ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Полемика: давайте станем богаче на 2 миллирда долларов!

Ситуация на российском внутреннем зерновом рынке негативно сказывается на всей цепочке агропромышленного комплекса. Крестьяне, фермеры, руководители хозяйств не желают продавать зерно по бросовым ценам, которые установились после получения рекордного урожая. Соответственно, они откладывают на «потом» закупки техники, ГСМ, удобрений и химикатов под следующий урожай. А это приводит практически к коллапсу в обслуживающих сельскохозяйственное производство отраслях.

Свои рецепты выхода из тупиковой ситуации предлагают многие аналитики, предприниматели, политики. Свою лепту в дискуссию решил внести и Юрий Рязанов, один из акционеров «Нового содружества».
Мечта любого крестьянина – большой урожай. Это его чаяния, надежды на лучшую жизнь, его молитва. И вот в истекающем сельскохозяйственном сезоне мечта эта стала явью. В России собрано более 108 миллионов тонн зерна.
Вот только богаче от этого наши крестьяне явно не стали. Цены на зерновом рынке резко обрушились.
При себестоимости 2–3,5 тысяч рублей за тонну (в зависимости от региона, технологического уровня хозяйств, прочих условий) покупатели были готовы платить на месте от полутора до трех тысяч рублей, в зависимости от качества продукта и классности зерна. Так что рекордный по урожайности год обратился для реального зернового производителя значительным экономическим ущербом.
К началу 2009 года ситуация в связи с интенсификацией государственных интервенционных закупок несколько выправилась, но в связи с мировым финансовым кризисом повышение цен закупки было «съедено» резким падением курса рубля.
Даже ускоренный по сравнению с прошлым годом вывоз зерна не решает проблемы: в стране по-прежнему около 35 – 40 млн тонн «лишнего» зерна, которые упорно давят вниз закупочные цены. А, если предположить, что и следующий урожай будет такого же уровня, размер «излишков» на внутреннем российском рынке будет еще большим.
Конечно, если бы была возможность ускоренно востребовать эти десятки миллионов тонн зерна внутри страны, скажем, на производство мяса, тогда можно было бы считать проблему сбалансирования производства и потребления решенной. Но мясное производство – дело совсем не быстрое.
Даже сам технологический цикл выращивания теленка до забоя занимает не менее полутора лет. А здесь ведь еще необходимо принять государственные решения, должным юридическим образом их оформить в виде законов и подзаконных правительственных постановлений и распоряжений. Плюс доведение до регионов, отбор потенциальных получателей, - словом, понятно, что не менее чем года на четыре здесь работы хватит всем. И, наверняка, начинать-то ее надо было еще позавчера.
Так что реализация этой идеи, как видим, тоже не поможет скоро помочь в ценовом урегулировании российского зернового рынка.
Поэтому, полагаю, что сейчас наступило время самых неожиданных решений.
Идея, которую высказывают, кстати, многие – от специалистов Минсельхоза России, министерства экономики и торговли до губернаторов зерновых регионов – несложна.
Проблема голода в мире не находит адекватного решения. Мы приводим ниже список нуждающихся в зерне стран. Согласно принятой в ФАО статистике, к таковым относятся те государства, в которых не менее 30% населения испытывает недостаток в еде или просто голодает.
Итак, в продовольствии остро и срочно нуждаются Конго, Эритрея, Бурунди, Гаити, Коморы, Сьерра-Леоне, Ангола, Эфиопия, Замбия, Центральноафриканская Республика, Либерия, Руанда, Чад, Мозамбик, Мадагаскар, Того. Танзания, Таджикистан, КНДР, Джибути, Гвинея-Биссау, Кения, Йемен, Гамбия.
Этим странам российское зерно очень бы помогло решить продовольственную проблему. Вот поставки этим странам мы и называем «сжечь избытки зерна в топке».
Теперь подробнее, что значит «сжечь зерно в топке» – вывести зерно за границу, помочь любой стране: Индии, Африканским странам; пусть будут должны, потом пригодятся; купят оружие или что-нибудь полезное сделают. Долг, может быть погашен товарами, которые не производятся в России, пролонгирован, реструктурирован, в конце концов.
Главное, что в итоге вывезенные из страны зерновые массы на рынок давить перестанут. А это приведет к оздоровлению ситуации.
Теперь немного экономической математики.
Округлим собранный урожай зерновых до 100 млн тонн. При цене $100 за тонну стоимость зерновой массы составит $10 млрд. Если «сожжем в топке» 40 млн тонн, в стране останется 60 млн тонн зерна, но цена на зерно поднимется до $200 за тонну. Это, кстати, будет устраивать и население, и крестьян. Но при этом варианте, стоимость оставшегося в стране зерна 60 мнл т. х 200 $/т. = $12 млрд.
Конечно, мы предлагаем сейчас не конкретный план, а схему действий. В ее реализацию, понятно, надо включать не только Минсельхоз, аграрников, зернотрейдеров, но и МИД, министерство экономики, торговые и прочие ведомства, но ведь дело-то того стоит.
Мы начнем уважать наше сельское хозяйство, перестанем его дотировать, разрешим стране зарабатывать на зерне, как это было до 1917 года, когда Россия экспортировала зерно даже в самые развитые регионы мира.
Могут возразить, а вдруг следующий год будет неурожайным, что тогда?
Напомним, что, например, 2007 год был не сильно урожайным – цена зерна доросла до 9000 рублей за тонну.
Ну и что?
Рынок отреагировал, крестьяне напряглись, вырастили урожай в 100 млн тонн. В 2009 году тоже хотелось бы получить урожай в 100 млн тонн, даже 120 млн тонн. И чтобы при этом крестьяне не разорились, а были «в шоколаде», составляя при этом главную миротворческую базу (помощь развивающемуся миру), которой всегда славилась и гордилась наша страна.
При этом крестьяне, чувствуя заботу государства о себе, подчеркну, - взаимовыгодную, - сами разберутся, как им строить новые элеваторы или выращивать скот.
Начинается этап, когда сельское хозяйство становится палочкой-выручалочкой для России, как это было всегда в самые сильные исторические периоды нашей истории.
Записал П. Алекссев, www.agronews.ru

Новое место статьи