ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Хлебное место

Кто остановит рост цен на зерно.

Производители зерна и муки серьезно взволнованы резким подорожанием выпеченного хлеба в некоторых регионах страны.
Как ни странно может показаться на первый взгляд, но для них ажиотажное повышение цен на конечный продукт может обернуться серьезными проблемами. Вчера представители Российского зернового союза и Российского союза мукомольных и крупяных предприятий обсудили ситуацию, сложившуюся на рынке. Особенно волнуют производителей настойчиво звучащие в прессе предложения "пожарных мер". Первая - срочно провести товарные интервенции, выбросив на рынок зерно из госрезерва, чтобы сбить цены. Вторая - немедленно ограничить или даже запретить экспорт, чтобы не допустить в стране дефицита зерна, ведь урожай нынче ожидается ниже, чем в прошлом году.
"Все это хорошо для "галочки", а не для "плюсика", - пояснил корреспонденту "РГ" руководитель аналитического агентства Владимир Решетняк.
- Ситуация с урожаем и конъюнктурой рынка на данный момент не очевидна, а значит, и любые "резкие телодвижения" вслепую нежелательны - слишком много неизвестных для радикального "хирургического вмешательства" в рынок".
Тем не менее Решетняк признает, что к высоким мировым ценам на зерно, которые установились в этом году, нужно привыкать. Прогнозы таковы, что снижения ждать не приходится. А мировые цены неизбежно будут тянуть за собой цены на российском внутреннем рынке. Но к этому надо готовиться заранее, а не действовать в пожарном порядке.
"Например, по нашим оценкам, чтобы контролировать цены на зерно в этом году, - пояснил Решетняк, - государству достаточно было прикупить в начале сезона "про запас" порядка трех миллионов тонн продовольственной пшеницы. Если бы закупки провели в июле - сентябре 2006 г. при средней цене пшеницы 3-го класса 3628 руб. за тонну, хватило бы 10,88 млрд руб. В августе - октябре пшеница 3-го класса была уже на 8,3% дороже, а в сентябре - ноябре - на 16% при средней цене 4200 руб. за тонну. Но даже такая цена по сравнению с нынешней не критична. Тем более что в январе - марте цена на внутреннем рынке весьма странно припадала.
На региональном уровне схема формирования стратегических запасов ничем не отличается от федерального уровня. А лучшим тому примером может послужить распоряжение мэра Москвы от 9 сентября 1996 г. о создании неснижаемого запаса зерна в объеме 210 тысс тонн. Насколько известно, и на этот раз правительство Москвы, не дожидаясь милостей от природы, позаботилось о своих гражданах не вдогонку событиям, а опережая их.
Возможно, кого-то не убеждает опыт столицы. Давайте рассмотрим конкретную ситуацию в Белгородской области, которая в этом году наряду с другими регионами пострадала от засухи. В городе Алексеевке 16 июля на хлебозаводе были такие отпускные цены: черный "кирпичик" - 7,5 руб., белый хлеб - 8 руб., батон нарезной - 8 руб. Директор хлебозавода уточнил, что в цене на хлебобулочные изделия уже учтено недавнее подорожание муки на 45%. Этот пример свидетельствует о том, что при умелом управлении и над кризисной ситуацией можно сохранять контроль.
Последние десять лет мы привыкли к тому, что в это время года цена на зерно исправно падала. С началом уборочной кампании на рынке появлялся новый урожай. Крестьяне торопились поскорее продать его. Во-первых, чтобы рассчитываться по краткосрочным кредитам или просто добыть где-то денег на продолжение уборки. Во-вторых, во многих хозяйствах зерно негде как следует хранить. А элеваторы запрашивают за свои услуги довольно заметные деньги. В этом году цена с началом уборки не упала. Причин несколько. Нынешний урожай не будет большим. Хотя президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский и называет цифры на уровне прошлого года или даже выше. Но минсельхоз по-прежнему настаивает на своем прогнозе в 76 миллионов тонн, что несколько меньше прошлогоднего. А некоторые эксперты полагают, что не соберут и этого. Засуха весной нанесла серьезный урон хлебам, особенно яровым, в Ростовской области, в Волгограде, на Ставрополье и в других южных регионах. Впрочем, для того чтобы наесться самим и накормить свою скотину, нам на всю страну нужно, грубо говоря, 65 млн тонн зерна. Так что 76 млн тонн России хватило бы за глаза. Если бы за годы реформ наша страна не превратилась из крупнейшего покупателя зерна в серьезного экспортера. И мировая конъюнктура как никогда заманчива. За прошедший зерновой год российские экспортеры продали за рубеж, по некоторым данным, более 13 млн тонн зерна, но никак не менее 12 млн тонн. И тем самым "обезжирили" внутренний рынок. В этом году новый урожай тоже расходится "на ура". Так что проблема есть. "Возможно, потребуется квотирование экспорта, - не исключает Решетняк. - Но если его и вводить, то не спонтанно, а после длительной и вдумчивой подготовки".
В любом случае в ситуации, сложившейся на зерновом рынке, надо разбираться спокойно, без резких движений, считает большинство экспертов. И советуют вспомнить, как полтора года назад несколькими сообщениями в СМИ в России был спровоцирован ажиотажный спрос на соль. Это при том, что "белой смерти" у нас в стране достаточно. И никаких объективных предпосылок для того, чтобы запасаться ею, не было.
М. Чкаников, "Российская газета"

Новое место статьи