ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

100 млн тонн зерна - для России не рекорд

Сообщениями о рекордных урожаях зерновых в регионах, районах и отдельных хозяйствах России сегодня никого не удивишь. С первого взгляда, цифры небывалые.

Судите сами. На Кубани, например, средний урожай зерна составил 56 ц/га. В некоторых хозяйствах взяли на круг по 70 и более центнеров пшеницы.
Почти кубанские намолоты получены и в некоторых хозяйствах Башкортостана. На отдельных площадях СПК "Базы" Чекмагушевского района, например, собирали по 60,4 ц/га. В хозяйстве им. Ленина Баймакского района - по 56,1 ц/га.
В ООО "Семилуки - 1" Воронежской области сумели на некоторых полях получить с гектара по 82 центнера ячменя. А в Белгородской области на сортоиспытательных участках озимая пшеница Немчиновская - 24 преподнесла по 97 ц/га.
Понятно, что с помощью традиционных технологий, которыми пользуются в подавляющем большинстве хозяйств России, таких результатов не получить. Потенциальные возможности простых технологий по урожайности - до 20 ц/га.
А вот высокоинтенсивные ресурсосберегающие технологии позволяют российским аграриям реально получать урожаи зерновых на уровне 50-60 ц/га. Правда, для этого требуются дорогая техника, семена высших репродукций, полный ассортимент минеральных удобрений и средств защиты растений.
Перспектива огромных затрат отпугивает многие хозяйства от так называемого сберегающего землепользования, хотя и ежу понятно, что большие урожаи зерна без современных технологий просто немыслимы. Они возможны, разве что в приписках, в виртуальном виде, что и делают не без успеха в некоторых регионах страны, не торопясь переводить растениеводство на современные технологии. И зря.
Из-за нарушения ценовых соотношений, особенно ростом цен на энергоресурсы, возможности расширенного воспроизводства в сельском хозяйстве продолжают ухудшаться. Если в 1991 году для приобретения 1 тонны дизельного топлива сельскохозяйственным товаропроизводителям достаточно было реализовать 0,5 тонны пшеницы, то в 1999 году - уже 2,1 тонны, в 2003 году - 3,3 тонны, а сегодня уже почти 5 тонн зерна.
Как свидетельствуют эксперты, в настоящее время применяемые в сельскохозяйственном производстве технологии крайне упрощены вследствие тяжелого финансового положения хозяйств, низкой технической оснащенности. В основном используются традиционные технологии при производстве сельхозпродукции и лишь на весьма ограниченных площадях ресурсосберегающие. В связи с этим средняя урожайность зерновых культур в нашей стране не превышает 17 ц/га, а продукция производится с повышенными затратами из-за дорогих энергоносителей. Удельные затраты энергии на 1 работающего в сельском хозяйстве России в несколько раз выше, чем в Западной Европе и США.
Применяемые в настоящее время в России агротехнологии характеризуются также значительными трудозатратами. В аграрной отрасли Российской Федерации занято 13% трудоспособного населения, что в 2-4 раза больше, чем в США, Канаде, странах ЕС. Поэтому количественные факторы труда в сельскохозяйственном производстве должны уступить место качественным, поскольку роль производительности труда в мире постоянно возрастает.
Насколько выгодны ресурсосберегающие технологии можно подтвердить на примере Агропрома Татарстана. Благодаря внедрению новых технологий республика за последние годы снизила издержки в растениеводстве на 30-40%. Затраты дизтоплива снизились с 300 до 200 тыс. тонн.
Сегодня принято восхищаться небывалым урожаем зерновых, собранным в нашей стране. Но если реально взвешивать агроклиматические ресурсы России, которые позволяют увеличить среднюю урожайность пшеницы до 25 ц/га, то станет ясно, что радоваться-то особо не стоит, хотя и надо поклониться в пояс земледельцам за их труд - порой примитивный и очень трудоемкий.
Как уже не раз заявлялось, в отличие от экономически развитых стран Россия далека от потенциального предела продуктивности своего сельского хозяйства, достичь или приблизиться к которому она сможет только за счет поднятия технологического и технического уровней производства.
Так что намолоченные 100 млн тонн зерна в России - еще далеко не рекорд и не показатель аграрной силы и могущества государства. Применительно к зерновому производству нам необходимо довести производства зерна до 150 млн т, т.е. приблизиться к среднерасчетным мировым нормативам 1,0-1,2 т/чел. Вот эта цифра - ориентир в полной мере может обеспечить как внутренние продовольственные и сырьевые потребности, в т.ч. и животноводство, и птицеводство, а также позволит без ущерба для внутреннего рынка выход в значительных объемах (в несколько десятков миллионов тонн) на мировые зерновые рынки.
Сможет ли АПК страны сегодня справиться с такой задачей? По всей видимости, нет. И сколько лет потребуется для достижения этой планки, вряд ли кто сможет предсказать. Зато можно приблизительно оценить инвестиции, которые потребуются селу, чтобы достичь желаемого уровня. Они равны примерно $10-15 млрд. Что соответствует уровню расходов, которые несет страна на закупку продовольствия за рубежом.
Другой вопрос, позволят ли нам стать самым крупным игроком на зерновом рынке планеты?! В настоящее время мировой рынок зерна контролируют 5 основных экспортеров: США, Канада, Австралия, Аргентина, ЕС. Суммарные экспортные предложения зерна со стороны основной "пятерки" экспортеров составляют свыше 84% всего объема мировой торговли. Ведущее положение на рынке зерна отводится США, на долю которых приходится 28% объема торговли, далее идут Канада - 17%, Австралия и ЕС - по 15% и Аргентина - 11%.
Недавний зерновой ажиотаж, происходивший в мире в начале нынешнего года, был вызван, отнюдь, не только уменьшением мировых запасов зерна вследствие роста народонаселения, как считают некоторые эксперты, и не появлением на рынке новых стран-экспортеров, таких как Россия, Венгрия, Украина, Казахстан, Турция. Все гораздо проще. Сильные мира сего захотели попробовать пустить на производство биотоплива зерновые культуры. Было переориентировано, по некоторым данным, с пищевого на топливное направление до 100 млн тонн зерна. Отсюда и дефицит. Отсюда и драки за землю, в том числе и на российских просторах.
Не получив должной прибыли от переработки зерна в топливо, глобальный проект, который был реально способен породить голод на планете, некие силы пока отказались от него. Но это все временное явление. Так что в перспективе зерно будет самым важным стратегическим продуктом в мире. И это должно подстегнуть российских аграриев внедрять ресурсосберегающие технологии.
Приоритетность технологий сберегающего земледелия в развитии сельскохозяйственного производства мира очевидна: США, Канада, Аргентина, Австралия, ЕС и другие развитые страны начали переход на данные технологии с 80-х годов прошлого столетия и продолжают увеличивать посевные площади с тенденцией более широкого применения прямого посева на основе интенсивного применения удобрений и средств защиты растений. К необходимости внедрения новых технологий фермеров этих стран подтолкнули, с одной стороны, негативные последствия интенсивной обработки почвы - водная и ветровая эрозия, ухудшение плодородия почв и, как следствие, - падение урожайности, а с другой стороны, высокий уровень цен на топливо и оплату труда, что привело к снижению рентабельности сельхозпроизводства.
Анализ экономической эффективности показывает, что внедрение современных технологий позволит селу снизить нагрузку на использование техники в расчете на 1 000 га до 1 300 часов, что в 2,4 раза ниже, чем по традиционной технологии. При этом расход топлива по сравнению с традиционной технологией сократится, как минимум, в 2 раза.
Если учесть, что 75% прибыли сельскохозяйственные предприятия получают именно от продажи зерна, и зерновое хозяйство является донором других отраслей, то очень важно, чтобы цена на зерно была выше себестоимости производства, обеспечивая тем самым интерес сельхозпроизводителей к увеличению урожайности, повышению качественных характеристик зерновых культур. Пока что такого интереса, явного, в среде хлеборобов не наблюдается.
Как заявил недавно министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев, такого урожая, как в нынешнем году, страна не собирала с 1992 года. Будут полностью удовлетворены внутренние потребности в продовольственном зерне и кормах для животноводства. Экспортный потенциал оценивается примерно в 20 млн тонн.
Безусловно, удовлетворение руководителя отрасли можно разделить, но остается главное - сможет ли сельчанин, российский агробизнес эффективно и разумно распорядиться собранным урожаем? Поможет ли ему в этом родное государство? На этот вопрос у нас пока нет ответа.
www.idk.ru

Новое место статьи