ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Фунгициды показали максимальную динамику роста

Интервью руководителя отдела семян полевых культур Байер КропСайенс Павла Тюльдюкова

— Павел Владимирович, расскажите, каким был 2014 г. для компании Байер в целом и для отдела семян полевых культур в частности? Какой доли рынка и динамики продаж удалось добиться по этим направлениям?

— Год был в хорошем смысле фантастическим. Причем это можно сказать и о российском подразделении Байер, и о компании Байер глобально. Финансовые показатели у концерна релевантные во всех направлениях, оборот продаж семян Байер в мире в этом году превысил 1 млрд евро. В целом результаты по семенам в мире оказались гораздо лучше ожидаемых в начале года. Но, к сожалению, семенной бизнес Байер в России отстает от глобальной организации, продажи семян рапса прогнозных показателей не достигли. Какую-то долю рынка семян нам удалось отвоевать, но сейчас мы скорее находимся на этапе подготовки, создаем базу, а в будущем, конечно, планируем догнать и обогнать по темпам роста другие подразделения Байер КропСайенс. Кроме того, мы планируем начать проект по семеноводству в России. Сегодня о конкретных инвестициях и площадках говорить рано, но планы очень амбициозные.

— Какие продукты вашей компании были наиболее успешны в этом году?

— Среди CЗР максимальную динамику роста показали фунгициды. Мы прикладываем усилия, чтобы быть экспертами на рынке фунгицидов, делаем дополнительные инвестиции в продвижение и развитие этого сегмента. И рынок отлично отзывается на наши усилия ростом продаж. Что касается семян, то мы большое внимание уделяем технологии устойчивости к гербицидам. Она пользуется спросом у сельхозтоваропроизводителей, поэтому мы наращиваем объем гибридов, обладающих генами устойчивости к гербицидам, подаем новые гибриды в регистрацию. Традиционно эта технология актуальна для подсолнечника и рапса. В будущем это может быть востребовано и для группы зерновых. Конечно, пока мы не забываем и о традиционном направлении, о сортах. Так, очень хорошие результаты в этом году продемонстрировал линейный сорт ярового рапса Герос в нестабильных климатических условиях Сибири.

— Почему фунгициды так важны?

— Сегодня объем применения гербицидов в России превышает 50%. Для фунгицидов эта цифра гораздо скромнее: по разным оценкам, она составляет от 15 до 20%. Рынок фунгицидов еще не насыщенный. Это связано прежде всего с тем, что фунгициды — самый дорогостоящий элемент защиты, в особенности на зерновых, где самые большие посевные площади. Но с другой стороны, вложения в фунгициды окупаются всегда. Хорошо, когда сельхозтоваропроизводитель готов заплатить немного больше, чтобы получить существенно больше. И это время настало сегодня. Рынок фунгицидов начал развиваться и имеет наибольший потенциал к росту.

— Во втором квартале 2014 г. подразделения Байер продемонстрировали положительный рост продаж во всех регионах, кроме Европы, где объем продаж остался на прежнем уровне. С чем это связано?

— Европа — это ведущий локомотив компании. Бизнес там мощный и существенный, почти все посевные площади разработаны, интенсификация сельского хозяйства находится на очень серьезном уровне. Но именно когда ты находишься очень близко к максимуму, делать следующий шаг вверх сложнее всего. Сегодня динамика бизнеса в Европе, и это характерно не только для Байер, связана прежде всего с изменением цен, с инфляцией, которая в европейских странах довольно небольшая. Однако скачкообразной динамики ожидать уже не приходится. Особенно это характерно для рынка средств защиты растений: он устоявшийся, интегрированный и поэтому поступательный и спокойный. Семенной рынок в этом смысле динамичнее. А в целом бизнес любой компании сегодня прирастает в основном за счет развивающихся рынков: Бразилии, Индии, Китая и России.

— Средства защиты каких видов культур формируют ваш основной объем продаж? Как изменялась данная тенденция в динамике? Что планируется на перспективу?

— Байер долгое время был и остается признанным лидером в сегментах сахарной свеклы и картофеля. Эти культуры и формируют основной объем продаж. Однако сегодня для нас все большее значение приобретают зерновые. Мы уже можем гордиться своей линейкой препаратов СЗР для зерновых — как фунгицидами, так гербицидами и инсектицидами. Байеру интересно быть экспертом не только в сегментах сахарной свеклы и картофеля, но и в сегменте зерновых культур.

— Ранее компанией практиковалась послепродажная поддержка ее продуктов в Черноземье. В чем она заключалась? Как она сказывалась на стоимости конечного продукта? Планируете ли вы внедрять данную практику в других регионах России?

— Послепродажную поддержку нашей продукции мы проводили всегда, такая практика есть и сегодня. В широком смысле, когда мы выпускаем на рынок новый продукт, мы обязательно проводим дополнительные консультации по его применению в регионах. В более узком смысле у компании Байер есть устоявшаяся практика, когда наши эксперты сопровождают конкретное хозяйство, к примеру, в больших свекловодческих холдингах. Часто эксперты фактически живут на территории хозяйства. Такая практика, как вы понимаете, требует огромных человеческих и временных затрат. Но в случае сегмента сахарной свеклы, где требуется высокий уровень вложений и существует высокий уровень отдачи, это не блажь, а необходимость. Экспертное сопровождение практикуется и в других регионах, но всегда с привязкой к финансово емким хозяйствам. Например, экспертное сопровождение ученых-фитопатологов будет обязательно в направлении зерновых фунгицидов, в том числе на юге России. При работе с гербицидами такая работа окупается гораздо реже.

— На сегодняшний день функционирует новый инструмент — БайТраст, который является своего рода страховым механизмом для фермеров в случае получения низкого урожая. Расскажите о нем подробнее? Может ли им воспользоваться обычный фермер мелкого хозяйства?

— Байер предоставляет своим партнерам скидку в случае падения средней урожайности зерновых в области из-за плохих погодных условий. Если урожайность падает от 30 до 50%, скидка составит 50 %, а если урожайность упадет больше, чем на 50 %, скидка будет уже 95 %. В программе участвуют популярные СЗР Байер: фунгициды, гербициды, инсектициды и стимулятор роста Стабилан. Воспользоваться услугой может любой сельхозтоваропроизводитель, но минимальный объем закупки должен составить 5 млн рублей. Суммарный объем продаж ограничен, поэтому участвовать в ней можно по принципу «кто первый подал заявку». Кроме того, услуга предоставляется не во всех областях. Для озимой  пшеницы и ярового ячменя это Орловская, Тамбовская, Воронежская, Липецкая и некоторые другие области. Для яровой пшеницы — Саратовская, Пензенская и Оренбургская области.

— Байер вкладывает огромные средства в инновации для повышения урожайности сельхозкультур и снижения влияния пестицидов на окружающую среду. Какие культуры выбраны приоритетными для этих целей?

— Для концерна глобально в приоритете рис, соя, хлопок и пшеница, отчасти — рапс и кукуруза. То есть культуры, характерные для наиболее быстро развивающихся рынков — Китая, Индии, Южной Америки.

— Компания Байер КропСайенс начинала работу на российском семенном рынке с овощей. Что изменилось с приобретением прав на сорта озимого и ярового рапса у немецкой семеноводческой компании «Рапс ГБР» в 2011 г.? Насколько динамично развивается сегмент рапсовых семян в России и мире? Каковы доли семян овощей и рапса в семенном бизнесе Байер сегодня?

— Байер уже давно занимается семенами рапса. Рынки Северной Америки и Австралии, например, находятся абсолютно под контролем Байер. Но, в основном, это рынки ГМ-семян, что для России и Европы пока не актуально. Поэтому хороший генотип австралийских и канадских семян у Байер уже есть, а «Рапс ГБР» было приобретением, которое можно использовать как европейскую платформу, чтобы мы могли брать лучшее из разных селекций и разрабатывать дальше, в том числе и в России. Амбиции у нас огромные, работа предстоит тяжелая и интересная. На сегодня прошел только второй сезон продаж, это еще очень немного, на следующий год мы только планируем регистрацию первого нового гибрида рапса Байер в России.

— В конце сентября российское подразделение Байер заключило соглашение с французской семеноводческой компанией «Евралис Семанс» и пополнило свой портфель семенами подсолнечника, кукурузы и сорго. Какие преимущества это дает вам по сравнению с другими компаниями? Планируете ли вы вывести эти семена на российский рынок?

— Семена уже на рынке. Период контрактации начался, хотя огорчает, что он затруднен финансовыми скачками валют. Мы приняли к себе весь штат менеджеров отделов продаж и маркетинга компании «Евралис», чтобы совместными усилиями интегрировать новые продукты в портфель Байер и на российский рынок. Что касается преимуществ, безусловно, мы становимся более конкурентоспособными, быстро развиваемся сразу в двух направлениях: и СЗР, и семена. Как говорит Ив Пике, руководитель Байер КропСайенс в Северном СНГ, скоро специалистов, которые разбираются только в чем-то одном, в мире не останется. Выигрывают те, кто работает одновременно в разных сферах.

— В России принято постановление о регистрации ГМО, которое фактически разрешает выращивание ГМ-растений. И хотя его реализация отложена на три года, шаг в развитии этого направления в РФ уже сделан. Какое влияние это окажет на рынок семян, на ваш взгляд? Планирует ли Байер предлагать на российском рынке семена ГМ-культур?

— Мне нравится фраза, высказанная одним моим коллегой: вопрос ГМО в России на сегодня выглядит так, как будто водитель машины жмет одновременно и на газ, и на тормоз. В целом значение ГМО для семенного бизнеса — огромное. Это четко понятно уже потому, что там, где ГМО разрешен, посевные площади под ГМ-культурами преобладают. В первую очередь это характерно для таких культур, как соя, кукуруза и рапс. В России в ближайшие годы ГМ-культур на рынке мы не увидим. Ведь даже если постановление выйдет через 3 года, сам регистрационный процесс ориентировочно может занять от 7 до 10 лет.

— К 2016 г. Байер планирует запуск на рынок новых разновидностей семян с улучшенными характеристиками. Скажите, улучшение каких именно характеристик сейчас самая приоритетная задача? Есть ли какие-то особенные потребности в этом плане у российских аграриев по сравнению с Европой и Америкой?

— Ни для кого ни секрет, что почти вся Россия и страны СНГ — зона рискованного земледелия. Поэтому мы фокусируемся на гибридах, обладающих большой устойчивостью к стрессам. В каком-то регионе это избыточное увлажнение, где-то недостаточное, а где-то вообще засуха. Этим Россия и СНГ как раз и отличаются от Европы, где условия не идеальны, но все же более стабильны. Грубо говоря, если сентябрь в Европе дождливый, он дождливый всегда. А в Казахстане, например, в этом году сентябрь был дождливый, а три предыдущих года стояла жуткая засуха.

Относительно отличия России и СНГ и Америки, расскажу про интересный случай, с которым мы столкнулись в этом году в Казахстане. Мы полагали, что условия Казахстана и юго-западной Канады идеально совпадают — они находятся в одной природной зоне лесостепей и степей. Количество влаги там выпадает одинаковое, но, как мы выяснили позже, в Канаде большая часть осадков выпадает в мае-июне, а в Казахстане — во второй половине июля — в августе. Поэтому выбор культур для селекции будет разный.

— Как движется ваша работа по селекции пшеницы в мире, а точнее — по созданию гибридов озимой пшеницы?

— Работа идет хорошо, ближайший селекционный центр пшеницы находится в Украине, в Европе есть еще три центра — во Франции, в Польше и в Германии. Действительно, основная задача всех селекционных центров — разрабатывать платформу для выпуска гибридов. Сегодня мы работаем с линейными сортами, но в перспективе после 2023—2025 гг. планируем запуск на рынок гибридов зерновых. Конечно, такая работа ведется не только Байером, селекцией зерновых занимаются и другие компании. Поэтому мы стараемся где-то не отставать, где-то обгонять наших конкурентов.

— Фермер особое внимание уделяет стоимости СЗР и семян. Отражается ли снижение стоимости российского рубля по отношению к мировым валютам на цене реализации ваших продуктов?

— Отражается, и очень заметно: чем ниже курс рубля, тем больше стоят наши продукты. Семенной рынок в целом почти всегда привязан к условным единицам. Мы планируем ориентироваться на тот курс, который будет ближе к сезону отгрузок. Не исключается и фиксация определенной цены исходя из конъюнктуры рынка. Самое главное — сохранить баланс: сделать так, чтобы обычный человек мог покупать нашу продукцию, но и чтобы семенная компания не разорилась.

— Реализует ли Байер зарегистрированные биологические средства защиты растений российским потребителям?

— В России пока что это направление не развивается. В основном бизнес биологических СЗР Байер развит в Южной Америке  и США и связан с культивированием сои.

— Какие изменения вы лично привнесли в компанию? И есть ли у российского подразделения Байер КропСайенс интересные задачи, которые пока не удалось решить?

— Главное изменение, которого удалось достичь: сотрудники Байер, работающие в полях, теперь работают одновременно в двух направлениях: и по семенам, и по СЗР. Я считаю, что работать с фермером в этих сегментах должен один человек. Глобальные задачи для компании: хочется продолжать расширять портфель семян, было бы интересно продавать семена сахарной свеклы. А самая главная задача — развивать семеноводство и семенной бизнес на территории России.

Беседу вела Анастасия Мазнева

Новое место статьи