ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 04 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Соевый тупичок

Одним из заявленных в последнее время проектов развития Амурской области называют «Соевый кластер».

На прошедшем 18 июля мероприятии работников агропромышленного комплекса области «День Амурского поля – 2007» в Тамбовском районе, губернатор Николай Колесов обозначил задачи, которые будут решаться в аграрном секторе Приамурья в ближайшее время. Это, в частности, создание соевого кластера, финансовая поддержка соеперерабатывающего предприятия «Амурагроцентр» для выхода его на полную мощность в 250 тыс. т и строительство еще одного, на 350 тыс. т переработки амурской «царицы полей». В планах также ежегодно засевать соей не менее 700 тыс. га.
К сожалению, наш регион далеко не является уникальным в производстве сои. Есть серьезные конкуренты, главным из которых является Китай, имеющий к тому же более мягкие климатические условия для производства сои, где нет риска потерять урожай от заморозков ранней осенью, как это случается у нас.
Другая важная особенность состоит в том, что соя не является этническим питанием для подавляющего большинства населения, как Амурской области, так и России в целом. А эксперименты с заменой традиционных продуктов на экзотические опасны для здоровья, как отдельного человека, так и этноса в целом. Когда речь заходит об этнопитании аборигенов Дальнего Востока, то эта тема очень актуальна. Она бурно обсуждается различными сторонами, и в результате дети Севера ежегодно бесплатно получают от государства квоты на добычу оленей, китов, вылов красной рыбы и прочих деликатесов. В то же время проблема этнопитания для некоренного большинства дальневосточников, переселенцев с западных регионов страны не менее, а то и более актуальна в условиях отрыва от родной геоэкосистемы. Но диетологи умалчивают о том, что в рационе неимущего большинства дальневосточников животный белок производители мясных изделий давно и прочно заменили на соевый.
Думаю, что не стоит ставить во главу угла развития амурского сельхозпроизводства представителей местного «соевого лобби». Согласен, что соя - технологичный продукт, но никакой маркетинг не заставит амурчан добровольно отказаться от свиного сала в пользу тофу, от коровьего молока и мясных сосисок в пользу соевых заменителей. Хотя с помощью технологий возможно изменить вкусовые свойства продукта и обмануть рецепторы, но что делать с пищеварительными ферментами? Таким образом, в рационе всего должно быть в меру, в том числе и сои.
Ввиду вышеизложенного, необходимо задуматься об экспансии амурской сои на азиатские рынки. Между тем, речь не идет о соевой революции в сельхозпроизводстве региона, эта культура уже давно является «царицей полей» южного Приамурья. Много лет идут разговоры о необходимости расширения экспорта сои, но воз и ныне там. Решить эту проблему предлагается за счёт внедрения передовых китайских, корейских, японских технологий, что должно привести к увеличению объёмов производства при одновременном снижении себестоимости продукта.
Отсюда следует, что Благовещенский НИИ сои и крупнейший на Дальнем Востоке сельскохозяйственный вуз ДальГАУ не справляются с инновационными задачами в области семеноводства, разработки и внедрения опережающих производственных технологий, подготовки научных и производственных кадров. И причина регресса здесь отнюдь не в недостатке финансирования, а в приоритетах руководства, ведущих к углублению застойных явлений. ДальГАУ - это вообще отдельная тема и если его вдруг закроют, то это абсолютно никак не скажется на состоянии регионального сельского хозяйства, потому что эти явления уже давно не имеют общих точек пересечения. Для изменения ситуации здесь необходимы кардинальные меры по замене управленческого ядра - старую лошадь нельзя научить танцевать по-новому.
Пока же мы наблюдаем такую картину: влиятельные посты в сельском хозяйстве Амурской области занимают люди, начинавшие свою карьеру в конце 60-х – начале 70-х гг. прошлого века, возраст которых либо вплотную приближается к пенсионному, либо уже давно за него перевалил.
Сельское хозяйство области нуждается в омоложении кадров, и в первую очередь - управленческих! Если этого не сделать в самое ближайшее время, то нечего и думать о соевом кластере как о проекте-локомотиве. Нам только и останется, что довольствоваться ролью кочегаров в фирменном трансконтинентальном экспрессе «Соя-транзит», и то если позволят. Слабостью проекта «Соевый кластер» является то, что его авторы стремятся сузить рамки развития регионального сельского хозяйства как территориально, так и комплексно. Из поля зрения выпадают важнейшие культуры, участвующие в севообороте. Никак не рассматриваются животноводство, птицеводство, пчеловодство и рыбоводство. Разве можно вести речь о комплексном развитии, взяв за основу культивирование одной сои на ограниченной территории? Это путь развития относительно крупных сельхозпроизводителей. Чтобы оставаться конкурентными, они должны бесконечно снижать себестоимость продукции за счет внедрения всё новых и новых технологий, при одновременном сокращении числа наемных работников и ограничения их заработной платы. В перспективе из группы сельхозпроизводителей в результате рейдерства останется одна – самая успешная, остальные будут разорены и потеряют землю.
Сама земля почему-то в проекте никак не обозначена. А ведь чем лучше состояние почвы, тем выше рента с данного участка. Но амурская почва уже выработана и больна, её необходимо лечить. Необходимы сопутствующие проекты по мелиорации, борьбе с эрозией, разработку и добычу сапропели, цеолитов, фосфоритов. В конце концов необходимо создать полигон высокотоксических отходов и очистить заброшенные с советских времен склады от пестицидов, провести демеркуризацию угодий. Ведь японцы -не амурчане, они не будут потреблять сельхозпродукты, выращенные в почве с высоким содержанием ртути.
Если уж и вести речь об амурском сельскохозяйственном кластере развития, то необходимо ставить проблему шире и не ограничиваться соей. Наш опережающий сельскохозяйственный потенциал заключается в культуре людей, живущих и работающих на земле. Только они способны создать кластер – «гроздь» развития, а не монополист, эксплуатирующий их труд за гроши и захвативший в результате махинаций их земельные паевые наделы. Владимир Путин уже дал крестьянам, развивающим личное подсобное хозяйство одну точку опоры – возможность получения сельхозкредитов. Теперь необходимо провести межевание земель и окончательно закрепить за ними паевые наделы. Но самое главное, необходимо вернуть амурским крестьянам право на торговлю продукцией собственного производства – дать третью и основную точку опоры.
Согласно амурскому законодательству торговые площади предоставляются только зарегистрированным предпринимателям. Самовольная торговля в не отведенном для этого месте запрещена и наказывается штрафом. Кому выгодно у нас в области такое положение вещей? Спекулянтам-перекупщикам, крупным сельхозпроизводителям типа «Амурский бройлер», владельцам крупных торговых сетей типа «Фауст», ну и нашим конкурентам из-за Амура, вроде бы имеющим лобби в областном Роспотребнадзоре.
Возникает закономерный вопрос, а какое нам дело до крестьян, которые освобождены от налогов на реализацию собственной продукции и заберут часть прибыли у продавцов исправно платящих налоги в муниципальные бюджеты? А это уже глубокий культурологический вопрос в рамках проблемы поиска основ самобытности российской цивилизации.
Россия – аграрная страна, русский язык – формировался как крестьянский язык. К примеру «орать» - значит пахать. Конечно, в России существовали как мелкие скупщики и коробейники, так и купцы разных гильдий. Но все же посредники не решали проблему необъятности просторов Русской равнины. Поэтому и возникли ярмарки, где можно было напрямую продавать свой товар и покупать нужное себе. К началу ХХ века в России в год проходило 18,5 тысяч ярмарок! Ярмарка – это уже порядком забытый пласт нашей культуры связанный с духовностью наших предков. Если мы хотим сохранить свою этническую самоидентификацию необходимо воскресить культуру ярмарки. Да и с экономической точки зрения, выгоднее дать людям возможность самим реализовывать за нормальную цену продукты труда рук своих, чем увеличивать безработицу и преступность, отбивая волю к труду и разрушая тем самым основы крестьянской культуры, глубинные основы России.
К сожалению, ничего это нет в проекте сельскохозяйственного развития Амурской области. Не нашлось там места ни родной культуре, ни маленькому человечку-крестьянину, воплощающему её в себе.
А. Калашников, www.amurpolit.ru

Новое место статьи