ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Наш огурец турецкому не товарищ

При поддержке кубанских властей сотни сельских семей получили теплое место в собственной усадьбе.

В российских магазинах по-прежнему практические нет отечественных овощей. "Известия" уже писали о китайских огурцах "Дядя Ваня", о "Русском поле", "Скатерти-самобранке" и других продуктах родом из Индии, Таиланда или Греции (см. "Не нужен нам овощ турецкий...", 12.09.08) Но теперь падение рубля и экономический кризис, похоже, могут сыграть на руку нашим замученным импортом крестьянам. В хуторских и станичных подворьях Кубани тепличный бум. Только за прошлый год здесь появилось 1200 новых огородов под пленкой. Власти региона компенсируют крестьянам две трети затрат на постройку теплиц. Местные огурцы, выращенные на натуральной подкормке, стали наконец теснить на прилавках заморскую продукцию с обилием химии.
На улице умеренное южное тепло с легкими ночными морозцами, а в укрывном огороде Владимира Самохвалова из станицы Попутной давно жаркое лето. Над ползущими вверх плетями огурцов и помидоров деловито гудят опылители-пчелы, два улика которых хозяин предусмотрительно пристроил рядом с овощной плантацией.
- Днем моим балаганам (так здесь называют самодельные теплички. - Авт.) с лихвой хватает солнечного тепла, - рассказывает Самохвалов, демонстрируя распахнутые настежь "окна" пленочных укрытий. - Ночью только слегка протапливаю печки. А зимой круглосуточно топил, чтобы уберечь рассаду.
В балаганах Самохвалова, если присмотреться, все работает на обильный и незатратный урожай. Экономные печки топятся поленьями, что значительно дешевле газа. Воду для полива качают из колодца. Ее затем хозяин греет в металлической бочке рядом с печной трубой. Благодаря теплому орошению все поспевает на пару недель быстрее. Первые огурцы хозяин везет на рынки уже к 8 Марта, а помидоры - с середины апреля. Улица не нарадуется: сосед очистил от навоза все коровники и курятники в округе. Бочки с навозными компостами тоже доходят до нужной кондиции в тепле его теплиц.
Укрывной огород, обслуживающий расположенные рядом усадьбы отца и сына Самохваловых, загружает работой всех без исключения домочадцев. Они отправляют на рынки городов за год 20 тонн зелени и 40 тонн овощей. Даже восьмилетний внук Юра вместе с шестилетней сестрицей Ангелиной вечерами вяжут 100-граммовые пучки петрушки, лука, кинзы, салата, щавеля...
- Дед им платит по рублю за пучок, - раскрывает секрет детского усердия хозяйка дома Валентина. - Но детвора долго на месте не усидит: полсотни заработали - и в магазин за пепси-колой.
Поднявшись задолго до рассвета, Владимир Самохвалов с супругой везут на своей легковушке поклажу с овощами и зеленью за 75 километров в ближайший город Армавир, где их в четыре утра уже ждут рыночные оптовики и представители торговых сетей.
- Спать некогда, - признается Владимир. - И все же сегодня нашему брату-тепличнику легче, чем тридцать лет назад, когда я только начинал.
В этот абсурд теперь трудно поверить, но тому живой свидетель не один Самохвалов. Советская власть проводила против носителей частнособственнических инстинктов боевые операции. По доносам станичников определяли места концентрации укрывных огородов и вызывали для разгрома военный МИ-8. Он зависал над самыми теплицами, провоцируя искусственную бурю, которая рвала и метала пленку, обрекая рассаду и труд крестьян на погибель.
- Тогда я строил свои балаганы всего полметра высотой, чтоб только ползком пролезть, и обсаживал их кукурузой, чтоб со стороны не видели, - повествует о партизанских методах противодействия Владимир. - Официально работал охранником, чтоб в тунеядцы не зачислили. А доход в десять раз больше зарплаты получал со своего укрывного огорода.
Сегодня таких, как Самохвалов, власти Кубани лелеют. С прошлого года, согласно краевой целевой программе развития личных подсобных хозяйств, гражданам субсидируют из краевой казны по 300 рублей за каждый квадратный метр построенной теплицы. А это около 70 процентов ее стоимости. В результате только за минувший год плантации овощей в защищенном грунте личных подворий на территории края выросли на 27 гектаров.
- В наших станицах и хуторах теплицами обзавелись за этот год сразу три десятка семей, - говорит глава Новопокровского муниципального района Александр Сотников. - Это в несколько раз больше, чем за все предыдущие годы. У людей появился надежный источник дохода. А еще что важно: местный пупырчатый огурец уверенно замещает на рынках иностранную продукцию.
Администрация края обещает в нынешнем году нарастить площади укрывных огородов в личных подсобных хозяйствах региона еще на 55 гектаров. Несмотря на кризис, кубанские власти не сокращают размеры тепличных субсидий.
- Я тоже не стою на месте, - хитро подмигивает Владимир Самохвалов. - С нынешней весны в полтора раза увеличил площади балаганов. Кризис - удобный момент, чтобы застолбить места, где хозяйничали заграничные конкуренты.
Эти конкуренты, надо отдать им должное, и сегодня, когда доллар заметно подрос, предлагают овощи дешевле наших. Когда Самохвалов привозит в Армавир свои огурцы по 70 рублей за кило, то на турецких видит в ценнике 65. Понятно, что качество станичного товара на порядок выше, а содержание нитратов в разы меньше. Но покупатель нынче сверяет свои вкусы прежде всего с содержанием похудевшего кошелька. Есть ли возможность удешевить отечественный овощ?
- Да я процентов на двадцать-двадцать пять цену скину, если за урожаем ко мне домой приедут, - предлагает выход Самохвалов. - Три последних года ни отпусков, ни выходных не знаю. Устал.
Эта идея уже поддержана в департаменте сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Кубани.
- Мы сейчас создаем систему гарантированного сбыта, формируем сеть заготпунктов, замкнув их на крупные концентраторы вблизи городов, - говорит руководитель департамента Игорь Лобач.
Важно только, чтобы звено сбыта не разорило владельцев доходных ныне теплиц, скупая их овощи за бесценок, а на торговых лотках сохраняя прежние прейскуранты. Непомерные аппетиты посредников в последние годы похоронили не одно полезное начинание в российской деревне.
Н. Гритчин, www.izvestia.ru

Новое место статьи