ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

А. Злочевский: «Рынок валится достаточно уверенно…»

О сегодняшней ситуации на зерновом российском и мировом рынках в интервью каналу AgroTV рассказал Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза.

- Аркадий Леонидович, какие вести с полей?
- Не очень радостные.

- Но урожай собрали большой.
- Да, но у нас две беды: урожай и неурожай, причем урожай – беда побольше. Большой урожай, плюс достаточные переходящие запасы и критическая ситуация в мире привели к тому, что цены обвалились, конъюнктура резко снизилась и мы практически потеряли стимулы для расширения производства. Дай Бог нам удержаться на достигнутом уровне.

- А сеять-то будут?
- Посеяли озимых уже больше. Зяби больше вспахали, чем в прошлом году, только дальше надо все это продолжить. Эти сегодняшние мероприятия надо окупить, а чем? Денег нет, продать зерно сегодня невозможно за достойную цену, можно только по бросовым ценам, или задарма отдать. В результате мы не получим ресурсов ни к весеннему севу, не к уборке.

- На рынке сейчас что? Стагнация, паника? Как охарактеризовать состояние зернового рынка?
- Это не паника и не стагнация. У нас крестьяне - ребята крепкие, закаленные в боях. За последние 15 лет испытали такое, что это для них это не новость. К сожалению, все эти годы крестьяне только учились выживать, и сейчас эта тенденция продолжается.

- Мы с вами из того поколения, которое помнит первые годы целины. Первые годы был большой урожай, но его некуда было девать. Что, уроков мы не извлекли?
- Целина - это отдельная история. Советская плановая экономика…

- Но, тем не менее, сбыт - это государственная инфраструктура…
- Да, но там не было экономических стимулов создано, соответственно, экономика и работала неэффективно. Сейчас стимулы мы получаем, но не такими порциями и единоразово, то есть они не носят системный характер. И все, что касается российского зернового пула, то здесь, к сожалению, мы не имеем локомотивов в виде государственной аграрной политики. Хорошо, что государство повернулось лицом к аграрному сектору, и такой локомотив получили животноводы, мы рады за них, но нам бы самим такой локомотив получить.

- Но лицо у государства скорее изумленное, когда оно повернулось к сельскому хозяйству, чем осмысленное?
- Я не стал бы так резко судить, оно таким было в 90-е годы, оно было вообще бессмысленным. Сейчас появилась осмысленность, и то, что делает сегодня Правительство в аграрном секторе, носит фундаментальный смысл. То есть, оценен потенциал, посчитаны примерные выходы из тех вложений, которые делаются, то есть это уже не черная дыра. И даже финансово-экономический блок в Правительстве, который всю жизнь был оппонентом, начал понимать, что здесь есть реальный сектор экономики, что есть огромные возможности, и чем их больше подавлять, тем хуже выйдет. Препон стало гораздо меньше. Но стимулов все равно недостаточно. Препон меньше. Но локомотива не получили. То есть «вопреки» закончилось, но «благодаря» еще не наступило.

- А какие сейчас цены на рынке, Аркадий Леонидович?
- Низкие цены. Пшеница сегодня, стандартная в экспортной кондиции, 4 класса, стоит 3800 руб/т. Это практически даже ниже средней себестоимости пшеницы в нормальных эффективных хозяйствах. Ведь приобретена техника, удобрения, которые закупались по прошлым ценам, которые в разы выросли за прошлый сезон, да и издержки выросли. В результате средняя себестоимость зашкаливает за 4 тыс. руб. Фураж ниже 3 тыс. руб. за тонну стоит на рынке, - это на элеваторе. И даже с погрузкой в вагон, если вычесть издержки, то 2,5 тыс. руб. в хозяйстве, это бросовая цена.
Крестьянам жалко продавать зерно, они его придерживают, пытаются выждать лучшую ситуацию, а просвета не видно, это связано с мировым рынком, где падение. Рынок валится достаточно уверенно, и шансов, что он поднимется, практически нет. В прошлом сезоне мировой рынок дал нам очень хорошие условия, а в этом сезоне они очень плохие. Уповаем на единственную возможность – это Правительство. Решения нашего Правительства помогут разрешить ситуацию.

- Давайте перечислим эти решения.
- Некоторые меры уже приняты. С 1 ноября уже работает новая цена на пшеницу 3 класса – 5,5 тыс. руб/т в рамках государственных закупочных интервенций. Мы, конечно, бились за цену в 6 тыс. руб/т, но хотя бы и 5,5 тыс. руб. уже хорошо. Сейчас ведется массовая работа по расшивке неплатежей, такая суетливая работа, но она дает свои результаты. Создана рабочая группа в Министерстве совместно с банкирами, и продвижения там есть. Это и возможность финансирования текущих обязательств, потому что крестьяне сейчас находятся под давлением банковского сектора. И банки требуют сейчас выплаты кредитов. В прошлом сезоне мы научились работать с финансовым сектором, и сейчас больно с этим сталкиваться. Единственный шанс сейчас у крестьян – продать зерно по хорошей цене.
Государство может и должно поддержать рынок. Мы сейчас договариваемся о структуре интервенционных закупок, с тем, чтобы изъять как минимум 6 млн т только за счет интервенций. Третья мера – это активная работа по логистике. Зерно распределено неравномерно. Получили в Центральном федеральном округе урожай, который просто некуда складывать. И около 2 млн т зерна может быть потеряно. Надо перераспределить зерно. А стоимость тарифов просто фантастическая, мы возим дороже, чем американцы.

- То есть РЖД неуправляемы?
- Не то, что неуправляемы. У американцев другая система. Они маршрутизировали все свои перевозки. У них линейные маршруты. Челноки ходят. А у нас повагонные погрузки, которые всегда во всем мире дороже. Поскольку мы в тарифной политике пришли к мировому уровню цен, то и приходится возить дороже, чем наши конкуренты. С этим надо что-то делать. У нас гораздо больше территории. И распределять эти зерновые потоки в любом случае придется с помощью каких-то льгот на перевозки. Мы ставим вопрос, чтобы сегодня установить исключительные тарифы на перевозку, из ЦФО по всей России, в размере не менее 50% на весь маршрут.

- А вагонов хватит?
- С вагонами ситуация интересная. Вагонов нет, получить их сложно, при этом РЖД снизили объем перевозок зерна на 40%.

- Самостоятельно снизили?
- Нет, просто заказов нет. Рынку выставлены такие условия, когда более конкурентоспособным, например, для экспортных потоков оказался автомобильный транспорт. А мы на экспорт вывезли уже 8 млн т., что больше, чем в прошлом году, и, в основном, с помощью автомобильного транспорта. Так что вагонов должно хватить. Мы планируем растянуть эти перевозки на весь сезон. У нас стоят недозагруженные элеваторы в Сибири и вообще за Уралом. Там зерна меньше.

- Вам не напоминает это ручной принцип управления экономикой? Я ведь не зря спросил, не напоминает ли вам это ситуацию с целинными годами? Я так понимаю, руководство ставит задачу получать не менее 100 млн т зерна. А готова ли инфраструктура к этому? Есть ли транспорт и почему хозяйства до сих пор не готовы к хранению зерна?
- Мы планировали в Программе социально-экономического развития до 2020 г., которая готовилась в МЭРе, некоторые параметры. К 2020 г. мы должны получать от 125 млн до 145 млн т зерна. Впереди 12 лет.

- Не так много.
- Да, но за это время можно подогнать соответствующую инфраструктуру, а нынешних 100, даже 105 млн т, никто не ждал. Но я еще год назад говорил, что мы в этом сезоне получим не менее 90 млн т. Благодаря тем экономическим условиям, которые сложились в том сезоне. Свыше 100 - это уже погода. При этом элеваторное хозяйство мы получили в наследство от советского периода. А тогда логика вся строилась на том, что в местах производства не хранили, а хранили в местах потребления, теперь это просто дорого.

- Это ленинский принцип - у кого зерно, у того и власть.
- Мы получили в местах производства недостаток, а в местах потребления избыток мощностей. В результате большие издержки от хранения зерна. Если посмотреть макроцифру, то у нас все хорошо. У нас 95 млн т - емкость элеваторного хранения и 100 млн т в амбарном хранении, то есть запаса предостаточно – 195 млн т. А когда накладываешь на производство, то получается, что где густо, а где пусто. Поэтому надо с логистикой работать. Мы ставим этот вопрос перед Правительством. Возможно, в ближайшее время и будут приняты какие-то решения. Мы давно добиваемся перевода из второго тарифного класса в первый тарифный класс перевозок зерна. Опережающими темпами надо развивать инфраструктуру, и мотивом должны быть не трудности. Которые создаются при большем производстве зерна. Трудности создают нагрузку на инфраструктуру. Крайне необходимо опережающее развитие инфраструктуры.

- За чей счет, Аркадий Леонидович?
- За государственный, безусловно.

- А государство это понимает?
- Государство – это общее понятие. Минсельхоз и ряд чиновников это понимает. Но многие чиновники считают, что в этот вопрос не стоит вдаваться. Например, в свое время мы беседовали с Минтрансом. В отношении того, что нужна отдельная программа по строительству отдельных стенок у причалов, а бизнес будет готов построить зерновые терминалы для перевалки. В Минтрансе нам ответили, что это в текущих программах не заложено у них. Мы спросили, кто и как закладывает в текущие программы такие проекты и такое финансирование. Все это делается по предложению Минтранса. То есть Минтранс сам отвечает нам, за собственную компетенцию, что он не заложил, поэтому работайте с тем, чтобы было заложено. А с кем работать? С Минтрансом. Так что есть такие ведомства, которые нас не понимают. Но главное, чтобы к осознанию этой необходимости пришли в высших чинах государства. Тогда будут все поручения.

- Каковы перспективы создания зерновой компании с государственным участием?
- Процесс идет, но не надо ожидать, что он будет скорым и быстрым. Решения о создании могут быть приняты в ближайшее время, но для строительства самой компании потребуется время, это фактически старт с нуля. Надо договориться о соразмерных пакетах частного бизнеса. И контрольного государственного пакета в этой компании быть не должно. Для этого с бизнесменами, которые готовы вложить свои объекты в инфраструктуру, с ними должны быть договоренности о пропорциональных долях. О том, какими пакетами они будут владеть в компании. К этому сезону мы не успеваем.

- Что вы посоветуете тем, у кого зерно на складах лежит? Залечь? Продавать?
- По идее, надо бы залечь до следующего сезона и выжидать. Но нет таких возможностей у крестьян, до следующего сезона не на что жить.

- А у кого есть возможность - надо залечь?
- Да, до следующего сезона. В этом сезоне шансов, что мировой рынок исправится, и мы получим какие-нибудь ворота, практически нет. В любом случае, надо добиваться поддержки Правительства.
О. Акильева, www.agronews.ru

Новое место статьи