ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Иван-женьшень

Дальневосточный корень жизни пророс на брянской земле.

Цыган, стоящий на лесном распутье, показывает дорогу: "Пески там".
Он тоже знает, что в названии деревни Пески ударение почему-то на первом слоге. Там многое загадочно. Карий цыганский глаз щурится: снова какие-то чудаки ищут поле чудес. Одних "корней жизни" на этом поле два с половиной миллиона - самая большая плантация в России.

Чудо в Песках

Полумгла желанна для женьшеня, листочки которого не переносят прямых солнечных лучей. Как только стебельки с красными ягодками-семенами почуют зиму, корень уходит в землю. Он выдерживает и пятидесятиградусные морозы, но беззащитен перед болезнями и весенними заморозками.
Привередливость женьшеня напоминает о том, что он покинул восточную родину и за полтора десятка лет еще не вполне признал пески Песок своими. Но лес, окруживший плантации, издали все же похож на тайгу.
Директор женьшеневого предприятия Иван Мешков приглядел сказочную опушку еще в ту пору, когда работал главным агрономом района в городе Унече - до нее полтора десятка километров.
Почти двадцать лет назад Мешков встретился с латышом Урсусом. Тот рассказал историю своего удивительного выздоровления. Служил в ракетных войсках и облучился. Приехал домой, чтобы ждать последнего дня. У него парализовало ноги, а остальные семь сослуживцев уже покинули бренный мир. Родственник, который проходил учебную практику на Дальнем Востоке, привез настойку женьшеня и начал поить Урсуса. Через месяц тот стал подниматься, а когда были опустошены еще две бутылки, отказался от костылей.
- И вот сидим мы с ним в гостиничном кафе, - вспоминает Мешков. - А тогда уже Чернобыль долбанул. Латыш и говорит мне: "Давай выпьем за то, чтобы ты помогал людям лечиться от чернобыльской радиации. Я выжил, у меня две дочери и внук. Помоги людям". Свою клятву Гиппократа я в том кафе дал. Заказал в библиотеке 500 работ по целебным травам, 320 - о женьшене, в том числе зарубежных.
Мешков подсчитал, что гектар земли, на которой выращивают "корень жизни", давал бы столько денег, сколько не могли собрать три сельских района. В ту пору главного агронома больше интересовала экономическая сторона, но Чернобыль напомнил, что женьшень уберегает и от радиации. Эксперименты японцев доказали, что 95 процентов животных, облученные дозой в 720 рентген, выживали, если им давали чудодейственный корень. Его использовали и жертвы Хиросимы.

"Микстура" для шейха

Двадцать лет, посвященных женьшеню и другим лекарственным растениям на брянской земле, превращались порой в лихолетье. Первые семена Мешков посадил в деревне на огороде родителей. Побывал тогда и на Дальнем Востоке, и в других краях, где пробовали начинать промышленное производство корня. Одна из фирм согласилась дать денег на устройство крупной плантации. У колхоза арендовали семьдесят гектаров земли. Предполагали, что выращиванием женьшеня займутся офицеры-отставники, для которых государство придумало программу "Воин - фермер", однако коттеджей для них не построили, а возведенный рядом с деревней санаторий понемногу растерзали.
Попытки основать чудодейственный оазис в Брянской области поначалу закончились почти крахом. Лишь дюжина человек выдержала безденежье. Человек-корень - так переводится слово "женьшень" - требовал, чтобы целыми днями на плантации гнули спину женщины. Даже простейшие защитные сооружения требуют больших денег, а "совершеннолетия" восточный переселенец достигает лишь к семи-восьми годам.
Самое главное сомнение: остается ли корнем жизни растение, вызревающее на брянских суглинках? Ведь родина его - Приморье. Когда брянский женьшень отправили за границу для исследований и сравнения его с 28-летним приморским "дикарем", выяснилось, что в европейце биологически активных веществ больше, так как он подпитывается биогумусом. Брянский женьшень на 30-40 процентов сильнее дикого, утверждает Мешков.
У Ивана Ивановича накопились за два десятка лет свои секреты выращивания восточного чуда.
- Попытался я однажды с арабами сотрудничать, - рассказывает брянский кудесник. - У них и денег много, и болячек хватает. Той же щитовидной железой ведь не только чернобыльцы страдают. Но с арабом нужно три месяца чай пить, чтобы дело сделать. Я с червяками поехал, хотели им биогумус поставлять. А для шейха, с которым переговоры вели, взял банку с настоем женьшеня. Спросил, сколько у него жен. Оказалось, четыре. И вот начинаю вязь: мол, у вас четыре жены, но в шестьдесят лет рано сдаваться. Возьмите настоечку и между делом, когда будете молиться, пропускайте по ложечке - Аллах простит. Шейх взял подарок. А утром приходит, кидается ко мне, прижимает свою щеку к моей, воздевает руки: "Иван-женьшень! Иван-женьшень!"

Рецепт счастья

Одной из первых пришла с Мешковым в Пески его заместитель Тамара Дудко. Женьшень она лелеет с такой нежностью, будто перед ней ребенок:
- Мы перешли на весенний посев, и то бывает риск. Лед лежит, а семена уже начинают прорастать. Высеешь, а потом переживаешь. У нас сейчас под женьшенем более 2 гектаров - самое крупное поле в России. За год выкапываем тонну или две. Летом - искусственный полив. Везде только ручной труд - посев, прополка, рыхление. За 27 сотками закреплены по две работницы. Корень весит обычно граммов 100 - 150. Но у Ивана Ивановича были даже по 500. Кроме женьшеня у нас еще много добра - грецкий орех, туя, можжевельник, кизильник, боярышник. А лекарственных трав 150 видов. Чай с лимонником, мятой и другими травами все наши женщины пьют.
Наталья Ручко, Анна Давыденко и Валентина Щерба нахваливают невзрачные на вид травы. В снадобьях наряду с ними неплохо разбираются воры. Прошлым летом два раза вырывали женьшень. Деревянный заборчик им не помеха.
- Нет, травы им не нужны, - распевно начинает Валентина. - А знали б, что канадский золотарник лечит мужские болезни, может, и остальные грядки, как кабаны, изрыли бы. Ни у кого таких трав нет! Начинается лето - какая красота! Поля и голубые, и сиреневые, и желтые... Каждая травка пахнет особо. С женьшенем у нас строго, не можем взять, а чаи пьем, они вкусные. Хотим, чтобы в аптеки шло, чтобы цех поскорей запустили.
Цех строится благодаря космонавту Виктору Афанасьеву, который решил порадеть землякам. Привел Мешкова к губернатору Николаю Денину, полтора часа доказывали, что пора превращать кустарное хозяйство в настоящее предприятие, где бы травы сушились и перерабатывались в фиточаи. Мешков свои доводы нашел. Уже на Орловщину приглашали его, чтобы он показал, как нужно выращивать женьшень. В Хотынецком районе такие поля появились. Как и в двух лесхозах Владимирской области, где казна отрядила сразу двадцать миллионов.
Заместитель главы Унечской районной администрации Александр Отцевич, который когда-то работал у Мешкова, до сих пор восхищается его упорством:
- Санаторий, который планировали построить в Песках, уже не восстановить. Офицеры не приехали. Денег у него не хватает, местные власти тоже не могут помочь. Бьется бедолага, разочаровался, наверно, уже.
- Не скис я. Не сдамся, - твердит Иван Мешков. - Пятнадцать лет назад меня спрашивали: ты миллионером хочешь быть? Да, хочу, чтобы миллион человек от моих трудов лечились. Тогда буду самым счастливым.

Что лечит женьшень

Женьшень применяют в качестве тонизирующего и стимулирующего средства при астении, физическом и умственном переутомлении, неврастении, после перенесенных инфекционных и истощающих заболеваний, при пониженном кровяном давлении, депрессии, при обильном ночном потоотделении, анемии, сахарном диабете, а также при ослаблении половой функции на почве неврастении (в комплексной терапии). Препарат укрепляет иммунитет и способствует заживлению ран, кроме того, используется как природный мышечный релаксант. Также препарат повышает устойчивость организма при воздействии радиации.
Восточная медицина утверждает, что препараты женьшеня продлевают жизнь и молодость.
А. Федосов, Брянск, www.rg.ru

Новое место статьи