ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 07 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Запрет ГМО: благо или мракобесие? Что нам нужно знать о трансгенах

После закона, запрещающего выращивать генетически модифицированные культуры в России, споры вокруг ГМО стали более ожесточёнными

Отдадим должное лоббистам ГМО — сторонников у них всё больше. И всё больше публикаций, в которых этот закон сравнивают с запретом генетики и кибернетики в СССР. Говорят, что, отказавшись от выращивания трансгенов в сельском хозяйстве, мы наступаем на те же грабли и превращаем себя в средневековых мракобесов или даже в кроманьонцев.

Но так ли высоконаучно производство ГМ-культур? Интересно в этом плане свидетельство Александра Панчина, биоинженера, канд. биол. наук и страст­ного ГМО-проповедника, написавшего на эту тему научно-популярно-пропагандистскую книгу. В полемике он проговорился, что, не будь столь жёсткого регулирования, сам бы смог сделать ГМ-культуру даже в гараже.

По сути, производст­во ГМО уже не столько супернаука, сколько хорошо отработанные технологии, которыми неплохо владеют и в России (см. «Мнение эксперта»). Серьёзную науку, занимающуюся ГМО, не надо смешивать с бизнесом (производством и продажами семенного материала). И вот эту науку т. н. «закон о запрете ГМО» не запрещает абсолютно. Более того, не запрещается и практическое применение ГМО в медицине, например в производстве лекарств. Запрет касается только сельского хозяйства. И, по нашему мнению, он в первую очередь направлен против глобальных компаний, производящих трансгенные семена и мечтающих засеять ими не только всю Россию, но и земной шар. Это вполне разумно: в своё время мы впустили таких бизнес-монстров в страну, и подавляющую часть отечественных производителей продуктов, бытовой химии и лекарств скупили или уничтожили эти глобальные компании. Мы даже не догадываемся, что большинство продуктов и бытовой химии на полках гипермаркетов да и сами эти полки неотечественные. Ими владеют глобальные компании. А после разрешения выращивать ГМО они будут владеть и сельским хозяйством. Почему мы не сможем с ними конкурировать? Вот подсказка: по данным влиятельного журнала «Экономист», стоимость активов всех российских компаний, включая «Газпром», «Транснефть» и т. д. и т. п., такая же, как у одной крупной, но не самой большой по мировым меркам компании, производящей женские тампоны, прокладки, прочие средства гигиены, бытовую химию и немного продуктов.
ГМО-мифология

ГМО-лобби достаточно успешно внедряет в наше сознание несколько мифов, благодаря которым многие становятся не только более лояльными к трансгенным культурам, но и переходят на сторону их производителей. Эти мифы развенчивает Александр Викторов, канд. биол. наук, ст. научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН.

Миф 1. Благодаря генетическим модификациям плоды растений становятся более богатыми витаминами и другими полезными вещест­вами

— На практике сейчас обычно возделывают растения только с двумя видами генетических модификаций, и на количество полезных компонентов они никак не влияют (см. инфографику). При первой модификации встраивают так называемый ­Bt-ген, он кодирует производ­ство особых токсичных белков, убивающих личинки вредных насекомых. При второй — растения делают устойчивыми к гербициду глифосату. Поэтому при обработке им сорняки погибают, а трансгенное растение — нет (но сейчас уже ясно, что так бывает не всегда). Однако глифосат оказался небезопасным. В марте прошлого года Международное агентство исследований в области рака (это подразделение ВОЗ) признало его «вероятно, канцерогенным для людей». У него выявили так называемое генотоксическое действие, и ещё он вызывает окислительный стресс. А используемые с глифосатом добавки облегчают его проникновение в клетки растений, могут увеличивать токсичность гербицида в десятки раз. Претензии медиков к Bt-токсинам не столь велики, но несколько лет назад по причине их возможной аллергенности в Китае был запрещён Bt-рис.


Миф 2. Россию после запрета выращивать ГМ-культуры ставят в один ряд по отсталости с Африкой, и некоторые критики даже заявляют, что мы «вместе идём по пути кроманьонцев»

— Всё гораздо сложнее. Посевы ГМ-культур в мире занимают более 180 млн га и распределяются так: на долю Северной Америки приходится около 47% (на их «исторической родине» в США засеяно чуть более 73 млн га, в Канаде — 11,6 млн га), в Южной Америке — 40% посевов, в Азии — 11%, Африка — 2%, в Австралии — 0,3%, а в Европе — символические 0,08%. Но если мы посмотрим детальнее, то выяснятся удивительные вещи: 95% пищевых трансгенных растений, которые идут в пищу человеку и для корма домашних животных, выращивают в обеих Америках. В Азии, где площади ГМ-посевов сравнительно велики, выращивают в основном техническую культуру — хлопчатник. И ещё очень интересная деталь: Китай отказывается выращивать ГМ-сою, Мексика — ГМ-кукурузу, а Евросоюз — ГМ-рапс (канола). Это делается для того, чтобы предотвратить генетическое засорение своих сортов, поскольку именно на территориях этих стран находятся центры происхождения данных культур.

Миф 3. ГМ-растения улучшат экологию, так как сократят использование химии в сельском хозяйстве

— Так реально думали вначале, когда запускали ГМ-растения, и на этом всячески акцентировали внимание при их продвижении. Но спустя 10 лет после начала их выращивания выяснилось, что всё происходит наоборот. Например, Bt-растения оказались токсичными не только для личинок вредных насекомых, как думали, но и для ряда полезных, включая божьих коровок. Из-за этого Bt-кукурузу запретили выращивать в ряде стран Европы. Кроме того, многие вредные насекомые выработали устойчивость к токсинам таких ГМ-культур. И плюс ко всему выяснилось, что трансгенные растения производят токсина в 1500–2000 раз больше, нежели его используется при однократной обработке полей химикатами, содержащими Bt-токсин, — есть такие инсектициды. В результате токсины могут накапливаться в окружающей среде и вредить полезным насекомым.

ГМ-растения, устойчивые к глифосату, тоже не оправдали всех надежд. Их выращивание привело не к сокращению, а к увеличению использования пестицидов. Недавно неожиданно выяснилось, что гербициды с глифосатом ещё могут вызывать эрозию почв и приводить к гибели полезных животных. Увеличилось и количество растений, устойчивых к нему. Их называют суперсорняками, и для борьбы с ними порой нужны очень сильные и токсичные синтетические пестициды.

Миф 4. Сторонники ГМО говорят, что они повышают урожайность до 50%

— Обычно при продаже ГМ-культур фермерам обещают экономическую выгоду примерно в 10–15%. Но из-за широкого распространения устойчивости сорняков к глифосату, а вредных насекомых — к Bt-растениям эта выгода порой сводится к нулю.

http://www.kp.ru/

Новое место статьи