ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 07 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Риски и выгоды крупнейшей сделки на рынке СЗР

Мнение экспертов о слиянии компаний ChemChina и Syngenta

После заключения соглашения о слиянии компаний Syngenta и Китайской национальной химической корпорации поток горячих новостей и активных дискуссий в отрасли был долгим. На китайском внутреннем рынке были слышны голоса оппозиции, которые обращались к правительству с призывом отказаться от этой сделки. Такие эксперты даже использовали формулировку «самоубийственное приобретение». С другой стороны, американский конгрессмен также выразил озабоченность по поводу сельскохозяйственной инфраструктуры США и ее технологической безопасности.
Чтобы лучше понять мнения отраслевого сообщества из других стран по поводу слияния компаний, AgroPages в течение недели с 26 апреля по 5 мая провела анкетный опрос среди своих читателей по всему миру. Тема опроса была следующая: как бы вы прокомментировали приобретение Китайской национальной химической корпорацией компании Syngenta? Анкета включает в себя пять вопросов. В общей сложности было получено 310 заполненных анкет, заполненных читателями из компаний FMC, Monsanto, BASF, Syngenta, Bayer, Isagro, Sipcam, Indian Rallis, ADAMA и Kleffmann, а также большое количество заполненных опросных листов из других компаний. Вот что получилось в итоге.

Вопрос 1: Как бы вы прокомментировали приобретение Китайской национальной химической корпорацией компании Syngenta?
Позитивный взгляд. Обеспечивается региональная продовольственная безопасность и сформирован синергетический эффект компаниями Syngenta и АДАМА. С точки зрения китайского правительства, это разумное стратегическое решение. Это очень важно, поскольку густонаселенные Китай и Азия нуждаются в биотехнологии, обеспечивающей быстрое повышение урожайности. Данным приобретением также может быть ускорен технический прогресс в исследованиях в области биотехнологий в этом регионе. Производительность сельского хозяйства может вырасти.
Читатель, который хорошо знаком с китайским сельским хозяйством и хозяйственной деятельностью Syngenta, высказал мнение о том, что «Китай хочет содействовать росту потребления. В Китае в настоящее время 600 миллионов мелких фермеров, и правительство хочет увеличить их доходы. Syngenta знает, как оказать поддержку росту производства мелких фермеров, потому что компания Syngenta доказала это опытом своей работы на рынке Африки. Таким образом, приобретение Syngenta является мудрым шагом китайского правительства».
С точки зрения Китайской национальной химической корпорации, довольно много читателей полагают, что она взяла себе контрольный пакет акций компании АДАМА, осуществив таким образом захват львиной доли рынка пестицидов. Это приобретение позволяет Китайской национальной химической корпорации сохранить технологию ГМО продуктов и семян. В результате оба предприятия воспользуются синергетическим эффектом, который в дальнейшем приведет к увеличению доли группы на мировом рынке.
Говоря о компании Syngenta, читатель добавил, что «компания имеет большой потенциал в сфере осуществления поэтапных исследований и разработок, возможность обеспечить обширные продажи с низким уровнем риска. Сделка позволяет Syngenta получать долгосрочные инвестиции, чтобы поддержать собственное устойчивое развитие в сфере сельского хозяйства и распространять свои стандарты ведения фермерского хозяйства в глобальном масштабе».
Другие читатели высказали свое мнение, заявив, что обсуждаемая тема по поводу слияния ChemChina и Syngenta в средствах массовой информации, «вероятно, скрытно инициированы компанией Monsanto».
Отрицательное мнение. Треть участников анкетирования (30,3 %) говорят, что приобретение — не очень мудрый шаг. Существуют опасения специалистов-практиков отрасли относительно бизнес-операций китайских производителей пестицидов, защиты прав интеллектуальной собственности и китайского стиля управления бизнесом.
Качество продукции является гордостью компании Syngenta, имеющей вековую историю, что обусловливает и стоимость бренда. Однако китайские производители пестицидов еще не приобрели авторитет производителей качественной продукции на международном рынке. Таким образом, некоторые читатели ощущают беспокойство, что «качество исчезнет в результате приобретения и Syngenta постепенно превратится в обычного производителя пестицидов».
Также прозвучало мнение том, что китайским менеджерам недостает опыта управления международным бизнесом. В нынешних условиях ослаблены китайские методы управления и способность привлекать талантливых людей в отрасль. Это существенный недостаток системы управления и, в перспективе, в развитии компании. Защита прав интеллектуальной собственности в Китае всегда вызывала беспокойство, которое обернется проблемами для компании с огромным количеством прав интеллектуальной собственности. Если корпоративное управление приобретет политический оттенок, то эта гигантская компания будет причинить вред всей отрасли во всем мире.
Интерес вызывает и то, что два читателя ставят под сомнение инновационный характер продукции Syngenta. Один из них оставил такое сообщение: «Инновационность продукции Syngenta истощается, налаженного конвейера исследований не существует, так что цена приобретения значительно завышена. Компания в значительной мере опирается на сотрудничество со сторонними компаниями, например, применительно к хлорантранилипролу компания сотрудничает с „Дюпон“, в работе над активным ингредиентом фунгицидов SDHI сотрудничает с Bayer, а исследования генно-модифицированных семян проводятся совместно с Monsanto. Syngenta, таким образом, не более чем просто большой общий производитель пестицидов.
Кроме того, компания потеряла свою возможность роста 10 лет назад из-за недостаточно эффективного продвижения своего брэнда на рынке и слабой защиты своего главного химического патента. Собственно говоря, компания не имеет энергичных менеджеров, возглавляющих инновационное направление исследований. Большинство персонала управления — это лишь исполнители. В этом смысле для приобретающей компании приобретенная компания является, так сказать, зрелым плодом, который однако почти уже не содержит питательных веществ».
Как считают значительное количество читателей, цена в $43 млрд слишком высока. Это заставляет сомневаться в финансовой необходимости такого приобретения для Китайской национальной химической корпорации и вызывает беспокойство о финансовом положении компании (в частности, готова ли она выдержать бремя задолженности).

Вопрос 2: Что из перечисленного является наиболее выгодным для Китайской национальной химической корпорации в результате приобретения?


Сделка с Syngenta является самым крупным реальным событием в мире продаж в течение многих лет среди всех агрохимических предприятий, а также в среде владельцев центров инновационных исследований активных ингредиентов мирового уровня, производителей полного спектра ассортимента пестицидов, генно-модифицированных продуктов, а также биологических и технических знаний. Что еще может быть более выгодным для Китайской национальной химической корпорации, как приобретение такой суперкомпании?
Предложенный вариант ответа «быстрый выход на международный премиум-рынок» выбрали более всего опрошенных (25,9 %). Это действительно самая прямая выгода для компании, которая является китайской государственной собственностью. Она получает долю международного рынка с помощью финансовой сделки и превратится во владельца бренда, поднявшись с уровня обычного производителя сырьевого материала.
Также 23,5 % читателей выбрали «биологическую техническую экспертизу и ГМО» положительной оценки сделки. В настоящее время в Китае идет обсуждение на тему, будут разрешены для посадки и потребления генно-модифицированные культуры. Китайское правительство ищет достаточно веские доказательства, чтобы убедить потребителей в безопасности таких продуктов для человека и окружающей среды. Являясь одним из крупнейших производителей агрохимикатов в Китае и Юго-Восточной Азии, Китайская национальная химическая корпорация путем сделки обрела возможность получения технологии и продуктов, которые принадлежат первоклассной исследовательской компании мирового уровня, работающей с генно-модифицированными культурами. Это позволит сформировать прочную основу для региональной продовольственной безопасности.
Поэтапные исследования продукции и полный ассортимент пестицидов — наиболее часто выбираемые варианты ответов, высказанных, соответственно 20,5 % и 19,0 % участников опроса. Оставшиеся читатели дали другие варианты ответов о преимуществах приобретения. Например: возможность получения ценовых преимуществ для семян и пестицидов, обеспечение требований здравоохранения и безопасности продукции. Они упомянули и гарантированность контроля качества со стороны службы тестирования продукции, оказание глобального влияния и масштабное наблюдение за состоянием продовольственной безопасности, а также отличная команда технических специалистов обслуживания полеводства.


Вопрос 3: Приобретение Китайской национальной химической корпорацией Syngenta — это мудрый шаг?


Более 2/3 читателей (69,7 %) считают, что приобретение можно считать мудрым шагом.

Вопрос 4: Применялись ли технологии проведения фиктивных торгов со стороны компании Monsanto?

Как полагают 32,9 % читателей, Monsanto использовала подставных участников торгов, чтобы взвинтить цену.
Вопрос 5: Может ли Syngenta сохранить свое лидерство в отрасли и быть более энергичной в своем будущем развитии?
По мнению 2/3 читателей (66,7 %), после приобретения Syngenta сохранит лидерство в отрасли и будет продолжать свое развитие еще более энергично.

В настоящее время китайская экономика сталкивается со значительными трудностями. В частности, ожидается, что рост ВВП замедлится до 6,5 %. Показатели внутреннего спроса и промышленной прибыли снижаются, в то время как существует проблема избыточных мощностей. Ожидаемые результаты крупного приобретения китайской компании ChemChina не кажутся столь перспективными, как они выглядели на первый взгляд. Может ли рекордное по своим объемам иностранное приобретение пройти гладко и без скептических голосов? Смогут ли две компании пойти по новому пути развития?
Время покажет.

Перевод Владимира Францкевича

Новое место статьи