ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

К созданию российских ГМ-культур нужно приступать незамедлительно

Комментарии ученых в поддержку развития генной инженерии, ГМО и биотехнологии в России  

24 апреля 2014 в интернете было обнародовано «Открытое письмо в поддержку развития генной инженерии в Российской Федерации». Обращение к Председателю Правительства Д.А. Медведеву подписали сначала 77 ученых, а через несколько дней еще около 250 специалистов в области науки. Среди подписавшихся - доктора наук, кандидаты и люди без ученых степеней, но со знанием давно назревших проблем биотехнологии в нашей стране.

В обращении, в частности, говорилось, что после принятия Постановления Правительства РФ от 23 сентября 2013 г. № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов» заметно возросла активность некоторых общественных организаций и отдельных депутатов Государственной думы, пытающихся воспрепятствовать внедрению инновационных биотехнологий в российское сельское хозяйство. Это может привести к отставанию России от научного прогресса, к утечке перспективных биотехнологов за рубеж, к утрате критических технологий, часть которых определяют прогресс в биологии. При этом, в качестве аргументов против генной модификации оппоненты используют материалы из желтой прессы и мнения некомпетентных лиц.

17 июня 2014 года в Москве прошло очередное заседание Совета по науке при Министерстве образования и науки РФ. Ведущие ученые страны обсудили, в частности, идеи некоторых депутатов Госдумы и представителей правительства ужесточить контроль над оборотом ГМО и даже запретить их ввоз в Россию. Совет по науке, в составе 22-х крупных ученых, через интернет опубликовал заявление, созвучное обращению научной общественности к Д.А. Медведеву. В нем он выразил опасение, что принятие решений, не основанных на научных фактах, может вновь, как и десятилетия назад в нашей стране, привести к отставанию чрезвычайно важного для развития сельского хозяйства биотехнологического производства, для безопасности в сфере экономики.

Невольно возникает вопрос: почему были вынуждены обратиться к общественности высококвалифицированные специалисты, понимающие толк в биотехнологии? Как наша страна дошла до такой жизни, что ученые просят обратить внимание на генную инженерию, ГМО и биотехнологию, роль которых в науке и сельскохозяйственном производстве общеизвестна: она, пожалуй, столь же велика, как запуск в Космос первого спутника Земли.

Чтобы ответить на это, попробуем в общих чертах показать, какой тернистый путь проходят в нашей стране эти три взаимосвязанных «кита» и что их ждет впереди. Заранее просим прощения у читателей за частые ссылки на сахарную свеклу, к которой мы имеем прямое отношение как практикующие генетики, селекционеры и растениеводы.

Проблема ГМО

За последнее время в различных изданиях СМИ (журналы, газеты, интернет, телевидение и др.) и на других дискуссионных площадках России ведется активное обсуждение упомянутых проблем, чаще под общим понятием: «проблема ГМО». Активную позицию занимает и газета «Защита растений», в которой периодически, в том числе в №5 (222)

2014 г., представлены разные взгляды на эту проблему, иногда прямо противоположного характера (Аркадий Дворкович, Аркадий Злочевский и др.). Не претендуя на оригинальность, хотелось бы вкратце отметить, что понятия «Генная инженерия», «ГМО» и «Биотехнология» хотя и тесно взаимосвязаны, но различаются по сути.

Генная инженерия

Генная или генетическая инженерияне так давно стала одним из наиболее совершенных методов селекции, к которому наука пришла в конце 20-го века. Ныне она широко используется в биотехнологии для создания новых сортов и гибридов полевых культур, включая сахарную свеклу.

Как известно, селекция (лат. selection — отбор) используется с давних пор в самых разных формах. Сначала это был просто отбор того, что нравилось первобытным людям, затем, осознанно, массовый отбор в различных вариантах, а спустя столетия возник более эффективный индивидуальный отбор, дополняемый различными типами скрещивания (гибридизации) и свободного размножения по типу популяций или путем самоопыления (для получения линий). Эти приемы были разработаны именно на сахарной свекле многолетними трудами знаменитого поколения селекционеров – Вильморенов (Франция, 19 век).

Пока селекционеры скрещивали между собой растения внутри сорта, внутри линии или между сортами и видами, использовался термин «гибрид». Если в потомстве случайно проявлялись особи с признаками, нетипичными для родителей, их называли «бастарды» или «мутанты» (наследственно изменяющиеся организмы). Со временем генетики и селекционеры научились вызывать индуцированные (искусственные) химические или физические мутации, но они возникали случайно и редко когда были полезными. Большинство мутантов браковали.

Лишь в 70-х гг. прошлого века генетикам удалось разработать принципиально иной метод создания форм с нужными признаками, позволяющий целенаправленно вести селекцию. Эта достаточно сложная операция, включающая в себя совокупность приемов и технологий, получила название генная или генетическая инженерия. Она позволяет выделять нуклеиновые кислоты (РНК и ДНК) и, вместе с ними, гены и переносить их от одного организма (донора) к другому (реципиенту) с целью рекомбинаций, т.е. создания новых комбинаций генов. Такие манипуляции на растениях можно сравнить со сложной медицинской операцией, когда опытный врач, вооруженный тонкими инструментами, заранее предвидит ее результаты, по сравнению с гаданием на кофейной гуще.

Генная инженерия не является наукой (в широком смысле слова), но она позволяет получать принципиально новые исходные формы растений, т.е. генетически модифицированные организмы (ГМО). Их селекционеры используют при создании сортов/гибридов, получаемых в результате применения направленных и контролируемых методов изменения генетической информации. Этим генная инженерия выгодно отличается от методов традиционной селекции, в основе которых лежит непредсказуемая генная модификация за счет случайных мутаций. Получив ГМО с новым признаком, например, устойчивостью сахарной свеклы к гербицидам или болезням, селекционер приступает к отбору лучших экземпляров растений, проверке их на стабильность, продуктивность, если это сорт; или на закрепительную способность ЦМС, если это линия О-типа и на комбина-ционную ценность, если это компонент гибрида, и т.д.

Иначе говоря, ГМО – это первичный продукт биотехнологии, который еще надо «довести до ума». Далее работа с ГМО ведется рутинными («классическими») селекционными методами, в зависимости от цели. Особо отметим, что и при использовании ГМО в качестве исходного селекционного материала основной задачей селекционера является создание более продуктивного, более приспособленного к условиям среды, а главное – более рентабельного по затратам сорта/гибрида, отвечающего требованиям ГОСТа и не уступающего по качеству продукции стандартному образцу.

 

Биотехнологии

 

До начала 70-х годов прошлого века термин «биотехнология» использовался, преимущественно, в пищевой промышленности. Ныне под биотехнологией понимают применение метода генной инженерии с целью создания ГМО, и в целом, комплекс процессов модификации биологических организмов, включая использование рекомбинантной РНК и ДНК, применение культуры клеток (in vitro), а также разработку и применение менее затратных технологий для возделывания ГМ-культур.

По информации зарубежных авторов, применение биотехнологий наиболее оправдано в сельском хозяйстве, поскольку имеет определенные конкурентные преимущества, создает благоприятные условия для уменьшения затрат, оздоровления природы и, в целом, инвестиционную привлекательность. В случае биотехнологического выращивания ГМ-культур (биотехкультур) можно существенно снизить затраты на гербициды, топливо и услуги, уменьшить гербицидный пул за счет сокращения сроков и объема пестицидов, повысить рентабельность возделывания трудоемких культур таких, как сахарная свекла.

Тщательными исследованиями было доказано, что новые ГМ-сорта и гибриды не отличаются по качеству продукции от стандартных образцов. Главный вывод, вытекающий из осуществления более чем 130 научных проектов, охватывающих 25 лет экспериментов и проведенных с участием более чем 500 независимых исследовательских групп, состоит в том, что биотехнологии и, в частности, ГМО, как таковые, не более опасны, чем обычные традиционные технологии. Конечный результат в любом случае зависит от генного инженера, селекционера и выполнения требований биотехнологии.

Большое будущее

Статистические данные показывают, что за биотехнологиями большое будущее. Напомним, что 18 лет назад в США впервые появились генетически модифицированные посевы сои, а в минувшем году возделывали около 30 сортов и гибридов 12-ти ГМ-культур

в 27 странах на площади свыше 175 млн га (самые большие площади занимали кукуруза, хлопчатник, соя и сахарная свекла). Если сопоставить эти цифры, получается, что прирост площади биотехкультур составляет без малого 10 млн га в год! Это рекорд в практике освоения новых технологий.

 А что наблюдается в нашей стране? После многих лет замалчивания и почти полного отрицания в СМИ целесообразности применения генетической инженерии, как метода селекции; пропаганды ГМО, как «опасного» продукта, (а вдруг навредит здоровью?) и после тщательного сокрытия фактов невиданного роста площадей посева новых биотехнологических культур, стратегическим документом, определяющим политику Правительства РФ в биотехнологическом секторе экономики, стала Комплексная программа развития биотехнологий на период до 2020 года, утвержденная Председателем Правительства В.В.Путиным 24 апреля 2012 г. № 1853п-П8 (БИО-2020).

Программой определялось финансирование по годам и порядок контроля за выполнением заданий. В.В. Путиным было дано прямое поручение профильным Министер-ствам и ведомствам «обеспечить совместно с заинтересованными федеральными органами и органами исполнительной власти субъектов РФ реализацию Комплексной программы развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 года». Координатором Программы было назначено Министерство экономического развития РФ. Финансовое обеспечение Программы «БИО-2020» предполагалось за счет средств федерального бюджета, региональных и местных бюджетов, а также внебюджетного финансирования в объеме 1 178 млрд. рублей, в том числе на сельскохозяйственную и пищевую биотехнологию 200 млрд. руб., из них в 2012 г. - 5,0 млрд., в 2013 г. - 16 млрд., в 2014 году - 18 млрд. руб. Подход был серьезным. Открывались реальные перспективы для развития критических технологий биологической направленности.

Признание ученых

Реакция на Программу большинства генетиков и селекционеров была самая положительная. Так, академик РАН, крупнейший генетик и специалист в области биотехнологии, М.П. Кирпичников писал: «БИО-2020 на сегодняшний день является тем долгожданным документом, который определит стратегический вектор развития российской науки в сфере изучения живых систем, координируя это развитие с реальными экономическими и, что не менее важно, экологическими потребностями нашей страны. По существу, Председателем Правительства дан старт развитию биоэкономики в стране».

Через полтора года (18 июля 2013 г. № 1247-р) Председателем Правительства Д.А. Медведевым в унисон с Программой БИО-2020 был утвержден план мероприятий или т.н. "дорожная карта" под названием "Развитие биотехнологий и генной инженерии". Планом предусматривалось ежеквартально, до 5-го числа первого квартального месяца представлять в Минэкономразвития России информацию о ходе реализации плана, а Министерству, в свою очередь, ежегодно в 1-м квартале представлять в Правительство Российской Федерации доклад о ходе его реализации.

Террор оппонентов

К сожалению, найти информацию о выполнении поручений Правительства не удается. Зато по-прежнему в различных СМИ встречаются высказывания оппонентов касательно не столько самой программы (ее как бы не существует), сколько генной инженерии, ГМО и биотехнологии. Так, газета «Известия» 15 мая 2014 г. опубликовала статью: «Депутаты приравнивают производителей ГМО к террористам», в которой сообщила, что первый зампред аграрного комитета Госдумы Кирилл Черкасов (строитель, ранее - бизнесмен) и группа депутатов ЛДПР внесли на рассмотрение парламента пакет поправок: предлагается ввести уголовную ответственность за распространение ГМО и приравнять деятельность, связанную с ГМО, «создающую опасность гибели человека»(!!), к теракту. Депутаты считают законопроект правительства, подготовленный в марте, чересчур мягким» (в марте Роспотребнадзор предложил усилить контроль за ГМО и внес на рассмотрение законопроект, предусматривающий ужесточение наказания за нарушение требований к маркировке ГМ-продукции в форме штрафа: до 50 тыс. руб. для индивидуальных лиц и до 150 тыс. руб.- для юридических). Подумать только: степень уголовного наказания за деятельность, связанную с «нанесением вреда от ГМО» депутаты от ЛДПР предлагают определять с помощью ст. 205 УК РФ – «Террористический акт», соответствующим образом дополнив третью часть этой статьи. Депутат Кирилл Черкасов рассказал «Известиям», что «жесткое регулирование в генно-инженерной области просто необходимо», так как с вступлением России в ВТО увеличился ввоз такой продукции из-за рубежа.

Дискуссия об ужесточении оборота ГМО ведется постоянно. Если ранее в Госдуму вносились законопроекты, запрещающие использовать и производить генно-инженерно-модифицированные и трансгенные организмы растительного происхождения, то, после продолжительных переговоров, Министерство образования и науки в конце марта подготовило к внесению к Госдуму законопроект, смысл которого сводился к тому, что надо не запрещать ввоз, выращивание и продажу ГМО, а усилить трансграничный контроль, обязать маркировать продукцию и ввести миллионные штрафы для ГМО-производителей, нарушающих действующее законодательство.

А вот высказывание Геннадия Горбунова, председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике (инженер-механик рыбной промышленности, штурман дальнего плавания): «Внедрение ГМО в мире носит характер экспансии. Так, один только годовой оборот семян ГМ-культур, по имеющимся экспертным оценкам, составляет порядка 50 миллиардов евро»... (это скорее хорошо, чем плохо: люди понимают что им требуется для развития отрасли. – Прим. авторов) И далее: «Полученный урожай невозможно использовать как семенной материал, поскольку он не дает всходов (к сведению сенатора: корнеплоды, например, сахарной свеклы, используются не на посев, а на сахар – Прим. авторов). ...При этом трансгенные растения активно переопыляются с нормальными, что вызывает необратимые изменения их генома (какого генома? Вида или особи? – Комм. авторов). Полученный урожай также зачастую стерилен. Тем самым наносится необратимый вред биологическому и сортовому разнообразию страны, в которой начинается возделывание ГМ-культур»

 Г. Горбунов утверждает, что «Все крупные аграрные регионы обратились в Совет Федерации по поводу приостановки действия постановления Правительства Российской Федерации по обороту семян и продукции с ГМО. На Совете безопасности было поддержано это предложение. Наш Комитет разделяет эту позицию и считает, что нашим национальным брендом должно быть «Россия без ГМО!».

Очевидно, с учетом подобного настроя депутатов («Россия без ГМО!»), периодически выступает и вице-премьер Правительства Аркадий Дворкович. Между прочим, судя по образованию – хороший экономист (учился в США). Он так изложил свое кредо о ГМО (см. газету «Защита растений» №5 2014 г.): «В Госдуму внесен законопроект о запрете выращивания пищевых товаров из ГМО. Думаю, что после проработки и, возможно, каких-то редакционных изменений этот законопроект может быть принят. Также будет скорректировано Постановление Правительства, легализующее посев ГМ-культур, для усиления контроля за этими процессами. ...Правительство, прежде всего, против выращивания сельхозпродукции на основе ГМО для продовольственных целей. Это безусловное табу на данный момент... Мы не располагаем точными данными о том, как влияют эти организмы на здоровье людей, причем в долгосрочной перспективе. Пока ученые не докажут безопасность применения ГМО, никаких шагов делать не будем».

Что тут можно сказать? Депутатов и отдельных членов правительства волнует не отставание страны по развитию критических технологий в биологии, а «легализация» посева еще несуществующих биотехнологических российских сортов и гибридов. Они, вероятно, не знают, что в свое время, из-за гонений на генетику, сельское хозяйство России сдало свои позиции по многим направлениям, в том числе по селекции, семеноводству и технологии возделывания. Отсюда и наплыв зарубежных сортов и гибридов.

Запретить невозможно

Очевидно, понимая, к чему приведут высказывания некоторых депутатов и чиновников, президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский выразился по-другому: «Запретить ГМО в России в принципе невозможно... Сегодня свыше 80% производимой в мире сои и более 60–70% кукурузы выращено из ГМ-семян. Допущение ГМ-продукции на рынок уже является доказательством отсутствия вреда, так как, прежде чем ее зарегистрировать, необходимо оформить множество документов и пройти необходимые процедуры». К сказанному добавим, что годы бегут и можно лишь в процессе организации малополезного контроля за ГМО потерять время на развитие биотехнологической науки, на выполнение пункта 5 (Биотехнология) задания Комплексной Программы, в котором отмечается необходимость создания новых сортов и гибридов сельскохозяйственных растений с использованием современных биотехнологических методов.

Нередко возникает вопрос: а способны ли отечественные генетики и селекционеры обеспечить страну ГМ-сортами (для самоопыляющихся культур) и ГМ-гибридами (для перекрестников:- сахарная свекла, кукуруза и другие культуры). Если коротко, то да, возможно. Но для этого нужны финансы (программой «БИО-2020» они предусмотрены), материально-техническая база (были бы средства на приобретение, оборудование найдется) и соответствующие кадры, владеющие генетическими и селекционными методами работы. И получающие, хотя бы как помощники депутатов, нормальную зарплату.

На создание ГМ-гибридов потребуется столько же времени, сколько и для создания обычных гибридов, плюс время на получение исходных гетерозиготных форм методом генной инженерии или другим способом. В любом случае приступать надо незамедлительно, что и делается, например, на Кубанской селекционно-семеноводческой станции РАН по отношению к сахарной свекле – идеальному объекту для генной модификации: очень трудоемкая культура, нуждающаяся в снижении затрат, в повышении продуктивности и рентабельности. И к сахару невозможно «придраться», поскольку он не содержит белки и ДНК – потенциальные носители ГМО – необоснованный, но постоянный объект для «страшилок».

Очередь на модификацию

«Очередь» на модификацию культур, например, свекла, подсолнечник, кукуруза и др., для создания отечественных ГМ-гибридов надо выстраивать с учетом их трудоемкости возделывания, биологических особенностей, оборудования, бюджетных возможностей и наличия кадров. В нашей стране исследования в области биотехнологии ведутся во многих учреждениях, в разных направлениях. Функционирует даже специальный Институт биотехнологии - ГНУ ВНИИСБ, с обширной научной тематикой, имеющей отношение к биотехнологии вообще, но не к селекции. Когда-то велись исследования в ИБР им. Н.К.Кольцова РАН и в Центре «Биоинженерия» РАН. Но до сих пор в стране нет ни одного отечественного сорта, не говоря о гибридах, выращиваемых в производстве как биотехкультуры. Изучаются теоретические подходы, возможность применения маркерной селекции, культура тканей и клеток для размножения, в некоторых учреждениях предприняты попытки разработать методику и получить исходные генетически модифицированные биотехнологические формы растений для последующей селекции. Но главная «задача» некоторых чиновников – не допустить регистрации ГМО, а значит и рентабельных гибридов – остается в силе...

А, между тем, как отмечалось в Комплексной программе, одной из ее целей был выход России на лидирующие позиции в области биотехнологий, и создание конкурентно способного сектора биоэкономики, который наряду с другими технологиями должен был стать основой модернизации экономики РФ. Ожидаемыми результатами ее выполнения должно было стать увеличение производства биотехнологической продукции в РФ в 33 раза, сокращение доли импорта этой продукции и увеличение доли экспорта в 25 раз.

Планировалось, что уровень производства биотехнологической продукции к 2020 году составит около 1% ВВП, а затем возрастет еще более. Основными инструментами поддержки развития биотехнологий в России были названы стимулирование спроса на биотехнологическую продукцию, содействие повышению конкурентоспособности биотехнологических предприятий, развитие образования и науки в сфере биотехнологий, развитие экспериментальной производственной базы. В качестве инструментов также указаны поддержка и развитие биоколлекций, улучшение взаимодействия бизнеса, науки и образования, поддержка биотехнологий в регионах, развитие международного сотрудничества, создание информационно-аналитической инфраструктуры биотехнологий.

И.Я. Балков, доктор биологических наук, профессор, научный консультант по селекции и генетике,

В.И. Суслов, кандидат химических наук, директор,

А.В. Логвинов, кандидат сельскохозяйственных наук, замдиректора

В.А. Логвинов, кандидат биологических наук, зав. лабораторией селекции сахарной свеклы,

В.Н. Мищенко, кандидат сельскохозяйственных наук, ведущий научный сотрудник,

Кубанская селекционно-семеноводческая станция сахарной свеклы РАН, Гулькевичи, Краснодарский край

Новое место статьи