ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Синдром разрушения пчелиных колоний - не то, чем кажется (часть вторая)

Почему бич современного пчеловодства, синдром разрушения колоний,может оказаться благом, а не катастрофой

Первую часть статьи читайте здесь

...Он ответил довольно быстро — «Нет, не они. Основная угроза для пчел это сами пчеловоды.»
Сименс указал на грязную дорогу. Команда местных пчеловодов которые заправляют местными ульями, такими же как и в саду «Большого Дяди», проверяли здоровье рабочих пчел и искали королеву, чтобы удостовериться, что у неё нет проблем. Когда они нашли нездоровый улей, они переместили пчел из него в более здоровый, оставив в процветающем мед. Перемещение пчел в улей, в котором много меда помогает оживить их. Это типичная практика пчеловодов, которая используется все чаще и чаще в связи с их обеспокоенностью «пчелиным апокалипсисом».
«Существует множество пчеловодческих практик которые позволяют ульям быть более здоровыми и резистентными к болезням.» — объяснил Сименс. С теми кто не относиться серьезно к бизнесу и не вкладывается в него все ясно. Как только сломаешь их улей, внутри видишь кучу дерьма вперемешку с пчелами, червяками и мертвыми жуками.


Хоть Сименс и Хаус не сталкивались с научной стороной СРК, они постоянно испытывают те изменения которые привнесла в деятельность пчеловодов популярная идея СРК. Например, по результатам ежегодного опроса, совместно проводимого Bee Informed Partnership и Министерством сельского хозяйства США, клещ с угрожающим названием названием Варроа, оказался самой настырной проблемой в сфере здоровья пчел, но пчеловоды в состоянии справляться с ним.


«Синдром разрушения колоний послужил своего рода будильником, который напомнил пчеловодам что необходимо более тщательно учитывать и заботиться о своих ульях более современным образом» — сказал мне Хаус. «Я заметил что пчеловоды стали лечить пчел от клещей, а также начали более тщательно поддерживать чистоту в улье.» Схожим образом приспосабливаются и фермеры, которые вносят корректировки в то, каким образом они опыляют сельскохозяйственные культуры, чтобы защитить пчел от которых зависит их урожай.


Время покажет, насколько эффективными будут эти изменения, и исследуя такие случаи как массовое вымирание пчел этой весной, которые указывают на то, насколько сложна проблема здоровья пчел, природоохранные группы формируют целостный подход, чтобы создать лучшие условия для опылителей — и этот подход включает в себя множество цветов.


Общество Xerces ведет работу по сохранению определенных видов пчел — шмелей и подобных начиная с 1971 года. Но только в последние годы они занялись вопросом здоровья пчел. Базирующаяся в Портленде, штат Орегон, организация обеспокоена использованием неоникотиноидов и других агрохимикатов, но большая часть их усилий направлена на создание несельскохозяйственных экосистем, которые существует меж полей американских ферм, в то время как калифорнийские миндальные поля и орегонские голубиковые фермы более благоприятны для пчел.


«Если ульи пчел подвергаются воздействию пестицидов, то они становятся более предрасположенными к болезням. Если пчелы больны, то они становятся более уязвимы для пестицидов» — сказал глава программы по опылителям организации Xerces Мэйс Вон. «Если есть большая и более качественная среда обитания, то ульи лучше будут переносить зиму, сопротивляться болезням и воздействию пестицидов. Другими словами — более качественная среда обитания означает более хорошее здоровье пчел, и неважно почему они погибают».


Проезжая через национальный заповедник Анджелес, по пути к ферме «Большого Дяди», мимо коричневых засохших кустарников, я заметил цветки люпина арройо, колосящиеся до самых плеч. Бледно фиолетовые цветки могут выглядеть изысканными, но этот, и другие виды родные для Калифорнии могут существовать даже при минимальном уровне воды. Внизу, в долине, где все покрывают серо-коричневые массивы пыли, на участках не занятых садами, подобная картина не наблюдается. Единственное что там расцветало это миндальные деревья.


Xerces хочет вернуть эти люпины и другие местные однолетние виды и многолетние изгороди в центральную долину что бы привести индустриализованный ландшафт в то состояние, в котором он бы мог поддерживать пчел на протяжение года.


«Я не думаю что можно заменить медовых пчел (природными видами) из-за количества акров и интенсивности ведения фермерского хозяйства» — сказал Вон. Может быть и не полностью, но согласно исследованию опубликованному в прошлом году в журнале Science, дикие опылители — включая природных пчел, бабочек, мотыльков и других насекомых являются более эффективными опылителями чем медовые пчелы. Сельскохозяйственные культуры которые сильно опираются на управляемые ульи, такие как миндаль, оказались менее продуктивными, когда в связке не были задействованы дикие насекомые. Так что превращая пустыри в дикие луга может помочь снизить количество ульев, которыми необходимо оперировать пчеловодам и дать больше нектара медовым пчелам.


Это другая, улучшенная форма управления пчелами, которую отстаивает Сименс. Вместо того что бы перевозить пчел с одной монокультуры на другую, где доступно мало питания, пчеловоды согласно Сименсу должны рассеивать миграцию так что бы она имела остановки в местах которых бы были разнообразные дикие травы, на которых можно пополнить запасы. Питаться ничем кроме пыльцы и нектара миндаля для пчел также вредно как для человека питаться одним продуктом от начала до конца недели. Новая практика выступает в роли замены и дополнения к программе сохранения запасов, которая началась в 1985 как часть Farm bill и состоит в том, что фермерам платят за то что они позволяют расти на наименее продуктивных землях диким культурам, что позволяет снизить количество монокультурных посадок и поддержать природные виды. Количество акров земли которые используются по ПСЗ сократилось за последние годы, но тем не менее высокие цены на продукты питания позволили фермерами получать деньги даже за плохие земли.


После того как пчелы опылили миндаль, фрукты ягоды и овощи, 65 % пчеловодов отвозят своих пчел в Дакоту и западную Миннесоту. «Здесь они отдыхают. Здесь они восстанавливаются от монокультур которые они опыляли, от дюжин пестицидов или фунгицидов с которыми они контактировали.» — сказал Вок.


Именно над этим работает Xerces пытаясь одновременно сохранить и улучшить прерии для того что бы пчелы могли в них питаться. « Есть доказательства и еще не опубликованные данные, которые показывают, что когда у них есть лучшие условия обитания на Великих Равнинах, то пчелы легче переживают следующую зиму.» — сказал Вок. Министерство сельского хозяйства тоже указывает на практику штатов Среднего Востока как ключ к сохранению популяций пчел. Федеральное правительство выплатило по 8$ миллионов владельцам земель в Дакоте, Мичигане, Висконсине и Миннесоте чтобы создать хорошие условия для опылителей на их территориях.


Может быть это апокалиптический рассказ, который делает синдром разрушения колоний таким захватывающим, или совокупность природных и сельскохозяйственных объединенных одним насекомым, одним акронимом.


Вымирающие пчелы одновременно и симптом и символ пищевой индустрии, которой приносится в жертву все и вся, включая жизнь опылителей, от которых зависит ее существование. В неизвестной комбинации а) питание монокультурами во время опыления б) заражения химикатами и в) нагрузками причиненными самими пчеловодами и д) пока не установленными факторами, которые негативно сказались на здоровье пчел. Учитывая то, что нас кормят бесчисленные поля и помогают избежать проблем с избыточным весом, проблем с сердцем, диабетом и другими факторами, то не нужно ходить к гадалке чтобы понять, то что все это — благодаря пчелам. Если для спасения пчел мы должны обеспечить их более разнообразными полями, уменьшить количество используемых пестицидов, уменьшить количество агрокультур, сосуществующих с природными видами, то мы должны это сделать, ведь мы не просто спасаем пчел от «тихой весны». Мы спасаем самих себя.


Вок все еще обеспокоен СРК в стандартном понимании этого термина, и обеспокоен более чем кто-либо другой с кем мне приходилось говорить, хоть он и осознает двойную природу этого понятия.


«Я думаю, что в сознании широких масс синдром разрушения колоний — это то что убивает пчел.» сказал он. «Наши же дискуссии ведутся о здоровье пчел в целом. Они определенно шире чем понятие синдрома разрушения колоний».


Как сказал Боб Кертис, обсуждения становятся более продуктивными: «Каждый из это цепочки — от фермера до пчеловода и исследователя — стали работать более сплоченно.»


Маловероятно, что беспрецедентное внимание публики и совместная работа решат проблему синдрома разрушения колоний в каком-либо аспекте, но это поможет справиться с утратой пчел которая наблюдается со времен Второй Мировой войны.


«Убыток опылителей наблюдается уже 60 лет, но никто на это не обращал внимания. Теперь люди вовлечены и в курсе» — сказал ван Энгельсдорп.


Если благодаря синдрому разрушения колоний, этому предвестнику пчелиного апокалипсиса, будет умирать меньше пчел, то мы будем ему даже частично признательны.

http://www.takepart.com

Перевод: Антон Шитиков

Новое место статьи