ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 07 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

До аграриев дошло

Глава Россельхозбанка Юрий Трушин утверждает, что все госкредиты работают на полях.

Разговоры о том, что деньги, выделенные на поддержку банковской системы, не доходят до реального сектора экономики, стали в этом году притчей во языцех. Промышленники прямо говорят: банкиры перевели рубли в валюту, потому что это выгоднее, чем выдавать кредиты предприятиям. Что же происходит с государственными деньгами? Ответ на этот вопрос корреспондент "РГ" попытался получить в стопроцентно государственном Российском сельскохозяйственном банке, у председателя правления Юрия Трушина.

Российская газета : Юрий Владимирович, почему деньги не доходят до реального сектора экономики?

Юрий Трушин : У нас в банке деньги доходят до реального сектора экономики. Давайте сразу посмотрим цифры. Россельхозбанк получил в октябре субординированный кредит в 25 миллиардов рублей. Но предприятиям реального сектора в четвертом квартале мы выдали 105 миллиардов - в четыре раза больше. Это означает, что мы не только этот кредит, но и все ресурсы, которые удалось найти на свободном рынке, вкладывали именно в реальный сектор экономики. В результате в четвертом квартале 2008 года мы выдали кредитов почти на 50 процентов больше, чем за год до этого - в четвертом квартале 2007 года. На сегодня мы выдали более 750 тысяч кредитов. Из них личным подсобным хозяйствам - порядка 450 тысяч.
Так что вопрос о том, "почему деньги не доходят", во многом надуманный, но он зачем-то очень сильно муссируется.

РГ : А что, разве дела обстоят так же парадно во всем банковском секторе?

Трушин : Мы сейчас наблюдаем рост потребности в кредитных ресурсах, спрос на кредиты растет. Дело даже не в посевной - у нас всегда или сев, или уборка. Основная причина другая: огромное количество мелких банков перестало кредитовать реальный сектор из-за отсутствия ресурсов. Просто у них нет денег. Поэтому большая нагрузка по кредитованию весенних полевых работ легла на три финансовых института - Россельхозбанк, Сбербанк и ВТБ.

РГ : Считается, что в первом квартале года банкам выгоднее было держать средства в валюте, чем выдавать кредиты предприятиям. Получается, вы, кредитуя реальный сектор, действовали не самым эффективным образом?

Трушин : Не так просто взять субординированный кредит и, как пишут в газетах, перевести его в валюту. Например, у Россельхозбанка открытая валютная позиция составляет всего 30 миллионов долларов. То есть больше валюты просто так мы купить не можем - Центральный банк запрещает. А эта сумма на фоне наших объемов совсем незначительная.
Банки для того и созданы, чтобы доводить деньги до реального сектора экономики. Потому что именно в реальном секторе банк получает самую реальную доходность. Именно там создается прибавочная стоимость. И там есть реальные залоги.
Каким идиотом я бы был, если бы взял деньги у ЦБ под 18,5-19 процентов и не отдал их в кредит? Чем быстрее деньги отправятся в реальный сектор, тем выгоднее.
Есть очень небольшой сегмент банков, который работает исключительно на финансовых рынках. Но финансовый рынок - это всегда и везде огромные риски. И они у нас ограничиваются нормативными документами Центрального банка.

РГ : Неужели опытный банкир не может ничего придумать, чтобы перевести рубли в доллары, если ему это выгодно?

Трушин : Теоретически банк может провести некую схему. Кого-то прокредитовать в рублях, а этот кто-то купит валюту под контракт, не выполнит его и вернет деньги банку уже в долларах или евро. Но для крупных финансовых организаций, особенно с государственным участием, эта схема не приемлема. Это явный сговор, а нас внимательно проверяют.
Может, нечто похожее рассматривается в каких-то частных мелких банках? Не знаю.

РГ : Но ведь разговоры о том, что деньги в экономику не идут, родились не на ровном месте? Некоторые аграрии уже буквально пищат о том, что им не хватает кредитов.

Трушин : Я 34 года сельский банкир, и не вспомню ни одного сезона, чтобы заемщики не пищали. При советской власти мы давали кредитов сколько хочешь. И все равно пищали. И в девяностых годах, и сейчас. Во время кризиса появилось больше жалобщиков. Но все они - не 99 процентов, а именно все 100 процентов - не правы.
Да, мы даем кредит не каждому. Много недобросовестных людей. Мошенников. Мы их сразу отсекаем.
Приведу в пример одну историю, которая не так давно нашумела в средствах массовой информации. Только не буду называть область и фамилию руководителя предприятия, потому что таких немало во всех регионах.
Человек взял кредиты в трех банках (к нам не обращался). Когда наступили сроки погашения, он отдавать им деньги не стал. Но пришел за новым кредитом в Россельхозбанк. Предъявил баланс, в котором долги другим банкам отражены не были. Но мы в банковской сфере обмениваемся друг с другом информацией. Поэтому попросили его: принеси баланс, из которого видно, куда ты дел эту задолженность? С того времени он пропал и больше в Россельхозбанк не приходил. Но стал жаловаться в высокие инстанции, что мы не даем ему кредит. Что было немного некорректно с его стороны. Ведь мы имеем право подать на него в суд за предоставление заведомо ложных сведений.
Кредит мы ему не дали и не дадим. Думаю, другие банки поступят так же. Но это же не значит, что деньги "не доходят до реального сектора экономики".

РГ : Но, кажется, проблемы испытывают и вполне благонадежные предприятия. Вы об этом знаете едва ли не больше всех.

Трушин : В связи с кризисом многие хозяйства, в том числе достаточно благополучные, столкнулись с трудностями: либо с ними кто-то не расплатился, либо они сами влезли в долги. Самая распространенная проблема: взяли "короткие" деньги и вложили их в "длинное" производство. Пока можно было в любой момент перекредитоваться, это сходило с рук. А сегодня раз - и не дают больше денег, чтобы кредиты переоформить "в длинную". Возникают финансовые трудности.
У кого-то нет залога, у кого-то - плохое финансовое состояние. Убыточные хозяйства мы не кредитуем. Их, правда, на 1 января осталось всего 10 процентов. Но это, как правило, - самые горластые.
Если бы мне не надо было возвращать заемные средства, я бы их дал в кредит кому угодно. Пожалуйста, берите. Но мне же придется расплачиваться. Поэтому Россельхозбанк проявляет твердость, отказывая в кредитах тем, кому их выдавать нельзя, исходя из нормативных документов и самой логики банковского бизнеса.

РГ : Все-таки при всем почтении к банковской системе ее на хлеб не намажешь. Не получится так, что сельское хозяйство России будет из-за этих "финансовых трудностей" просто отброшено на 10 лет назад. И начнутся трудности с продовольствием?

Трушин : Я не стал бы противопоставлять банки и хозяйства. Все взаимосвязано. АПК - это единый организм, и одна его часть без другой жить не может.
Теперь прогноз. О мелком аграрном бизнесе точно могу сказать - никаких взрывов не будет. Даже если рынки сбыта закроются и продовольствие будет трудно реализовать через торговые сети, мелкие предприниматели всегда найдут, куда продать свой товар.
А вот у крупных холдингов трудности уже начались. Нас это тревожит - большие компании "попадают" на крупные суммы. Когда заемных средств было достаточно, у них было много и источников заимствования - по 5-7, даже 10 банков. Они стали слишком вольготно жить, переоценили свои возможности.
К тому же у нас полно холдингов, которые очень диверсифицировались. В аграрной сфере у него, например, неплохие дела, но он вложился и в энергетику, и в автомобили, и в какой-то другой бизнес. Многие пошли в строительство. Это было рентабельно. Но потом там все резко остановилось, и теперь сказывается на ситуации во всем холдинге.

РГ : Холдинги перестали возвращать Россельхозбанку кредиты?

Трушин : За девять лет существования Россельхозбанка у нас невозврат никогда не превышал 1,8 процента. Сейчас у нас этот показатель чуть больше двух процентов. Это немного. Но я абсолютно солидарен с теми представителями нашего банковского сообщества, кто считает, что проблемы как во всей экономике, так и в банковском секторе будут нарастать. Будет вторая волна кризиса, и она может быть даже посильнее первой, которую с помощью правительства и Центробанка мы прошли нормально. Летом неплатежи могут настигнуть и нас. Но ничего сверхъестественного мы не ждем. Невозврат к середине года может вырасти до 5-7 процентов.
Мы к этому готовимся.

РГ : Не получится так, что из-за кризиса увеличится количество необработанной земли, скот порежут?

Трушин : Есть два-три крупных холдинга, у которых есть проблемы с посевной. Но они их решают децентрализованно: хозяйства, которые входят в холдинги, сдают в аренду свои поля, и кто-то сеет.
Сегодня мы в соответствии с решением правительства даем отсрочку по краткосрочным кредитам. Так что новых брошенных полей в этом году, по нашим данным, не будет.
И, кстати, когда нам все-таки приходится изымать залоги, мы не вырезаем коров стадами. На них даже сейчас везде есть покупатель. А если собственник сам решил зарезать скот, чтобы загасить долги, мы в этом участия не принимаем.

РГ : Юрий Владимирович, что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы деньги все-таки доходили до реального сектора экономики не в части банков, а во всех?

Трушин : Чтобы деньги доходили до реального сектора экономики, надо просто ужесточить систему контроля со стороны тех, кто эти деньги дает. Ничего больше. Если дается субординированный кредит, то либо до этого, либо после банк должен показать перечень предприятий, которым выдаст деньги. И никакой проблемы не будет.

Досье "РГ"

По итогам 2008 года объем кредитного портфеля ОАО "Россельхозбанк" увеличился почти на 60 процентов и достиг 466 млрд рублей. Так, в I квартале прошлого года было выдано кредитов на сумму 59 млрд рублей, во II квартале - 80 млрд рублей, в III квартале - 92 млрд рублей и в IV квартале, когда банк получил 25 миллиардов рублей господдержки, - 103 млрд рублей. Юрий Трушин утверждает, что в последние три месяца года отдал в реальный сектор экономики не только средства господдержки, но и все ресурсы, которые удалось найти на свободном финансовом рынке.
С января по апрель размер кредитного портфеля банка увеличился на 40 млрд рублей и достиг 506 млрд рублей. За этот период Россельхозбанк предоставил 39 тысяч кредитов на общую сумму 88,7 млрд рублей. В первом квартале 2009 года только на подготовку и проведение весенних полевых работ Россельхозбанк выдал сельхозтоваропроизводителям кредитов более чем на 30 млрд рублей. Кроме того, на развитие личных подсобных хозяйств было предоставлено 21,6 тысячи кредитов на 3,7 млрд рублей. В целях кредитного обеспечения государственных закупочных интервенций на рынке зерна в период с 1 января по 1 апреля 2009 года Россельхозбанком было предоставлено кредитных ресурсов на сумму более 18 млрд рублей.
Планируется, что в 2009 году Россельхозбанк предоставит кредитов на общую сумму более 400 млрд рублей. По итогам текущего года кредитный портфель банка должен достигнуть 600 млрд рублей.
М. Чкаников, www.rg.ru

Новое место статьи