ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Где АПК взять 35% рентабельности для инвесторов?

В период финансовой нестабильности сложно не то что найти инвесторов, но даже просто удержаться на плаву. Как привлечь деньги, когда потенциальные вкладчики не понимают специфики АПК?

Не менее 35% рентабельности и не более 5 лет окупаемости – такие показатели и не снились даже самым успешным бизнесменам в сельском хозяйстве. Но инвесторам, привыкшим работать с высокоприбыльными проектами в недвижимости и торговле, скромные данные отчетов предприятий АПК не нравятся.
Как быть продовольственному бизнесу в ситуации, когда желания вкладчиков не соответствуют даже самым радужным перспективам в отрасли, а банки отказываются выдавать кредиты, обсуждали на Международном Форуме «Инвестиции в продовольственный рынок».
С одной стороны, кризис принес сельхозпроизводителям конкурентные преимущества над импортом. По мнению генерального директора ООО «Приволжскагролизинг» Валерия Борякова, девальвация рубля и стимулирующие меры правительства несут благоприятные предпосылки для ускоренного развития отечественного АПК. К отраслям, которые смогут извлечь определенную пользу от этого, он относит, прежде всего, птицеводство, свиноводство, выращивание зерновых и масличных. С другой стороны, для расширения бизнеса нужны деньги, а они в условиях экономической неопределенности стали настоящим дефицитом.
Выступавшие на форуме представители инвестиционных фондов были далеки от понимания реального положения дел в АПК. В качестве примеров успешной помощи бизнесу они приводили проекты в сфере недвижимости.
На справедливые замечания сельхозпроизводителей, что нельзя сравнивать АПК и строительство, главы фондов убедительно ответить не смогли. «Что мы вам эти 35% рентабельности нарисуем что ли?» - возмущались аграрии.
Другая проблема - организация агробизнеса.
Фонды привыкли работать с большими компаниями, где доли распределены между акционерами. Это позволяет инвесторам брать часть пакета акций, который после завершения сотрудничества продается.
Но в сельском хозяйстве много частных предприятий, у которых только один владелец. Таким образом, фермер, за которым числится КФХ (крестьянское фермерское хозяйство), не сможет привлечь деньги на расширение. Реорганизация для него будет не выгодна, потому что КФХ платит налог на прибыль только 6%, а в случае образования юридического лица он возрастет до 20%.
Однако фонды не согласны вкладывать средства без изменения структуры фермерских хозяйств.
Сложившаяся ситуация не пугает только самых смелых и опытных инвесторов. Партнер фонда прямых инвестиций «Mint Capital» Глеб Давидюк, судя по его словам, верит в российский АПК: «Завтра будут востребованы российские товары, в особенности продукты первой необходимости». Однако и он готов вкладывать деньги в сельскохозяйственные проекты только при условии их 35% рентабельности. При этом известный инвестор заявил, что может рассмотреть и меньшие показатели, если проект в будущем можно будет продать в несколько раз дороже его стоимости на момент вложения денег.
Такие скорости накопления капитала аграриям кажутся нереальными.
Управлением и высокими рисками в АПК недовольны также страховщики. Начальник управления агропромышленного страхования ОСАО «Ингосстрах» Деляра Сангаджиева пожаловалась на непрозрачность предприятий в сельском хозяйстве и жесткий менеджмент агрохолдингов. Это затрудняет оценку компании, притом страхование сельхозпроизводителей часто оказывается убыточным.
Деляра Сангаджиева заключила, что нужно создать рейтинговое агентство специально для АПК, что помогло бы безопаснее не только страховать, но и инвестировать.
Если инвесторы отказываются помогать АПК, то надежда остается только на государство, ведь рост сельского хозяйства – это новые рабочие места в сельской местности и, как следствие, уменьшение социальной напряженности. Председатель научно-экспертного совета при комитете по аграрным вопросам Государственной Думы РФ Александр Фомин заявил: «Решая проблемы агарного бизнеса, мы смягчаем социальные проблемы села».
Поэтому государство продолжает искать пути помощи аграриям.
Александр Фомин подчеркнул, что на сегодняшний день земельный потенциал страны используется крайне неэффективно, а плохое земельное законодательство сдерживает поток инвестиций. Из-за путаницы в земельном кодексе, владельцы участков не могут взять деньги под свои участки.
«Залоговый потенциал земли – 10 трлн руб. Это помогло бы решить все проблемы с кредитованием агробизнеса. Но сейчас в залог вносить нечего, потому что земля недооформлена», - посетовал председатель научно-экспертного совета.
Государство не может помочь аграрием и ограничением импорта, так как это приведет к росту цен не только иностранных товаров, но и отечественных. По выражению Александра Фомина, «содействие производителям оборачивается ударом по потребителям».
Отсутствие должной поддержки сельхозпроизводителей привело к тому, что российские деревни вымирают. По данным Александра Фомина, доля пустующих населенных пунктов, где число жителей меньше десяти человек, в России достигло 30%. На северо-западе страны таких «призраков» более 50%.
В то же время, вложение денег в сельскую местность может привлекать население на периферию. В США, где на АПК выделяются значительные средства из бюджета, население сельской местности выросло на 6,4% за счет миграции из городов, привел пример Александр Фомин.
Действительно ли все так плохо в АПК России попытался разобраться директор регионального направления рейтингового агентства «Эксперт РА» Григорий Марченко. По его мнению, сельское хозяйство у нас действительно развалено, но благодаря тому, что мировой рынок продовольствия продолжает расти, есть шанс расширения и развития сельхозпроизводства, поскольку у России имеется серьезный козырь – огромные незанятые площади земли. По словам Григория Марченко, мы сможем сдавать землю в аренду и зарабатывать на этом.
России, как считает Григорий Марченко, предстоит перепрофилировать специализацию регионов: за последние два десятилетия поменялись не только климатические, но также социальные и экономические условия. Уже сейчас аграрии начинают экспериментировать с севооборотами, пытаясь подстроится под новые погодные условия.
Кроме того, необходимо развивать перерабатывающую промышленность, чтобы продавать не сырье, а готовый продукт.
В сельском хозяйстве Григорий Марченко видит чуть не последний шанс для экономики страны: «Россия должна стать экспортером продовольствия. Мы уже отстали во всех областях: у нас не могут делать ни автомобили, ни сотовые телефоны, ни компьютеры. Следовательно, сельское хозяйство остается единственным рычагом роста благосостояния страны».
Поднимать этот «рычаг роста» кроме инвесторов практически некому. При этом надо понимать, что их больше всего волнует рост собственного благосостояния, а только потом всей страны. Возможно, это правильно: вложение денег в чужие предприятия всегда рискованно и излишняя сентиментальность в таком деле только мешает. Потому иногда доводится слышать из уст капитанов финансовых потоков интересные признания. На этот раз отличился Глеб Давидюк, который неожиданно разоткровенничался: «Я каждый день вынужден увольнять людей. Мне постоянно приходится отвечать на звонки беременных женщин, которые остались без доходов».
Как говорится, это бизнес, ничего личного…
И. Дашковский, www.agronews.ru

Новое место статьи