ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Генетически модифицированные продукты приводят к ожирению?

С 1 июля в московских магазинах появились товары с маркировкой «Не содержит ГМО». То есть — «генетически модифицированных организмов». Это неслучайно: многие учёные считают — именно такие организмы могут породить катастрофу, жуткие последствия которой испытаем не столько мы, сколько наши дети и внуки…

Опыты, опыты...

Кратко суть вопроса. В конце прошлого века американские спецы — биологи, генетики — разработали методику генетической модификации живых организмов. Если, например, растению в его генетический «набор» внедрить некий ген, изначально ему не присущий, то оно обретает новые свойства. Причём свойства эти можно заранее программировать.
Бизнес быстро оценил перспективы. Генетически модифицированные растения (они же трансгены) становятся вне конкуренции по урожайности. Им не важны климатические и прочие условия. Они неуязвимы для вредителей. Чего ещё желать?
Поначалу трансгенам обрадовались. Множилось количество модифицируемых культур: соя, кукуруза, рис, хлопок, картофель, сахарная свёкла и др. Однако постепенно стали раздаваться голоса и «против». Начали обнаруживаться безрадостные факты: поедание человеком продуктов с ГМО подозрительно совпало с резким увеличением числа страдающих ожирением, аллергиков. От ГМ-культур стали отказываться целые страны.
Одно из последних известий с «генетического фронта» — результаты исследований доктора биологических наук Ирины Ермаковой. Во время эксперимента она кормила лабораторных крыс генетически модифицированной соей (используемой, кстати, одним из российских мясокомбинатов). Итог — подопытные животные давали совершенно нездоровое потомство. Более половины детёнышей погибало в первые 2-3 недели жизни, а выжившие не могли спариваться. Причина, по мнению Ирины Владимировны, именно в ГМ-питании.

Лужков обороняет...

Между тем ГМ-еда широким потоком льётся на российские прилавки: от йогуртов и кетчупов до овощных консервов, детского питания и колбас, сосисок и пр.
Формально производители должны информировать покупателей о наличии ГМО. Но, во-первых, только в том случае, если уровень ГМ-компонентов в продукте превышает 0,9%, а во-вторых, именно «должны», но не обязаны. Кроме того, в стране явная нехватка соответствующих лабораторий (по всей России их всего 68) и оборудования.
Несмотря на, мягко говоря, неоднозначность генетически модифицированных продуктов, исполнительную власть как-то мало волнует факт массовой торговли ими. Более-менее внятный отпор сомнительной еде даётся пока только в Москве. Cтоличные власти во главе с мэром Лужковым приняли закон о полном запрете использования ГМО в детском питании. Есть надежда, что лужковский опыт всё-таки выйдет за пределы столицы: пойти по тому же пути намерены в скором времени в Смоленской, Калужской и Белгородской областях.
— Проблему оборота ГМ-продуктов прежде всего следует решать на законодательном уровне, — считает заместитель председателя Комитета Государственной думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир ГРУЗДЕВ, — этот сектор практически не регламентирован, нет твёрдого фундамента. Поэтому одним из приоритетных направлений законотворческой работы Государственной думы станет именно «возведение» такого фундамента. «На выходе» мы должны получить чёткую и ясную систему законов, гарантирующую гражданам их продовольственную безопасность, а равно устанавливающую жёсткие рамки для тех, кто имеет дело с ГМО, так сказать, «по службе»…
— Сторонники ГМО утверждают, что без ГМО не обойтись — иначе все вымрем от голода…
— Не согласен. Альтернатива ГМО есть! В частности, учёные видят её во всестороннем развитии органического земледелия, то есть получении натуральных, чистых продуктов, без применения генетических модификаций, ядохимикатов и прочего. На мой взгляд, Россия имеет в этой сфере колоссальное преимущество. У нас не выращиваются трансгенные сорта, и, следовательно, от продовольственного краха с этой стороны мы защищены. Нужно использовать создавшуюся ситуацию для укрепления мировых позиций России, поднятия сельского хозяйства на основе производства генетически чистой продукции. Ведь спрос на неё неуклонно растёт, рынок динамично развивается — сегодня годовой оборот его составляет более 25 миллиардов долларов, а ежегодный прирост — до 20%. Я надеюсь, что Россия будет инвестировать именно в эту сферу, а не в создание новых генетических разработок…
А. Беляев, В. Мартынов, www.aif.ru

Новое место статьи