ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Как решить проблему продовольствия

В преддверии Всемирного зернового форума в Санкт-Петербурге не было недостатка в прогнозах относительно итогов обсуждений, которые пройдут в рамках этого неординарного мероприятия. Россия использовала свои шансы внести на рассмотрение новые идеи и конкретные предложения, которые могут в значительной степени повлиять на продовольственную ситуацию в мире.

Именно Россия устами своего Президента Дмитрия Медведева предложила провести встречу по данному вопросу на таком высоком уровне. Первые результаты уже налицо. Так, в апреле нынешнего года в Италии в местечке Тревизо состоялась встреча министров сельского хозяйства «группы 8», на которую были приглашены представители ряда международных организаций.
И вот теперь форум в Санкт-Петербурге.
Сразу же надо сказать главное: событие, действительно, получилось.
Само название этого мероприятия говорит о многом – обсуждались проблемы зерна в широком смысле, а значит – проблемы, связанные с обеспечением продовольствием, которого в мире не хватает.
По данным ФАО, голодающих на планете около миллиарда человек, - об этом лишний раз напомнил аудитории Президент России Дмитрий Медведев. Совсем недавно казалось, что их количество удастся в ближайшие годы (к 2015 г.) сократить наполовину, но сейчас возникает все больше сомнений в достижимости этой задачи.
Более того, в последние два – три года мир содрогнулся от продовольственных бунтов, которые прокатились по многим странам и континентам. Это подзабытое явление напомнило, что значит угроза голода и каковы будут социальные последствия, если проблему не удастся решить вовремя.

Почему не хватает продовольствия?

Казалось бы, ответ ясен всем, поскольку причины неоднократно назывались. Это рост населения примерно на 80 млн в год, неблагоприятные погодные условия, изменение климата, наступление пустынь, деградация земель. Но это объективные причины, на которые мы мало чем можем повлиять, разве что частично. Гораздо хуже то, что человечество не делает многое из того, что ему вполне по силам.
К примеру, резко сократились ассигнования на сельскохозяйственную науку. За тридцать лет они упали в несколько раз. Естественно, не везде, но в целом это именно так.
На динамику цен на продовольствие негативно влияют различные спекуляции на биржах. Превращение продовольствия в биржевой товар, наряду с обычным сырьем вроде нефти, по меньшей мере, вызывает серьезные вопросы. Увеличить добычу нефти можно очень быстро, ускорить созревание урожая невозможно. К тому же урожай основных, базовых культур (за исключением риса) получают всего раз в год, намного реже – два. Фьючерсные контракты, прочие биржевые инструменты – не столько определяют реальную цену, как утверждают сторонники этого механизма, сколько кормят спекулянтов и посредников, а не производителей продовольствия. Во всяком случае, сейчас все происходит именно так.
Ценовые колебания – еще одна проблема современного сельского хозяйства. Как только выросло производство зерновых в развитых странах в прошлом году после бунтов, охвативших развивающиеся страны, цены немедленно упали. В результате в нынешнем году площади под некоторые зерновые сократились. Видимо, придется ждать новых бунтов.
Использование продовольственных культур для производства биотоплива в условиях нехватки продовольствия – отдельный разговор.
Современное биотопливо – этанол и биодизельное топливо – реально не могут заменить традиционную нефть или газ, - не хватит хотя бы площадей, не говоря об остальном, а вот, к примеру, поднять цены на кукурузу или растительные масла – могут легко. Даже биотопливо второго поколения (из целлюлозы), технологию получения которого пока только разрабатывают, скорее всего, вопроса также не решит.
Нужно признать, что в мире отсутствует надежный механизм контроля над уровнем цен, а также стимулирования производства продуктов питания. ФАО делает много, но у этой международной организации нет многих соответствующих полномочий.

Достаточно сравнить ФАО с ВТО.

ВТО отстаивает в основном интересы торговли, но у нее в силу ряда причин есть полномочия указывать, кто, в каком объеме и как может помогать своим производителям – аграриям. Есть механизм наказания и санкций для несогласных. Есть арбитраж. Можно пожаловаться на то, что кто-то отказывается покупать ГМО – культуры или говядину, полученную с гормонами роста. Но пока ни у кого нет полномочий указывать на неправильное или нецелевое использование продовольственных культур, к примеру.
Возможно, пора подумать и о целесообразности создания соответствующих запасов зерновых. Сейчас ФАО может бить в набат и говорить о приближающемся кризисе. Запасов зерна у нее нет. Всемирная продовольственная программа получает от ООН средства, начинает думать, у кого закупать зерно, и затем поставлять его особо нуждающимся. Может быть, лишнее зерно не помешает, и его можно было бы заранее по заказу приобрести у тех, кто производит «лишнее» зерно и торгует им? Но сразу же возникает вопрос о связанных с этим расходах и финансировании, хотя средств на это понадобится на несколько порядков меньше, чем на спасение фондовых рынков, где многие успешно торгуют не только реальными, но и виртуальными активами.
Представляется, что под эгидой ООН на начальном этапе можно было бы добиваться создания системы поддержки справедливых цен на сельскохозяйственную продукцию и обеспечение равных стимулов для всех производителей. В качестве ориентира могли бы служить аграрные программы США и стран Евросоюза. Это был бы удачный старт для решения острейшей продовольственной проблемы.
Н. Худяков, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru

Новое место статьи