ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Несъедобная цена

Отсутствие закона о торговле грозит сильно разогнать инфляцию.

Вчера вице-президент одной из сетевых компаний Илья Якубсон прямо заявил, что до конца года рост цен на продовольствие составит 30 процентов. А его коллеги назвали вилку - 25-45 процентов вверх. И это при том, что инфляция в этом году, по официальным прогнозам, не должна превысить 13 процентов. Однако законных инструментов, чтобы повлиять на ситуацию, у властей не так много.
Проект закона об основах государственного регулирования торговой деятельности, работа над которым закипела было в период прошлогоднего скачка продовольственных цен, практически похоронен. И теперь его нет даже в планах законотворческой деятельности.
Правда, по данным корреспондента "РГ", первый вице-премьер Виктор Зубков собирал для консультаций по этому вопросу представителей минпромторга и минсельхоза. Между ведомствами есть противоречие: в министерстве Виктора Христенко полагают, что закон должен всячески способствовать развитию торговли, а в министерстве Алексея Гордеева предлагают ограничить торговые наценки на социально значимые виды продуктов.
Производители продовольствия утверждают: цена свинины на кости на полках у ретейлеров почти на 70 процентов выше отпускной цены предприятия, где разделывали тушу; сливочное масло в рознице вдвое дороже, чем в опте изготовителя. "За что такие накрутки?!", - изумляются представители АПК.
"Торговая наценка на социально значимые виды продовольствия в крупных сетях - от 0 до 15 процентов", - утверждает Илья Белоновский, директор Ассоциации компаний розничной торговли, объединяющей 30 самых больших сетей, работающих в нашей стране.
А в мелких региональных сетях, которые объединены в Союз независимых сетей России, наценка на хлеб, молоко и прочую "социалку" не превышает 2-3 процентов, сообщает директор Союза Ирина Канунникова.
Спрашивается, у кого же деньги?
По оценке Ильи Белоновского, лишь половина продовольствия поступает в крупные сети по прямым договорам с производителями. Остальное идет через посредников. Которые, надо понимать, и накручивают цену не по-детски. Ирина Канунникова признает, что у мелких сетей нет логистических центров, поэтому "посредническая" доля еще выше.
Некоторые производители продовольствия намекают, что фирмы-посредники иногда принадлежат самим сетям, что позволяет ретейлерам иметь благообразное "лицо" и тугой кошелек. Однако Илья Белоновский говорит, что ему неизвестны такие случаи. Директор АКОРТ призывает, напротив, обратить внимание на производителей, которые реализуют товар через собственные торговые дома.
В общем, обе стороны винят в высоких ценах безымянного, а потому неуловимого "барыгу-перекупщика". Впрочем, многие производители продовольствия утверждают: розничные наценки ограничивать бесполезно не только поэтому.
"Нет смысла ограничивать торговую наценку, если при этом сети будут по-прежнему включать в типовой договор всевозможные специальные условия", - уверен исполнительный директор Российского союза предприятий холодильной промышленности Эдуард Багирян.
Корреспондент "РГ" поинтересовался у поставщиков крупнейших ретейлеров, что это за "специальные условия". Выяснилось, что сети-гиганты расплачиваются за товар через 50-60 дней после поставки. Иными словами, берут у поставщиков краткосрочный беспроцентный кредит. За то, чтобы поставить на полку одно наименование нового товара только в одном своем магазине, требуют 12-20 тысяч рублей. И в сумме за размещение во всех магазинах большой сети поставщику приходится выложить 5-8 миллионов рублей. А главное, ретейлеры берут так называемую скидку с оборота - до 25-30 процентов. Выглядит это так: продал какой-нибудь молочник через сеть за январь своего товара на миллион рублей - в начале февраля обязан отдать 250-300 тысяч владельцу сети.
Причем все эти поборы вполне легальные, в договорах между сетями и поставщиками они подробнейшим образом описаны.
"Это рэкет!", - жалуются поставщики. "Если так невыгодно работать с крупными сетями, зачем производители подписывали договоры?", - спрашивает в ответ Илья Белоновский.
И правда, зачем? Ведь в крупнейшие сети стоит очередь из желающих продавать через них свою продукцию. Значит, не так уж они плохи?
Отчасти на этот вопрос отвечает президент Мясного союза России Мушег Мамиконян: "У всех крупных сетевых структур единообразная методология работы с поставщиками. Совокупно это формирует монопольный эффект. В результате развитие сетевой розницы фактически происходит за счет рентабельности производителей товаров".
Президент Ассоциации отраслевых союзов АПК (АССАГРОС) Виктор Семенов, опираясь на мнения членов этого объединения, считает, что государство должно ограничить торговую наценку на 5-6 основных социально значимых товаров, сократить число посредников, обуздать цену "входа в сеть" и законодательно ограничить отсрочки платежей за поставленный товар.
А вот Илья Белоновский считает: закон о торговле необходим, но такой, который позволит ретейлерам эффективнее развиваться.
Год назад участники дискуссии о проекте торгового закона стояли ровно на тех же позициях. За это время продовольствие поднялось в цене, по данным Росстата, на 17 с лишним процентов. А, к слову, отпускные цены сельскохозяйственных производителей выросли всего на 2,5 процента.
Вот только не будем поддаваться средневековому искушению полить всю торговлю дегтем и извалять в перьях. Хотя бы потому, что в этом секторе экономики занята примерно пятая часть россиян. И в среднем треть еды соотечественники уже покупают в сетях.
И обвинять в "продовольственной инфляции" только торговцев нельзя. По утверждению Ильи Белоновского, отпускные цены на охлажденную курятину для крупных сетей с 1 декабря выросли на 30 процентов.
К тому же сети в конце прошлого года добровольно договорились между собой не облагать своими "частными налогами" производителей небрендированной сельхозпродукции - части овощей, мяса. В общем того, что продается обезличенно, без этикеток. Этот шаг ретейлеры сделали, явно рассчитывая утихомирить аграриев. И он не так мал, ведь в региональных сетях, утверждает Ирина Канунникова, значительная доля продуктов продается именно без бренда.
Причем Ирина Канунникова настаивает на том, что нельзя огульно оценивать и деятельность крупнейших сетей федерального значения, и сравнительно мелких региональных. Последние сейчас расплачиваются с поставщиками в среднем за 12 дней, а молочные продукты и мясо, которых на рынке не много, иногда берут по предоплате.
Те же, кто сумел создать бренд, по мнению Ильи Белоновского, заинтересованы в его продвижении в федеральных сетях. Поэтому "гиганты пищевки" сами предлагают заплатить сетям, чтобы их товар стоял на более выигрышных позициях, утверждает директор АКОРТ.
Все бы в этой логике хорошо, если бы нам не было так плохо. Бонусы в конечном счете платят покупатели - многие производители продовольствия признают, что включают эти затраты на реализацию в свои отпускные цены. Затем и на них накручиваются оптовые и розничные наценки, и потребитель из своего кошелька оплачивает всю эту экономическую премудрость. Отчасти поэтому у нас в стране цены на продовольствие за прошлый год выросли втрое больше, чем в Евросоюзе. И кризис у нас в стране злей, чем в Европе, - инфляция-то выше, девальвация круче.
Некоторые эксперты говорят, что можно побороться с этой бедой и без закона о торговле. И правда - можно. Только, господа, это будет беззаконие...

Между тем

Вчера стало известно, что Минсельхоз России и Минпромторг России создали межведомственную комиссию по мониторингу ситуации на продовольственном рынке. Комиссия будет не только следить за ценами, но и вмешиваться, если потребуется.
М. Чкаников, www.rg.ru

Новое место статьи