ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

О перспективах ГМО в Украине

На протяжении долгого времени в Украине идут дебаты на тему, насколько ГМО опасно для человека, нужно ли нам выращивать ГМО-культуры и что нам это даст?

Существует большая разница между выражениями «работать много» и «работать эффективно». Об этом еще в 1911 году в своей книге «12 принципов производительности труда» писал инженер Гаррингтон Эмерсон. По его определению, «работать напряженно значит прилагать к делу максимальные усилия; работать производительно значит прилагать к делу усилия минимальные». Именно поэтому даже шимпанзе или орангутан для повышения КПД своих усилий используют подручные средства: камень, палку и т. д. Экономия затрат энергии жизненно необходима для любого живого существа, и человек не является исключением из этого правила. Ступени развития человечества отчетливо определяются прогрессом в изготовлении инструментов и механизмов. В итоге использование достижений науки позволяет работать меньше, работать легче, а производить — больше. А вдохновляет прогресс, конечно же, разум. А если быть честным и откровенным, то две его важнейшие составляющие — жадность и лень. Хочется получить побольше (жадность!), а потратить времени и сил поменьше (лень!). По определению Шварца, лень — это качество, заставляющее прилагать огромные усилия к тому, чтобы снизить общие затраты энергии. Лень подстегивает разум, стимулируя его искать любую возможность избежать лишнего напряжения. А возможности возникают и возникают, благодаря развитию науки и технологий. Поэтому эпичные фигуры сеятелей и жнецов давно уже не украшают сельские пейзажи Европы и Северной Америки. А борьба с сорняками на посевах подсолнечника и сахарной свеклы в Украине, например, не требует привлечения усилий всех жителей села для ручной прополки. Если опираться на заслуживающие доверия (и уважения) данные немецкой сельскохозяйственной статистики, то производительность сельского хозяйства в этой стране увеличилась в два раза за последние двадцать лет. В 1900 году один немецкий фермер кормил четырех человек, в 1950 — 10 человек, в 2010 году −131 человек. При этом в Германии в 1900 году на питание уходило половина доходов, а в 2010 14,7 % (без учета деликатесов 11,5 %). Достижение таких результатов основано не только на применении впечатляющих объемов минеральных удобрений, не только на использовании современной сельхозтехники, но и на селекции новых высокопродуктивных сортов, усовершенствованной химзащиты. О химзащите, точнее о защите от сорняков, и пойдет речь в этой статье. В ветхом советском справочнике по защите растений, изданном в 1969 году, приводились очень интересные данные. В обычном колхозе затраты на ручную прополку 1 га посевов пшеницы составили 7,9 трудодня, или в денежном выражении 8,11 руб. Трудозатраты на ручную прополку 1 га посевов пшеницы в 20 раз оказались выше затрат при тракторном опрыскивании гербицидами и в 65 раз выше, чем при использовании самолета. Стоимость ручной прополки посевов была в 1,72,0 раза выше расходов на химическую прополку. Понятно, что если даже в условиях не очень щедрого к работникам советского сельского хозяйства конца 1960-х годов использование гербицидов было выгоднее ручных и механических способов борьбы с сорняками, то в США и странах Западной Европы экономический эффект применения гербицидов был намного выше альтернативных способов контроля сорняков. С конца 1950-х годов проявилась тенденция повсеместного перехода на химические меры борьбы с сорняками. В итоге, в 21 веке аграрий имеет впечатляющий набор препаратов для защиты основных сельхозкультур, как почвенного, так и страхового действия. Изобилие рождает проблему, которую возвышенно именуют «муками выбора». Возьмем, например, гербицидную защиту кукурузы в Канаде. Почему в Канаде? Опыт выращивания этой культуры — весьма успешен, ассортимент гербицидов изобилие, руководства по их применению детализированы, торговые марки — малоизвестны в Украине (не будем делать рекламу!). Канадское руководство по использовании гербицидов, которое попалось мне под руку, содержит более 400 страниц текста. В нем упоминаются 227 наименований гербицидов с технологиями их применения. У каждого из упомянутых в справочнике гербицидов есть свои особенности — время внесения, стадия развития культуры, спектр действия (сорняки чувствительные и стойкие к препарату), чувствительная стадия сорняков, требования к погодным условиям, качеству воды для приготовления рабочего раствора и типу почвы, ограничения по последействию и т. д. В принципе, подобное изложение информации характерно для фармакологических рецептурных справочников, которыми пользуются врачи-терапевты и провизоры в аптеках. Поэтому, в идеале, фермер должен быть очень неплохим ботаником, для того, чтобы по всходам отличить свинорой пальчатый от ежовника, а горчак березковидный от вьюнка полевого. Обладать доскональной информацией по особенностям почвы (рН, содержание гумуса, механический состав и т. д.) на каждом из своих полей. И иметь хорошую память, чтобы запомнить 227 наименований гербицидов, не считая инсектицидов, фунгицидов, регуляторов роста и удобрений. Муки выбора
Итак, гипотетический канадский фермер собрался сеять кукурузу. Достает каталог гербицидов и думает, что выбрать из длинного списка. Для кукурузы на выбор 49 гербицидных препаратов. И начинаются муки выбора… Кукурузу планируется выращивать на силос, на зерно или сладкий початок? Какие из 31 основных видов сорняков необходимо контролировать: тимофеевку, одуванчик или хвощ полевой? Когда обрабатывать: до посева, до всходов, по вегетирующей культуре? Потому что комбинация ACCENT + DISTINCT по всходам хорошо уничтожает все подряд, но плохо переносится кукурузой, а PROWL + ACCENT + BANVEL II отлично берет злаки, но не берет хвощ, к тому же для сахарной кукурузы не подходит. DISTINCT сам по себе отлично контролирует двудольные сорняки, а вот тимофеевку не берет и лучше его вносить на стадии 3 листьев кукурузы, а вот двумя днями позже можно промахнуться. Смесь DUAL II MAGNUM + BROADSTRIKE RC обладает широким спектром действия, но надо смотреть, чтобы рН почвы была не выше 7.8 и органики не больше 2 %, а проросшие сорняки имели не более двух листков. Так что, как писал Экклезиаст, «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь». Гипотетический канадский фермер может открыть этот каталог на разделе о гербицидной защите трансгенной кукурузы. А там выбор намного проще, как по количеству, так и по учитываемым при принятии решения факторам. Расписаны 5 вариантов: 1) двукратная обработка глифосатом на стадии 3-4 листов и на стадии 7-8 листов кукурузы. Этот вариант уничтожает всю флору на поле, кроме кукурузы, но содержит примечание (создает сильный селекционный прессинг, дорого). 2) двукратная обработка до посева и в фазе 7-8 листов культуры. Риск возникновения резистентности ниже, чем в первом варианте, но дорого. 3) однократная обработка в комбинации с другим гербицидом с учетом спектра сорняков и фазы культуры. 4) однократная обработка на стадии 3-4 листков кукурузы, но кое-какие сорняки выживают, что сказывается на урожае. 5) однократная обработка на стадии 7-8 листов. Низкая эффективность (упущен гербакритический период), поэтому не рекомендуется. Из чего выбор сделать проще: из 49 гербицидов с разным спектром действия и различными требованиями к условиям применения, или из универсального, как палочка-выручалочка, глифосата? Мозг работает по принципу минимальной затраты энергии тратит ее ровно столько, сколько требуется. Причем при интенсивной работе он потребляет около 20 % от общих затрат энергии организма. Две трети потребляемой мозгом энергии расходуется на распространение импульсов, а оставшаяся часть идёт на поддержание жизнедеятельности клеток самого мозга. И высказанные выше тезисы о лени как неотъемлемом качестве любого разумного существа, справедливы и для мозга. Лифт предпочтительнее лестницы, а простое готовое решение намного привлекательнее для агрария, чем сложное многофакторное вычисление. А ведь фермеру, кроме кукурузы, необходимо защитить от сорняков еще и рапс и сою… Для каждой культуры подбор препаратов превращается в складывание паззлов, причем нередко препарат с оптимальным спектром действия не «втискивается» в предполагаемые сроки обработки, а длительное почвенное действие другого препарата исключает ряд последующих культур из-за последействия. Причем, что немаловажно, не во всех странах фермер имеет возможность сделать адекватный выбор на основе объективной информации, как, в Канаде или США, например. В так называемых «странах третьего мира» выбор часто делают по информации из рекламных буклетов производителей химии. Которые, естественно, положительные характеристики своих препаратов выделяют крупным шрифтом и громкими фразами, а о возможных проблемах пишут (если пишут) таким образом, что это не только трудно понять, но даже прочитать непросто. С вполне предсказуемыми последствиями: «не сработало», «придавило культуры», «проявило последействие» и т. д. Подобные примеры можно найти и в нашей стране. Применение глифосатов на ГМО культурах имеет свои минусы, но эти минусы общеизвестны и вполне предсказуемы. Таким образом, переход на выращивание ГМО культур — вполне логичное развитие ситуации, как, например, рост популярности автомобилей с автоматической коробкой передач. Выбирают то, что проще в использовании, комфортнее и удобнее. Логика сторонников ГМО ясна и проста. А что имеют сказать их идейные противники? Противники ГМО Противники ГМО делятся на несколько категорий. Первая, наиболее адекватная, делает акцент на некоторых биологических, технологических и экономических проблемах, связанных с использованием глифосата и ГМО сельхозкультур. Некоторые ботаники озабочены возникновением резистентных к глифосату сорняков в результате систематического применения гербицидов этой группы, а также вероятностью переноса генов от культурных ГМО растений к близкородственным сорнякам в результате переопыления (например, горчицы дикой и канолы, то есть ярового рапса). Некоторые токсикологи озабочены вредным действием глифосата на человеческий организм, накоплением препарата в почве и готовой продукции. А экономисты-антиглобалисты подсчитывают прибыли «Монсанто» и клеймят монополистов ГМО научными и не очень научными словами. Все факты, которые приводит в качестве аргументов эта категория противников ГМО, реально существуют. И сорняки с устойчивостью к глифосату, и немалые прибыли «Монсанто». Экономику и различные «теории мирового заговора» трогать не буду. Во-первых, я не являюсь специалистом-экономистом, знатоком теории круговорота денег в природе. Доходы корпораций и олигархов не возбуждают моего любопытства и не портят аппетит. Во-вторых, на уровне обычного хозяйства использование ГМО культур — весьма прибыльное дело. Что касается резистентных к глифосату сорняков, то это не проблема ГМО как научной разработки, а проблема недостаточной квалификации пользователей. «Если единственный инструмент, который у вас есть — молоток, то вы склонны рассматривать любую проблему как гвоздь», писал Абрахам Маслоу. Это тот психолог, чья «пирамида ценностей» упоминается сейчас не реже пирамиды Хеопса. Беда в том, что даже при наличии других инструментов тянет пользоваться самым привычным. Известна старая байка о том, что финские педагоги на уроках труда отбирали у учеников их ножики: пусть приучаются работать различным инструментом. То есть строгать рубанком, сверлить дрелью и пилить пилой, а не делать все это привычным «пуукко», т.е «финкой». Взять и запретить? Но решить проблему по принципу «взять и запретить» — не лучший вариант. Возможность применять глифосат на посевах ГМО культур не исключает использования других гербицидов. Более того, позволяет расширить спектр действия препаратов, улучшить проникновение пестицидов в растение и гарантированно избежать резистентности к используемым действующим веществам. Если вспомнить исторические фильмы из жизни Древней Греции и Древнего Рима, можно заметить, что пехота во всех армиях того периода вооружалась копьями. Оружием, которым можно было только колоть. А средневековая Европа расширила функциональные возможности этого оружия, создав поллэкс и алебарду. Эти гибриды копья, топора, крюка и молота позволяли, и бить, и колоть, и рубить, и цеплять. И соответственно, рубить то, что нельзя проколоть, и ломать то, что нельзя прорубить. Баковые смеси глифосата с другими действующими веществами могут обеспечить комбинацию различных механизмов действия на сорняки при однократной гербицидной обработке, подобно упомянутой алебарде. Поэтому лучшее решение проблемы резистентных сорняков исключить условия их появления за счет комбинирования и/или чередования глифосатов с другими гербицидами. Проблемы токсичности глифосата и переопыления вполне решаемы за счет применения организационных мер в виде правильной настройки опрыскивателя, выбора времени и условий обработки, пространственной изоляции посевов и уничтожения сорняков на обочинах дорог, севооборота и чередования гербицидов. Тем более что жителям Европы не стоит волноваться о переопылении кукурузы с дикими видами, потому что их там просто нет. Пшеница, например, самоопылитель, и риск переопыления с другим сортом всего 1 % и то, при соблюдении целого ряда факторов. Для самоопыляющихся сои и гороха вероятность опыления пыльцой ГМО растений соседних полей вообще не рассматривается. Таким образом, с противниками ГМО можно вести аргументированную дискуссию. Более того, они необходимы для улучшения качества продукции и совершенствования технологий применения гербицидов. Во время торжественного въезда победившего полководца в Рим (триумфа), сзади него стоял человек, который говорил на ухо триумфатору «Оглянись назад, ты только человек». Такое напоминание весьма уместно, так как заставляет подумать о несовершенстве, и о возможных ошибках. Триумф глифосата и ГМО культур, как и триумф древнеримского полководца, не может быть полным без критики и напоминаний о несовершенстве. Поэтому те, кто указывает на объективные недостатки ГМО культур, делают важное и нужное дело. Но противники бывают разные. Существует немало людей, убежденных во вреде ГМО для человеческого организма. Снижение уровня образования и вытеснение логического мышления «клиповым» не остались без последствий. Как писал в 19 веке своим соотечественникам-французам Анри де Тулуз-Лотрек «Вы ничего не знаете и никогда не узнаете; вы знаете и узнаете только то, что вам захотят показать». Яркой современной иллюстрацией к словам Тулуз-Лотрека могут быть результаты специфического «образования и просвещения» восточного соседа Украины. По результатам опроса ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения) выяснилось, что лучший писатель России — это Дарья Донцова, лучший актер Дмитрий Нагиев, лучший музыкант — Филипп Киркоров и Игорь Крутой, а лучший политик — Владимир Путин… Не удивительно, что люди, имеющие такой «утонченный вкус» в искусстве и политике, воспринимают ГМО как «злые происки врагов». Опрос, сделанный ВЦИОМ среди россиян в мае 2014 года т, выяснил массу интересных фактов. Большинство россиян (82 %) считают, что продукты с ГМО в той или иной степени вредят нашему здоровью. С этим в равной мере согласны как 18-24-летние (81 %), так и респонденты старше 60 лет (77 %), москвичи и петербуржцы (75 %) и жители малых городов (79 %).Две трети участников опроса (67 %) полагают, что подобная еда способна вызвать рак. Бесплодия и даже мутаций, как следствий употребления генетически модифицированных продуктов, опасаются более половины опрошенных (60 % и 59 %, соответственно). Ну да ладно, если В. В.П. — это добро, то ГМО — явное зло.
Несоответствие между реальными фактами и официальным толкованием реальности этих граждан не беспокоит. Вспоминается цитата из «Поколения П» Пелевина: « Дамы и господа! За этими стенами вас никогда не коснётся когнитивный диссонанс. Поэтому вам совершенно незачем знать, что это такое».
И ладно бы ряды идейных борцов с ГМО ограничивалось гражданами, не имеющими никакого отношения к науке. Так нет же, без «остепененных» не обошлось. И не только в Восточной Европе. На Западе бюрократическая система заставляет доказывать очевидные факты, причем иногда грубо осязаемое очевидное воспринимается разрешительными органами Евросоюза как нечто невероятное. В качестве примера стоит привести короткую историю о воде и двух ученых с чувством юмора (тонкого немецкого!). Два немецких ученых, один из них профессор-юрист Moritz Hagenmeyer, а другой заведующий отделом физиологии питания Andreas Hahn в институте питания в Ганновере подали запрос в Брюссель на тему, можно ли продавать воду с рекламной информацией «Регулярное употребление достаточных количеств воды может уменьшать риск обезвоживания и снижать связанное с ним ухудшение жизнедеятельности». Бюрократы обсуждали эту тему в Брюсселе три года. 21 научных сотрудника при EFSA проверяли это утверждение и пришли к выводу, что нет достаточных научных исследований, которые связывают риск обезвоживания и неупотребление воды. А раз так, то это формально противоречит принятому регуляторному акту Health Claims. Поэтому утверждать в рекламе, что употребление воды снижает обезвоживание, запрещено и преследуется законом. Становится ясно, что если ответ на такой простой вопрос решался титаническими усилиями в стиле анекдотов о «британских ученых», то о вреде или безопасности более сложных, чем Н2О веществ, научные дебаты и соответствующие исследования могут продолжаться десятилетиями. Безопасная суть ГМО Поэтому стоит рассказать о рисках употребления ГМО продукции просто и наглядно, с минимумом терминов. Прежде всего, о сути ГМО. ГМО — это модифицированный организм, которому, выражаясь языком автолюбителей, сделали тюнинг на уровне генов. То есть добавили в его чертеж небольшую детальку, открывающую новые возможности (как люк, тонированные стекла или противоугонная сигнализация у автомобиля). Для растительных культур варианты «генетического тюнинга» заключаются в добавлении нескольких генов от другого растения или бактерии. Введением всего одного гена Roundap Ready, выделенного из почвенного микроорганизма, в США был создан трансгенный сорт сои, устойчивый к глифосату. Причем в семенах сои содержится всего лишь 0,019-0,04 % белка, обусловливающего эту устойчивость. Также получены гибриды рапса, кукурузы, сорта сои и т. д., стойкие к глифосату, гибриды подсолнечника и рапса к имидозалинононам (евролайтингу), полевых и овощных культур к вредителям. Так как измененная ДНК находится в каждой клетке растения, то у некоторых граждан начинают появляться болезненные фантазии, вдохновленные фильмами «Чужой» и голливудскими страшилками про мутантов, о том, что случится с ними при употреблении в пищу ГМО растений. А также продукции их переработки, и мяса животных, выращенных на ГМО кормах. Итак, один из самых животрепещущих вопросов — мы употребили ГМО продукт, который содержит чужеродную ДНК вставку. Что произойдет дальше? Не изменится ли наш геном и геном наших потомков? В день среднестатистический человек с продуктами съедает 0,1 — 1 г ДНК растительных или животных организмов. При этом растительное масло или рафинированный сахар вообще не содержат ДНК. Продукты, полученные из семян (пшеница), клубней (картофель), луковиц (лук, чеснок) ДНК содержат, но в малом количестве. В большом количестве ДНК содержат мясо животных, дрожжи и бактерии. ДНК — это двойная цепь-полимер, где каждое звено этой цепи — один из каких-либо 4х нуклеотидов. Между растительными нуклеотидами, бактериальными и животными нет принципиальной разницы. ДНК, которую мы проглотили с пищей, отличается также по количеству закодированных там генов, и несет в себе следы контактов с другими живыми организмами. Если пища инфицирована вирусом, то вместе с ней в организм попадает много вирусных последовательностей ДНК. А если продукт проходил процесс бактериальной ферментации (кефир, сметана, сыр), то продукт содержит бактериальную ДНК. В процессе пищеварения 95 % всей ДНК распадается до «запчастей» — отдельных нуклеотидов. Эти нуклеотиды (повторюсь!) одинаковы как для человека, так и для бактерии, то есть «чужеродное» в организме распадается на универсальные составляющие. Оставшиеся 5 % ДНК в виде кусков от 100 до 400 нуклеотидов могут из желудка проникнуть в кишечник.
В середине 1990-х годов Дерфлер из кельнского университета изучал судьбу ДНК гена рубиско (рибулозобисфосфаткарбоксилазы) в организме мышей, скармливая им листья сои. Белок, продукт этого гена, является самым распространенным белком зеленых частей растения. Выяснилось, что в кишечник попадают довольно крупные фрагменты растительной ДНК, а оттуда в кровь, печень и селезенку. Но наблюдать «включения» гена не удалось ни разу, встраивания гена в геном мышей также не происходило. Для получения более точных данных эксперименты продолжили. Причем мышей кормили молекулой ДНК с геном зеленого флюоресцирующего белка. Кормили каждый день на протяжении 8-ми поколений. Чтобы усложнить задачу, кроме скармливания, дополнительно вводили эту ДНК инъекцией внутримышечно. Как и ожидалось, вся чужеродная ДНК разрушилась в организме подопытных мышей, не наблюдалось ни одного случая встраивания этой ДНК в геном мышей. Ни один мышонок не засветился зеленым цветом, несмотря на огромное количество сожранной его предками ДНК. Почему бы не поставить в начале этого отчета в качестве эпиграфа пару строчек Пушкина «Я к Вам пишу чего же боле? Что я могу еще сказать?» и не отправить в соответствующие инстанции как вывод о безопасности ГМО? Но, если вспомнить историю о двух веселых немецких профессорах и «воде от обезвоживания», то на это в Евросоюзе надежды мало. В Украине, к сожалению, тоже. Не зря Ницше писал, что «убеждения — более опасные враги истины, чем ложь»
Америка — «ЗА»
А тем временем в США и странах Латинской Америки технология набирает обороты. В конце января Международная служба по внедрению агробиотехнических разработок (ISAAA) опубликовала доклад за 2014 год о коммерческой реализации сельскохозяйственных культур с биотехническими свойствами, то есть ГМО. Трансгенные культуры выращивались на площади 181 млн га, а в их производстве было занято 18 млн фермеров. В США восемь различных ГМО культур выращивались на площади 73,1 млн га пахотных земель. В докладе ISAAA также упоминаются результаты исследований ученых Геттингенского университета (Германия), согласно которым внедрение в производство генетически модифицированных сельскохозяйственных культур обеспечивает экономию пестицидов на 37 %, а рост урожайности — на 22 %. При этом доходы фермеров увеличились на 68 %. В результате общая экономия пестицидов, которые не попали в окружающую среду, составила 500 млн кг. Есть старая притча про мудреца, который учил, что любая вещь может чему-нибудь научить человека: — хорошо — спросил его ученик, а чему могут научить телеграф или поезд? Мудрец ответил: -телеграф позволяет понять, что каждое слово имеет цену, а поезд — что опоздав всего на минуту, можно опоздать насовсем. Надеюсь, что те, кто говорит «НЕТ» ГМО понимают реальную цену, которую аграриям Украины придется заплатить за это короткое слово, а те, кто тормозят внедрение трансгенных культур в нашей стране, не помешают запрыгнуть хотя бы в последнюю дверь последнего вагона уходящего поезда.

Александр Гончаров для Инфоиндустрии

Новое место статьи