ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Хранить нельзя продать

Высокие урожаи картофеля и овощей невыгодны для бизнеса?

В России на хранение закладывается лишь каждый 3-й килограмм картофеля, произведенный в сельхозпредприятиях, и каждый 4-й килограмм овощей открытого грунта. Об этом рассказал представитель Плодоовощного союза Сергей Травкин в рамках Международного форума «Продовольственная безопасность», который прошел на базе РГАУ–МСХА имени К.А. Тимирязева 16–17 июня 2016 г. при поддержке и участии Евразийской экономической комиссии. Он представил комплексный анализ рынка картофеля и овощей в России, обозначил болевые точки и пути решения накопившихся проблем. Главные выводы эксперта – российским овощеводам необходимо строить хранилища, развивать переработку и кооперироваться в организации по сбыту и региональные союзы, чтобы защищать рынок и зарабатывать больше.

Картофельный рекорд

По данным Плодоовощного союза, в 2015 г. был установлен рекорд по хранению картофеля. Из произведенных в сельхозорганизациях 4,6 млн т в хранилища заложили 1,7 млн т. Это чуть меньше трети урожая. По овощам открытого грунта статистика еще более удручающая – из произведенных 2,2 млн т на хранение заложено лишь 0,6 млн т.
До сих пор некоторые хозяйства хранят картофель и овощи в буртах. Этот способ не требует капитальных вложений, однако потери при хранении могут достигать 60%. В старых хранилищах, построенных еще в советские годы, сохранность продукции, лежащей с октября по май, составляет 70%. В то же время, в современных комплексах по хранению сохранность картофеля достигает 90%.

Перекосы госпрограммы

Однако бизнес неохотно инвестирует в строительство современных хранилищ. Госпрограмма по развитию хранения в 2015 г. в части возведения новых сооружений для закладки картофеля и овощей выполнена лишь на 47%. Прирост мощностей по хранению составил 283 тыс. т при запланированных 589 тыс. т. В то же время по валовому сбору картофеля план выполнен на 138%, по валовому сбору овощей открытого грунта – на 115%.
По мнению г-на Травкина, меры господдержки плохо работают при решении капиталоемких вопросов, таких как возведение хранилищ или тепличных комплексов. Аграрии опасаются инвестировать в их строительство, даже несмотря на то, что государство компенсирует 20% затрат на эти цели. Произвести картофель и овощи – проще, это не требует огромных затрат. Кроме того, производители картофеля и овощей получают повышенную погектарную поддержку. Поэтому возникает дисбаланс по приросту производства и закладке на хранение.

Потенциал рынка

По оценкам г-на Травкина, рынок картофеля в России имеет достаточно высокий потенциал роста. В 2015 г. в стране было реализовано 9,2 млн т в свежем виде. Многие производители не продают урожай из-за отсутствия налаженных схем логистики, а также мощностей по хранению. По данным Плодоовощного союза, товарность картофеля в среднем не превышает 50%. Максимальная товарность была в засушливом 2010 г. – 85%, когда на рынке наблюдался дефицит картофеля.
Г-н Травкин считает, что производство товарного картофеля можно увеличить на 5 млн т. Кроме того, большие перспективы сулит развитие переработки. В страну импортируется около 150 тыс. т картофеля в переработанном виде, в основном в виде крахмала. Перерабатывается внутри страны около 0,5 млн т, тогда как потенциально этот показатель можно увеличить еще на 1 млн т.
По овощам ситуация аналогичная. Импорт переработанных овощей – более 400 тыс. т. Особенно много продукции ввозится в сушеном виде. Между тем сушка, как вариант повышения сохранности овощей, могла бы стать выходом для российских хозяйств, испытывающих недостаток мощностей по хранению. Рынок овощей в переработанном виде ненасыщен и имеет большой потенциал импортозамещения. Только на цели переработки дополнительно требуется производить около 1 млн т овощей в год, а общие объемы производства можно увеличить на 3,5 млн т. В настоящее время, по данным Плодоовощного союза, перерабатывается около 1,4 млн т.

Кому достаются деньги

Проблема российских овощеводов заключается в том, что они получают лишь около 48% от конечной цены продукции в рознице. Из-за отсутствия мощностей хранения, а также налаженных цепей логистики, продукция проходит через длинные цепочки посредников, которым достается значительная часть прибыли. Производители овощей защищенного грунта торгуют напрямую с ритейлом. Благодаря этому их доля от розничной цены достигает 77%.
Еще один вопрос – это конкурентоспособность отечественных овощей по отношению к импортным. Например, среднегодовая себестоимость производства огурца в России – 50 руб./кг. Около 35% от этой суммы - затраты на энергетику, 26% - кредит. Если убрать эти составляющие, товар станет гораздо более привлекательным по цене по сравнению с импортным, рассуждает г-н Травкин. Пока же ситуация такова, что производители вынуждены продавать продукцию по ценам, которые не позволяют платить людям нормальные зарплаты. С июня по октябрь тепличные хозяйства вообще работают в минус. Они не способны конкурировать с производителями овощей открытого грунта, и продают огурец ниже себестоимости.
По оценкам Плодоовощного союза, с 2013 по 2015 г. рентабельность овощеводства снизилась в 2 раза. На фоне девальвации рубля себестоимость выращивания овощей выросла, поскольку импортная составляющая в производстве занимает значительную долю – это оборудование, семена, СЗР, удобрения.

Вместе сильнее

Сегодня каждый сельхозпроизводитель в России конкурирует с соседом, пояснил г-н Травкин. Это позволяет перекупщикам продавливать цены. На западе такой проблемы нет благодаря развитию кооперации. Производители создают совместные сбытовые структуры, которые помогают всегда выгодно продавать продукцию и держать цены на адекватном рыночном уровне.
Кроме того, в Европе активно ведется лоббирование интересов отрасли благодаря развитию института отраслевых объединений регионального и государственного масштаба. Российским производителям овощей и картофеля г-н Травкин рекомендовал внимательно изучить этот опыт, чтобы так же объединяться в союзы и совместно продвигать интересы отрасли, как в регионах, так и на федеральном уровне.

Диана Насонова

Новое место статьи