ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

ГМО безвредно на 100%

Эксперты спорят, нужно ли в России выращивать ГМ-культуры

С 1 июля в России разрешается регистрировать генно-модифицированные семена сельхозкультур. Как отмечают аналитики, наиболее востребованными будут ГМ-соя, кукуруза и сахарная свекла. Сейчас в России ГМО можно выращивать только на опытных полях. Также можно завозить некоторые сорта подобных растений. В то же время "Зерновой союз России" заявляет: трансгенные культуры вовсю "шагают" по стране. По подсчетам объединения, незаконные посевы составляют 400 тыс. га. Первый легальный урожай трансгенных культур может появиться в стране уже в 2016 году. Что хорошего принесет ГМО алтайскому сельскому хозяйству? Об этом спорят эксперты.

Фактически, ГМО — это крепостное право

Михаил Шишин, доктор философских наук, профессор и известный в крае эколог полагает, что использование ГМ-культур загонит сельское хозяйство в экономическую кабалу.

— Алтайские ученые сейчас занимаются выведением генно-модифицированного подсолнечника. Они утверждают, что его выращивание будет выгодно. Что вы по этому поводу думаете?

— Чтобы разобраться с этим вопросом в краевой общественной палате, мы приглашали экспертов международного уровня, которые показали, что ГМО предполагает определенную систему. В красочных буклетах и в презентациях это выглядит привлекательно, а на самом деле выращивание подобных растений требует специализированных удобрений, гербицидов. Поэтому заявление, что производство ГМО не требует дополнительных условий, — либо лукавство, либо неосведомленность. Во многих странах уже разобрались, что производство ГМО — это целая система затягивания сельского хозяйства в определенную ловушку. Однажды начав использовать ГМ-культуры, сельхозпроизводитель просто уже не может остановиться.

Мировые компании, например Monsanto, уже подсадили Индию и другие страны на эту "иглу". Все это переросло в радикальные выступления, восстания и самоубийство тысяч фермеров, доведенных до отчаяния. На выходе, когда они получали вроде бы большой урожай, рассчитавшись по долгам за гербициды и удобрения, оставались с прожиточным минимумом. Фактически ГМО — это крепостное право. Выращивать генно-модифицированные культуры считалось как будто эффективным для стран с большим числом жителей, таких как Китай. Но и там сейчас разворачиваются работы по отказу от ГМО или локализации их в строго контролируемых секторах исключительно технического использования. Еще в 2006 году в ЕС был опубликован доклад, в котором было показано, что с 1996 по 2006 год трансгены не увеличили прибыли фермеров, никого не спасли от голода. Это все научная архаика и академические изыски ученых.

— То есть, на ваш взгляд, Алтайский край необходимо сделать зоной, свободной от ГМО?

— Именно так, и к этому приходят многие страны и субъекты в России. Как только станет известно, что в крае выращиваются ГМ-культуры, мы потеряем наш главный бренд — экологичность. Сопротивление генно-модифицированной продукции сейчас идет по всем областям. Понятно, что есть лоббисты из числа ученых, чиновников и бизнес-структур, но и сами потребители начинают разбираться и понимают: если сосиска выросла в кастрюле до размера кабачка, нужно выбрасывать ее вместе с кастрюлей, а не заходиться в плотоядной радости.

— Вы так и не ответили на вопрос, есть ли реальные исследования, подтверждающие негативное влияние ГМО на организм человека?

— Я могу сослаться на исследования Александра Баранова, очень крупного российского эксперта в этой области. Он проводил исследования на мышах, которых кормили ГМО. Через три поколения грызуны были бесплодны и у них во рту начал расти мех. Как известно, у кашалотов для процеживания планктона в роту есть специальные пластинки. Таким образом, произошла генная перестройка. Есть и другие реальные подтверждения. Не случайно многие страны мира отказываются от такой продукции, вкладываются громадные средства в селекционную работу, "зеленые технологии", а на Алтае спохватились и взялись на трансгенный подсолнечник.

Все эти эксперименты проводились давно

Михаил Скапцов, сотрудник лаборатории биоинженерии АлтГУ занимается разработкой генно-модифицированного подсолнечника, устойчивого к вредителям.

— Расскажите, в чем суть вашей разработки?

— Сейчас идет регенерация тканей. Из массы клеток мы пытаемся получить само трансгенное растение. До нас подобными исследованиями в Алтайском крае никто не занимался. Работа по выведению ГМ-подсолнечника началась около года назад.

— То есть ваш подсолнечник не будет требовать вообще никаких обработок?

— Фактически да. Если есть проблемы с поеданием подсолнечника насекомыми, то наш продукт от этого будет защищен на генном уровне. Если же требуется борьба с сорняками, то здесь потребуются дополнительные обработки пестицидами. Опять же генные технологии позволяют решать и эти проблемы. Но для этого требуется целый комплекс исследований.

— На ваш взгляд, будут ли алтайские сельхозпроизводители заниматься выращиванием трансгенных культур?

— Я полагаю, что это дело времени. Люди должны привыкнуть к этим технологиям, понять их. Возможно, может пройти целое поколение, пока это произойдет. Старшее поколение в любом случае будет относиться к ГМО с опаской. Для них что-то непонятное, связанное с ДНК, чуждо, а значит, вредно. В этом смысле стоит вспомнить, как в нашей жизни появились мобильные телефоны. Изначально было много "страшилок" по поводу облучения, раковых опухолей, которые якобы вызывают мобильники. В конце концов новое поколение начало активно ими пользоваться, и все мифы постепенно были развеяны. Мобильные телефоны стали неотъемлемой частью повседневности.

— Сейчас есть интерес со стороны сельхозпроизводителей к вашим разработкам. Возможно, уже кто-то ими заинтересовался?

— Пока нет. Я считаю, что любое новшество надо показать в промышленных масштабах. Это станет следующим этапом исследования.

— Вы утверждаете, что генно-модифицированные культуры не только безвредны для человека, но и полезны. Это действительно так?

— То, что ГМО безвредно, — это 100%. Никто из ученых не будет встраивать гены, которые будут вызывать негативные изменения в организме человека. Тот ген, с которым мы сейчас работаем, исследуется для применения в фармацевтических целях. Честно сказать, трансгенный подсолнечник я съел бы с большим удовольствием, чем подсолнечник, обработанный химикатами.

—А как вы относитесь к исследованиям на мышах, которые показали генетические изменения?

— Все эти эксперименты проводились давно. Впоследствии эти данные не подтверждались. С другой стороны, если бы меня кормили всю жизнь трансгенной соей, наверное, я бы тоже чувствовал себя неважно. Здесь вопрос даже не в трансгенных продуктах, а в сбалансированном рационе питания.

Я полагаю, что все "страшилки" вокруг ГМО создают мировые компании, заинтересованные в том, чтобы это направление не получило широкого распространения. Показательна в этом отношении история с Google. Когда эта поисковая система начинала развиваться, ее конкуренты через экологические организации проводили черную PR-кампанию. Людям рассказывали, что каждый клик в поисковике Google увеличивает выработку углекислого газа в атмосфере. Знающие люди понимали, что это абсурд. То же самое происходит и с ГМО.

Поводов для опасений я не вижу

Владимир Казанин, заместитель начальника Главного управления сельского хозяйства считает, что использование в крае трансгенных сельхозкультур неперспективно. В ближайшие годы они вряд ли получат широкое распространение.

— Есть ли необходимость в применении ГМ-семян в Алтайском крае?

— Я полагаю, что нет. Поэтому подобная тема даже не поднимается. Закон, регламентирующий регистрацию подобных семян, принят, но наши селекционеры в этом отношении не работают. Я полагаю, что все движение по ГМО в России началось с подачи крупных производителей сои и кукурузы, которые используют большое количество гербицидов для обработки полей и нуждаются в семенах, устойчивых к вредителям.

Как известно, генная инженерия в основном касается трех культур: сои, кукурузы и сахарной свеклы. В Алтайском крае кукуруза на зерно не выращивается. В незначительных количествах ее возделывают на силос. Сельхозпроизводители используют отечественные семена гибридов. Что касается сои, то здесь также присутствуют только местные семена. Сахарная свекла прекрасно растет и без использования биоинженерии. Прошлогодний рекордный урожай этой культуры стал прекрасным доказательством.

У нас есть потенциал для повышения урожайности и по другим культурам. К примеру, хозяйство "Октябрьское" из Зонального района уже получает по 40 ц/га зерновых. В Ключевском районе фермер Александр Гуков имеет урожайность 60 ц/га. И это без использования ГМ-семян.

По этим причинам я пока не вижу ни перспектив, ни острой необходимости выращивания генно-модифицированной сельхозпродукции в Алтайском крае.

— "Российский зерновой союз" некоторое время назад высказался по поводу ГМО. По данным объединения, площади незаконных посевов трансгенных растений составляют 400 тыс. га. В Алтайском крае они могут быть?

— Аркадий Злочевский эту информацию озвучивает не первый раз. Я вообще не понимаю, откуда у него такие данные. У нас в регионе подобных площадей нет. Я знаю, чем занимаются наши аграрии и чем засеваются поля.

— Кстати, те же самые аграрии говорят, что использование ГМ-семян приведет к тому, что край потеряет одну из основных своих "фишек" — экологичность производства. Согласны с этим?

— Для нас это всегда было проблемой. В советские годы также считалось, что сельхозпродукция из Алтайского края выращена в экологически чистых условиях. Поэтому она использовалась в том числе и для производства детского питания. В то же время рядом находился действующий Семипалатинский полигон.

Сейчас все семеноводство находится под контролем. Из-за пределов региона мы практически ничего не завозим. Предприятия, которые занимаются данным направлением, используют традиционные технологии, далекие от генной инженерии. На данном этапе я вообще не вижу никаких поводов для опасений. В течение ближайших 10 лет ГМ-семена вряд ли получат широкое распространение в Алтайском крае.

ГМО для нас — как непрочитанная книга

Владимир Устинов, руководитель семеноводческих предприятий Алтайского края полагает: говорить о применении ГМ-семян рано.

— Как вы оцениваете перспективы применения в крае ГМ-семян?

— Эта тематика нами, сельхозпроизводителями, практически не изучена. Все, что сейчас рассказывают, преподносится как готовый продукт. Нам говорят: "Берите и применяйте". Достаточно долго выращивание ГМ-растений было запрещено. А сейчас вдруг дают добро. Почему так произошло, никто объяснить не может. Если честно, этот момент немного настораживает. У нас есть опасения, что генная инженерия в области растениеводства еще не прошла полную экспертизу. Мнения самих ученых разделились. В настоящий момент исследователей, выступающих против ГМО, даже больше тех, кто за.

Я полагаю, что постепенно трансгенные семена будут проникать в Алтайский край. Так как в этом сильно заинтересованы компании, которые их продают. Но большинство сельхозпроизводителей будут относиться к подобной продукции с опаской.

— Если бы вам предложили ГМ-семена, вы бы согласились их посеять?

— Я лично нет. Сейчас нет доказательной базы того, что они безвредны.

— Ученые говорят о том, что трансгенные культуры экономически выгодны. К примеру, они позволяют получать более высокую урожайность. Это может привлечь наших сельхозпроизводителей?

— Мы сейчас не знаем ни одной цифры по этой продукции: сколько она будет стоить, какова будет урожайность, каковы затраты на уход. Без этих показателей точно ответить на этот вопрос сложно.

С учетом того, что почти каждый год в Алтайском крае наблюдается перепроизводство сельхозпродукции, любой излишек оборачивается экономическими потерями для сельхозпроизводителей.

— В России уже есть регионы, которые объявили себя зонами, свободными от ГМО. На ваш взгляд, стоит и Алтайскому краю идти по этому пути?

— Это невозможно. Если хотя бы один регион в стране начнет сеять генно-модифицированные семена, в этот процесс невольно окажутся втянуты и другие. Под разными предлогами к нам уже поступает ГМО. И на полях подобные культуры уже присутствуют. Возможно, не в Алтайском крае, но в других аграрных регионах они точно есть. Остановить распространение трансгенных растений можно только общим запретом.

— Сейчас пишут, что основными поставщиками ГМ-семян станут крупные мировые компании. Может ли это отразиться на алтайских семенных хозяйствах, например вашем?

— Я думаю, что продукция, которая будет регистрироваться как генно-модифицированная, рано или поздно приживется на полях. Конечно, при условии, что цена на нее будет приемлемой. Если начнется массовое применение трансгенных семян, это неминуемо отразится на местных семеноводческих хозяйствах. Как будет проходить весь этот процесс, точно сказать сложно. В целом ГМО для нас — как непрочитанная книга.

Опрос

На сегодняшний день российское научное сообщество раскололось на два лагеря. Одни говорят, что генно-модифицированная продукция несет в себе потенциальную угрозу здоровью людей. Другие относятся к ней абсолютно лояльно. В связи с этим мы решили спросить у наших респондентов: а вы боитесь ГМО?

Анатолий Вытоптов,
генеральный директор компании "АгроХимСервис":

Я лично нет. Ничего страшного в подобной продукции для потребителей не вижу. В США и Европе она активно используется. Каких-то глобальных проблем со здоровьем у жителей этих стран не наблюдается. Но есть другой аспект. Использование ГМ-семян неминуемо приведет к повышению урожайности. Для нашего региона, не имеющего выхода к морским портам, а значит, не обладающего экспортным потенциалом, это губительно. Увеличение урожая приведет к обвалу цен на местном рынке сельхозпродукции.

Ольга Бойко,
директор йога-центра "Вистара":

Я категорически против ГМО. Подобная продукция в корне подрывает все устои общества. Опыты показывают, что зверьки, на которых испытывают ГМО, во втором-третьем поколении становятся бесплодными. Поэтому нельзя говорить с полной уверенностью, что трансгенные растения не повлияют на наших детей.

Владимир Беляев,
заведующий кафедрой сельскохозяйственных машин АГАУ:

Как у рядового потребителя, у меня есть определенные опасения. В настоящий момент этот вопрос до конца не изучен. Неизвестно, как ГМ-продукция может отразиться на здоровье людей. Ведь последствия ее использования могут проявиться гораздо позже.

Оксана Галкина,
диетолог:

К генно-модифицированной продукции отношусь с опаской. До конца не изучено, как она может влиять на организм человека, какие заболевания и изменения может провоцировать. Наука пока не дала исчерпывающие ответы на эти вопросы.

Справка

В 1996 году, когда началось промышленное выращивание генно-модифицированных культур, площадь под ними составляла 1,6 млн. гектаров. К 2011 году она достигла 148,1 млн. га. Занимаемая генно-инженерными посевами площадь растет в последнее время примерно на 6% в год.

Первое место по числу ГМ-растений на полях, почти 70 миллионов гектаров, занимают США, на втором месте с вдвое меньшим показателем Бразилия, на третьем — Аргентина. Среди сельхозкультур наиболее всего популярна ГМ-соя (49% от общего объема посевов), кукуруза (32%), хлопок (14%), рапс (5%).

Источник

Новое место статьи