ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Иркутская область: в режиме экономии

Региональные программы развития сельского хозяйства подвергнуты корректировке.

Финансирование аграрного сектора Приангарья в связи с кризисом сокращается в несколько раз. Урезаны несколько сельскохозяйственных программ. В частности, программа «Развитие сельского хозяйства и поддержка развития рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Иркутской области на 2009–2012 годы» подвергнута тройному секвестированию. Вместо запланированных 1051 миллиона рублей на предстоящие 12 месяцев предполагается выделить менее 336,7 миллиона.
– В бюджете произведены две корректировки, – уточняет депутат областного Законодательного Собрания, генеральный директор Усольского свинокомплекса Илья Алексеевич Сумароков. – Во-первых, это корректировка программы социального развития села. Мы долго готовили её, спорили, расписывали цифры по годам, определяли, где и что строить. Согласно этой программе, на социальное развитие села должно быть выделено 1,411 миллиарда рублей. Теперь финансирование сокращается почти на миллиард рублей. Из бюджета «выпали» строительство на селе жилья, больниц, школ, дорог, обеспечение жильём молодых специалистов...
По мере удаления от областного центра будет встречаться всё больше забитых домов, а свежесрубленных, новых увидим единицы. Впрочем, как отмечал ещё год назад тогдашний заместитель губернатора Сергей Остроумов, за период 2006-2007 годов на селе приобретено и построено жилья площадью 4014 квадратных метров. Таким образом, новоселье справили менее ста семей. Вам ни о чём не говорят эти цифры? Истины ради отметим, что и раньше при работающих колхозах и совхозах проблема обеспечения жильём была не-простой, хотя с середины 80-х годов прошлого века ей стало уделяться большое внимание.
Так, в 1986–1990 годах было введено почти 1640 тысяч квадратных метров жилья в сельской местности, или по 328 тысяч квадратных метров в среднем за год. Подсчитать, сколько семей улучшили свои жилищные условия, несложно. Два года назад была сделана попытка приблизиться к решению проблемы. В рамках реализации приоритетного национального проекта «Ускоренное развитие АПК» были выданы 144 свидетельства о предоставлении господдержки на строительство (предоставление) жилья на общую сумму 49,8 млн. рублей из областного бюджета, в том числе 85 свидетельств для молодых семей и молодых специалистов. 144 дома с надворными постройками – это по сути одна крупная деревня. И только.
Социальная программа для селян предполагала строительство самых различных объектов. Но если возведение их не начато, то в следующем году с мёртвой точки ничего не сдвинется.
– На Нельхайской территории Аларского района, где находится наше хозяйство, сгорела школа, так в приспособленном помещении занятия проводятся – в детском саду, – сообщает президент Некоммерческого партнёрства крестьянских (фермерских) хозяйств Алексей Сидоров. – Самого детсада село лишилось. А какие дороги у нас? Кто жить будет в таких условиях, кто завтра работать будет в поле и на ферме?
Производственные и социальные проблемы аграрного сектора тесно переплетены. В прошлом, в бытность колхозов и совхозов, крепкие хозяйства сами возводили социальные объекты, помогали своим труженикам строить жильё. Надо полагать, они и сегодня следовали бы той традиции, если бы обладали большей мощью. Но увы. Производственная жизнь многих сельхозпредприятий осложнилась, другие вообще приказали долго жить. В последние годы в России наконец начали что-то делать для восстановления. И Иркутская область в течение последних двух лет стала получать больше средств. Появились первые позитивные перемены. Была разработана программа «Развитие сельского хозяйства и поддержка развития рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2009–2012 годы». И вот она сокращена втрое.
– Село только начало подниматься с колен, – говорит генеральный директор ОАО «Агроснаб» Валерий Попов. – Наш «Агроснаб» обеспечивал селян самой современной техникой, мы поставляли по лизингу, а также тем, кто взял кредиты, беларусские трактора МТЗ-1221, комбайны «Полесье», ростовские «Векторы» и «Acros», красноярские «Енисеи», дискаторы, опрыскиватели. Сейчас техника стоит у нас на базе, а приобрести селяне её не могут – нет средств.
– Известие о столь резком сокращении средств, выделяемых на сельское хозяйство, вызвало на селе острую реакцию, – признаётся генеральный директор СХ ЗАО «Приморский», депутат Законодательного Собрания Аполлон Иванов. – Подобные меры сильно ударят по средним хозяйствам, по линейным, по фермерам, которые встали на ноги.
– Главное – не паниковать, – пытается быть сдержанным генеральный директор СХ ОАО «Белореченское» Гавриил Степанович Франтенко. – Мы проживём. Провели у себя совещание, определили, как работать дальше, что можно сократить, без чего обойдёмся. Но теперь не может быть и речи о расширенном воспроизводстве. Неплатёжеспособное население не будет так активно покупать продукты питания. Придётся забыть и о строительстве животноводческих комплексов.
А ведь ещё вчера некоторые собеседники были преисполнены оптимизма, хотя все мы не могли многое понять. Например, почему на протяжении стольких лет, начиная с 1992 года, растут цены на продовольствие и одновременно, по мере удорожания продуктов питания, наш сельский кормилец становится всё беднее и беднее? Являются ли взаимозависимыми такие показатели, как рост импорта и сокращение поголовья своего скота, а также лугов, полей и пастбищ? Или это всего-навсего многолетнее совпадение? Если есть определённая зависимость, то почему не пытаемся сломать её во благо себе? Чем объяснить стремительное повышение цен на зерно и хлебобулочные изделия в прошлом году? Да, Австралию и Канаду засушило. Но в том же 2007 году Россия вырастила самый высокий урожай за истёкшие пять лет. А чем объяснить последовавшее затем повышение розничных цен на молоко? В Китае стали пить его больше, в Европе субсидии сократили? Пускай пьют, пускай сокращают, но почему если на Западе цены на продовольствие растут на 2-3%, то у нас на 15–35%? В общем, стоит Европе чихнуть, как у России тотчас же температура поднимается и вся страна грипповать начинает.
Напомним, в сентябре в рамках Байкальского экономического форума с участием руководителей комитетов по сельскому хозяйству Госдумы и Совета Федерации в Иркутске прошло заседание «круглого стола», где обсуждались проблемы села. Были глубокие, аналитические выступления наших иркутских аграриев. Но тогда никто и словом не обмолвился, что кризис стоит у порога России. Более того, чувствовалось упоение национальным проектом «Ускоренное развитие АПК», трансформировавшимся в программу развития сельского хозяйства.
Прошло не так уж много времени, и 18 ноября на заседании Российского союза промышленников и предпринимателей зазвучали резкие, исполненные тревоги речи: кризис ликвидности банков негативно отражается на финансовых показателях сельхозпредприятий, ведёт к стагнации в АПК. Банки сокращают лимиты и сроки кредитования, выставляют требования досрочного погашения ранее выданных кредитов. Отказывают в пролонгации кредитов. Всё сложнее становится получить кредит не только на развитие, но и на пополнение оборотных средств. Резко возросли процентные ставки и залог.
Недавно первый вице-премьер Виктор Зубков обсудил с банкирами и аграриями больную тему кредитования сельского хозяйства. Речь шла о кредитах для завершения текущих проектов на 2008-2009 годы. По словам одного из участников совещания главы исполкома национальной мясной ассоциации Сергея Юшина, «сегодня средства нужны не только на завершение проектов: в ближайшие недели или месяцы в реальном секторе начнётся острая нехватка оборотных средств… Нам нужны ставки не более 15-16%. В прошлом году было около 11%. Сейчас в лучшем случае 18%, и это достаточно тяжело. Для нормального развития АПК ставки в 18–20% и более неприемлемы. С такими ставками станут бессмысленными все разговоры о продовольственной безопасности страны». В общем, прогнозы развития ситуации в сельском хозяйстве достаточно пессимистичны.
Г. Пруцков, www.vsp.ru

Новое место статьи