щеки и говорить, что нам и так хорошо, но, пока мы не вступили в ВТО, все основные решения в мире принимаются за нас. Сумеем ли мы воспользоваться преимуществами, которые дает ВТО? Это другой вопрос, который зависит от мастерства российских политиков. Но неучастие в этом клубе заведомо проигрышно. ВТО - это инструмент, им можно и гвозди забивать, и головы проламывать. Вот мы и говорим: не будем пользоваться этим инструментом, он опасный. Да ради бога, не пользуйтесь! Забивайте гвозди головой.
При этом я хочу подчеркнуть, что ВТО - организация несовершенная. В мире на этот счет не заблуждаются. Но пока в России говорят о том, какая это плохая организация, то есть ведут себя как тинейджер, который вышел к взрослым и заявил: я знаю, откуда берутся дети. Да все знают, откуда дети берутся. Но обсуждать это во взрослом обществе считается неприличным.

- А все-таки какие недостатки у ВТО?

- Главный - не прописана четко процедура вступления в эту организацию. Находясь в процессе переговоров о вступлении со странами-участницами, Россия берет на себя обязательства и начинает их выполнять в одностороннем порядке. Партнеры приступят к исполнению договоренности только после того, как вы вступите в ВТО. Поэтому либо мы уже вступаем и пытаемся выстраивать политику внутри ВТО с учетом наших интересов, либо плюем на эту затею и отказываемся от принятых обязательств. А в прихожей находиться хуже всего. Мы побили рекорд Китая, который вступал 10 лет. Больше него пробивалась в ВТО лишь Украина, но она уже там.

- Россия зависима от импортного продовольствия. Когда мы сможем полностью обеспечить себя продуктами?

- А зачем? Это советская психология народа, который живет за железным занавесом. Либеральная торговля хороша своей взаимозависимостью. Каждая страна производит то, что у нее лучше получается. Если я вам перекрою поступления говядины, то вы - поставки нефти и газа. И еще неизвестно, без чего человек может дольше прожить. Страны живут в круговой поруке, и вопросов о зависимости не возникает.
При нынешних технологиях бананы можно выращивать и в Сибири. Во времена СССР я ездила в Томскую область, там тогда Лигачев был первым секретарем. У него были огромные теплицы, которые отапливались дешевым газом. Выращивал арбузы и продавал по 16 копеек за кило. В советской искаженной системе цен это было реально. Но есть ли экономическая целесообразность выращивать арбузы в Сибири или их проще привезти из Астрахани - это нужно считать.
Я уже перечислила продовольствие, которое мы могли бы производить в таком объеме, чтобы и за рубеж поставлять. Думаю, сами себя можем обеспечить свининой, птицей и молоком. А вот говядину проще закупать в Бразилии или Аргентине. Самообеспеченность говядиной - слишком затратно, невыгодно. А сахарная свекла, как мне кажется, со временем совсем отомрет. Издержки по производству сахарного тростника даже в худших условиях намного ниже затрат в самых эффективных условиях производства сахарной свеклы.
По фруктам, овощам я бы не противопоставляла: что важнее для россиянина - бананы или антоновка. Антоновку нашу ничто не заменит. Но и отказываться от бананов неразумно. В нашем рационе должно быть место всем фруктам. Это не только вопрос доходов, но и пропаганды здорового образа жизни. Уж слишком мало наши граждане едят фруктов.

- Что делать, чтобы поднять село с колен?

- Сейчас правительство накачивает село деньгами. Обсуждается стопроцентная компенсация государством процентов по кредитам селу. В данной ситуации это может быть и неплохо. Главное - вовремя остановиться с субсидиями. Субсидии легче ввести, чем отменить. Пару десятилетий назад ЕС начало очередной этап снижения уровня субсидирования своего сельского хозяйства. В это время я как-то вместе с Фишлером, в то время комиссаром по сельскому хозяйству Евросоюза, принимала участие в фермерской конференции в Париже. Мы сидели в президиуме. Занавес открылся, фермеры закидали нас помидорами. В этот момент я поняла, что субсидии проще ввести, чем отменить.

- Селяне жалуются, что работают по дедовским технологиям...

- Не уверена, что у нас дедовские технологии, очень много современнейших технологий уже здесь, в России. Но с аграрной наукой и образованием у нас огромная проблема: утрачены целые аграрные школы, все расширяется разрыв с передовыми мировыми школами. Технику с Запада привезти можно, а как быть с селекцией, с уровнем подготовки кадров? Мне кажется, что этот вопрос простой посылкой специалистов за границу для обучения дело не поправить. Нужно, как во времена Петра и Екатерины, везти наиболее квалифицированных иностранцев в Россию, создать пяток научных центров по всей стране, которые готовили бы кадры и для науки, и для современного производства.

- Что еще сдерживает развитие села?

- Земельное законодательство. В 2002 году, когда его приняли, нам протрубили, что оно суперрыночное. Но оно почти полностью остановило земельный рынок. Знаете, сколько нужно сил и денег для регистрации дачных шести соток? А теперь представьте, что нужно оформить 300 тысяч гектаров. Весь сельскохозяйственный оборот сейчас идет на землях, которые оформлены до 2002 года. Новым инвесторам приходится или перекупать поля у нынешних владельцев, или тратить огромные деньги на оформление новых площадей.

Доля зерна в булке не больше 25%

- Урожай не знаем, куда девать. А нет риска, что весь хлеб экспортеры вывезут из страны?

- Стереотип, что вывозят лишь лишнее, не востребованное внутри страны, ложный. Яркий пример - в 1892 году в России произошел жесточайший голод. Но страна не уменьшила экспорт зерна. Вывозят одни, а голодают другие.
Если у вас в стране голод, но некому заплатить за зерно, его вывезут, несмотря ни на какие государственные запреты. В последний раз Россия собирала высокий урожай в 2000 году. Эксперты говорили: зерно не вывезут за границу, потому что у нас нет для этого инфраструктуры. Но было же ясно, что при такой разнице цен внутри страны и на мировых рынках вывезут хоть самолетами. И увезли. Прямой переваловкой - подгоняли вагон к борту барж на Дальнем Востоке и сваливали зерно в трюм. Если разница в цене тонны зерна минимум 100 долларов, то козлиными тропами, через Северный полюс, но увезут.

- Как же тогда влиять на цены?

- Россия сейчас настолько богатая страна, что способна на нефтедоллары купить себе кусок хлеба. Проблема лишь в том, что с момента принятия решения о покупке до ввоза зерна в страну пройдет время. А кушать хочется каждый день. Поэтому для обеспечения продовольственной безопасности своего населения государство должно иметь стратегический запас зерна, который равномерно располагается по территории всей страны. А вообще голод в стране сейчас невозможен!

- А на снижение цен на хлеб рассчитывать стоит?

- В Риме кило хлеба стоит не меньше трех евро. В Венгрии батон тоже стоит значительно дороже, чем у нас. Так что наши цены на хлеб еще далеки от мировых. Другое дело, что такой хлеб не всем по карману. Но это уже социальная проблема, это не должно быть проблемой сельского хозяйства.
Сейчас зерно дешевеет, а хлеб все же будет дорожать. Доля зерна в цене буханки не больше 20 - 25%. А остальная часть себестоимости «кирпичика» складывается из затрат на электроэнергию, труда работников, доставку. А поскольку энергоносители и зарплата в России будут расти и дальше, то цены на продукты продолжат рост. Кроме того, Москва - город богатый. Производители этим пользуются: даже если мука подешевела, то почему я должен снижать цену на хлеб, если его покупают?

- Но даже в Москве не все богатеи. Что уж говорить о российской глубинке...

- А вот специально для малообеспеченных граждан я еще несколько лет назад предлагала ввести социальные продукты. За этот термин меня тогда коллеги «били», а сейчас серьезно обсуждают социальный хлеб, молоко. Это продукты для социально незащищенных слоев населения, которые государство распределяет по заведомо более низким ценам или даже бесплатно. Только эти продукты должны быть такими, чтобы их было невозможно перепродавать по более высоким ценам, а то такой механизм не будет работать.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Евгения СЕРОВА - один из самых авторитетных экспертов по проблемам агропромышленного рынка России. Доктор экономических наук, профессор. С 1991 по 1994 год работала советником министра сельского хозяйства России. Руководила центром «Агропродовольственная политика» и кафедрой аграрной экономики Высшей школы экономики. В 2007 году подписала трехлетний контракт на работу в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН.
А. Зюзяев, www.kp.ru

Новое место статьи